Андрей Генрихович

Иванов

 

 

 

 

 

 

 

АДЕКВАТНАЯ

МАНУАЛЬНАЯ МЕДИЦИНА

 

книга

для умеющих думать

врачей и пациентов

 

  

       

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2010

 

Оглавление

 

Часть перваяМоя работа

Глава первая – Зачем я это делаю?…………………………...…………...........3

Глава вторая – Философия мануальной терапии………………………...........4

Глава третья – Таинственный ФБ................................................................... ....9

Глава четвертая – До приема..............................................................................12

Глава пятая – Консультация...............................................................................12

Глава шестая – ММТ...........................................................................................14

Глава седьмая – Лечебный процесс...................................................................22

Глава восьмая – С чего все начинается.............................................................30

Часть вторая – Стереотипы, Мифы, Заблуждения

Глава девятая – Кривое зеркало и Розовые очки.............................................33

Глава десятая – Курица или Яйцо.....................................................................33

Глава одиннадцатая – Остеохондроз................................................................36

Глава двенадцатая – Грыжа диска.....................................................................39

Глава тринадцатая – Сколиоз идиопатический................................................44

Глава четырнадцатая – «Разные» ноги..............................................................46

Глава пятнадцатая – Массаж..............................................................................48

Глава шестнадцатая – Компенсация.................................................................51

Глава семнадцатая – Спина болит у всех беременных....................................52

Глава восемнадцатая – Комплексное лечение.................................................54

Глава девятнадцатая – Палочки-выручалочки.................................................56

Глава двадцатая – Мышечные боли..................................................................59

Часть третья – Почему все не так

Глава двадцать первая – Парадоксы истории...................................................62

Глава двадцать вторая – Проблемы диагностики.............................................64

Глава двадцать третья – Знание-сила................................................................67

Глава двадцать четвертая – Ортопеды..............................................................69

Глава двадцать пятая – Мануальный Вавилон.................................................71

Глава двадцать шестая – Сор из избы...............................................................78

Часть четвертая – Вы и Ваш мануальный терапевт

Глава двадцать седьмая – Зачем?.......................................................................85

Глава двадцать восьмая – Ваш малыш..............................................................86

Глава двадцать девятая – Подросток.................................................................88

Глава тридцатая – Поговорим о Вас..................................................................90

Глава тридцать первая – Ваш мануальный терапевт.......................................97

Глава тридцать вторая – Синхронизация........................................................103

Часть пятая – Последняя

Глава тридцать третья – Последняя.................................................................107

 

 

 

 

 

 

 

 

Часть первая – Моя работа.

 

  Глава первая – Зачем я это делаю?

 

Я врач. Моя специальность – «Лечебное дело». Так записано в моем дипломе. Аналогичная запись есть в дипломе любого выпускника высшего медицинского учебного заведения, который проходил обучение на его Лечебном факультете.

Думаю, некоторых читателей эта информация удивила. Ведь никому из тех, кто хоть раз посетил любое медицинское учреждение, не довелось видеть на дверях кабинета вывеску: «Прием ведет ХХХ – специалист  по Лечебному Делу».

Парадокс? Нет. В ВУЗе будущий врач получает только базовые знания в области медицины. И они для всех одинаковые. Поэтому и в дипломе у всех записано одно и тоже.

Профильную специализацию врач получает позже. Кто-то становится хирургом и всю последующую свою жизнь кого-то периодически режет и зашивает, то есть делает операции. Кто-то ограничивается в своей работе назначением таблеток и уколов, называя себя терапевтом.

Как оперирующие врачи, так и не любящие скальпель доктора стремятся получить еще более узкую специализацию, коих в медицине великое множество.

Вот и у меня есть своя специализация. Я врач, но не пользуюсь в своей работе ни предметами для проведения операций, ни средствами для наркоза, ни шприцами, ни таблетками. Для моей работы мне нужны только мои руки (ну и голова, конечно!). Я – мануальный терапевт.

И вроде бы нет в этом ничего особенного. Мало ли в мире мануальных терапевтов! Сам факт наличия у человека определенной профессии не может являться поводом к литературному творчеству. И это правильно. Иначе издательства были бы завалены рукописями многочисленных «профессионалов», желающих поведать миру о своей работе и себе любимом.

Но все же мне ужасно хочется написать про Мануальную Терапию, каковой она является и какой, на мой взгляд, она должна быть. С чего, вдруг, спросите вы? Да просто мне кое-что надоело.

Надоело объяснять и объясняться по поводу своей профессии. Ведь мануальная терапия (МТ) чем-то сродни футболу. Ну, буквально все про нее хоть что-то да знают. Говоря «все», я не имею в виду врачей. У них-то как раз по поводу МТ в головах сплошной вакуум, ну или в лучшем случае туман. «Все» это значит любой человек, могущий членораздельно произнести само словосочетание Мануальная Терапия.

Кого не спроси, он либо лечился у мануального терапевта сам, либо его родственник или знакомый. Если уж не лечился, то что-то про МТ читал, смотрел или слышал. И он ТОЧНО знает, что мануальный терапевт должен делать.

Чему сам врач  может радоваться и огорчаться одновременно …

Радоваться тому, что человеку хотя бы известно, что такая профессия существует.

А огорчается он потому, что даже ему, специалисту с высшем медицинским образованием, имеющему многолетний опыт работы по данной специальности, до очного непосредственного осмотра данного конкретного пациента ничего неизвестно ни о его диагнозе, ни о возможном способе лечения. А кто-то, вот дела, обходится без этого …

И вот так, огорчаясь и радуясь практически при всяком разговоре по поводу МТ, кем бы ни был мой собеседник - пациент, случайный знакомый, коллега или журналист, я закономерно пришел к мысли о написании данной работы. Ведь излагать одну и ту же информацию приходится многократно, поскольку ни в одном из моих реальных или виртуальных (Интернет, ну куда без него!) собеседников я не обнаружил полного единомыслия во взглядах на МТ. Ну, и сколько раз можно повторять одно и тоже не утомившись естественным образом?

   Да, пусть каждый раз новому человеку, для которого определенная информация является свежей. Но ведь выдает-то эту информацию каждый раз один и тот же человек! И в данном случае повторение не мать учения. А факт мучения (простите за рифму)! Я все-таки не экскурсовод, который по много раз повторяет своим экскурсантам одну и туже информацию о дворцах и парках. Люди, с которыми я общаюсь, не на минутку заглянули, просто чтобы поболтать со мной. За пять минут всего не расскажешь, да и вопросы, уже после выхода из кабинета, могут новые возникнуть. Так что информация в печатном виде будет вполне доступна и удобна. К тому же у такой формы есть и один существенный плюс – к ней можно обращаться несколько раз, если в том возникнет потребность.

 

Ну и чем же сие произведение может меня увлечь, подумает продвинутый читатель? Ведь удовлетворить информационный голод в наше время совсем не трудно. Действительно, Интернет по необходимому запросу выдает бесконечное количество ссылок. И в книжных магазинах тематической литературы не мало. Читай – не хочу!

Но, прошу Вас, наберитесь терпения и уделите мне немного своего драгоценного времени. Вам не будет скучно. Я не стану напрягать Вас трудными для понимания медицинскими терминами. Вы не встретитесь здесь с подробным описанием анатомии, физиологии или биомеханики позвоночника. Вам не придется в очередной раз перечитывать бесполезные рекомендации по борьбе с остеохондрозом.

Я хочу рассказать о Мануальной Терапии. Уверяю, Вы о ней ничего не знаете. Сможете убедиться в этом, если дочитаете книгу до конца. Рассказывать я буду простым  языком, чтобы было понятно всякому человеку, даже не связанному профессионально с медициной. Однако надеюсь, что и какой-нибудь врач сочтет эту работу интересной для себя (а если он что-то из прочитанного возьмет на вооружение, то и пациентам его кое-что перепадет …).

 

И начать я хочу с того главного, о чем должен постоянно вспоминать и чем должен руководствоваться любой Врач, практикующий Мануальную Терапию, с ее Философии.

 

 

Глава вторая – Философия Мануальной Терапии.

 

 В одном из источников, раскрывающем суть философии, говорится, что «Традиционно философия определяется как исследование первопричин и начал всего сущего». Не будем замахиваться на «начала всего», но вот на началах мануальной терапии остановиться стоит пренепременно.

Все знают, что мануальный терапевт лечит руками. Что-то он такое делает с позвоночником, после чего спина иногда перестает болеть. А ЧТО он делает? Какие такие изменения он привносит в организм, от которых этому самому организму становится легче? В чем различия состояния позвоночника до и после манипуляций с ним мануального терапевта?

Затрудняетесь ответить? Еще бы! Откуда простому смертному знать ответы на такие вопросы, если даже среди мануальных терапевтов нет единодушия по этому поводу. Объяснения ими своего метода самые противоречивые и разнообразные. От «мануальная терапия способна вылечить любую болезнь, поскольку все болезни развиваются только тогда, когда страдает позвоночник, а именно на него и оказывает лечебное воздействие мануальный терапевт». До «мануальная терапия, самостоятельно вылечить ничего не может и является методом вспомогательным при болевых синдромах остеохондроза позвоночника».

Однако как первые, «исцелители ото всего», так и вторые, «вспомогательные доктора», что-то такое с телом вытворяют. Цели и задачи у них разные, но вот «рукоприкладство», то есть ручные приемы воздействия на позвоночник, во время лечебных сеансов и у тех, и у других присутствует обязательно.

Ну и что из того? Практически все врачи, какой бы специальностью они не владели, работают руками. Кто-то это делает непосредственно своими собственными – хирурги, травматологи, гинекологи, отоларингологи, стоматологи и т.д. Другие опосредованно, путем назначения манипуляций, которые заботливо и нежно выполняют медсестры – инъекции, капельницы, перевязки и многое другое.

И всякий раз эта работа визуализирована или, проще говоря, видна не вооруженным взглядом всякому, кто имеет возможность и желание ее увидеть. Происходит некое внедрение в организм, результатом которого являются те или иные объективные изменения в нем. Что-то отрезается или пришивается, что-то вливается или откачивается, что-то накладывается или снимается. В общем, что-то прибавляется или отнимается.

И всегда это что-то можно посчитать, измерить.

И только после работы мануального терапевта ничего из того, что можно измерить, принятыми на данный момент в медицине средствами, не происходит! Врач что-то сделал, после чего его пациенту стало легче, но это ЧТО-ТО никто посчитать и измерить не может!

Этому парадоксу, т.е. сложности объективизации результатов работы мануального терапевта, будет посвящена отдельная глава, и весьма обширная (так как в этом есть насущная необходимость). Но сейчас еще не время акцентировать на этом внимания. Пойдем дальше.

Так что же делает мануальный терапевт? Лечит, раз уж он врач, ведь все врачи, по определению, лечат.

Чем он лечит? Своими руками.

Что он делает руками? С какой стороны не посмотри, он делает какие-то движения.

Движения? Движения. Движения!!!

Врач, двигая своими руками, производит некие движения в теле пациента.

Что можно лечить движением? Патологию движения. Уф-ф…

Вот она печка, от которой надо плясать. Мануальный терапевт лечит патологию движения. Точнее будет сказать, нарушения движения опорно-двигательного аппарата (ОДА), поскольку одно без другого, имеются в виду опора и движение, не существует.

 

Необходимое отступление-дополнение.

Если не вдаваться в детали, то, по большому счету, существует четыре вида причин возникновения болезни.

Первая - механическая. Это разного рода травмы, то есть повреждения, возникающие при механическом воздействии на организм.

Вторая – лучевая нагрузка. Патологическое воздействие на организм радиации или мощного электромагнитного поля не дискутируется уже давно.

Третья – так называемая, биохимия. Имеются в виду различные интоксикации, воспаления, онкология и др.

Четвертая – стресс. Давно известно, что в результате сильного эмоционального переживания могут возникнуть самые разнообразные болезни.

Врач ОБЯЗАН знать причину болезни. Потому как эта самая причина определяет метод лечения.

Механическое повреждение предполагает механическое воздействие на тело. Ну, невозможно вывих сустава, резаную рану, сломанный зуб и т.д. вылечить  таблетками или гипнозом. Сустав необходимо вправить, рану зашить, зуб восстановить. И делает это врач своими руками.

Если не избавить человека от источника излучения, то какое бы лечение не применялось, результаты его будут равны нулю.

Патологический биохимический процесс, возникший в результате интоксикации, невозможно приостановить, если не будет выявлен этот самый токсин и пути его проникновения в организм.

Проявления стресса бесполезно подавлять с помощью синтезированных химических препаратов, если стрессовая ситуация присутствует в жизни человека и постоянно провоцирует его на определенные реакции.

В общем, вынужден повториться, но именно причина определяет метод лечения.

 

Вернемся к мануальной терапии.

   Выглядит несколько странно, что мы пытаемся выйти на причину болезненного состояния, анализируя лечебное воздействие, которое дает положительный результат. Нормальным, на первый взгляд, было бы противоположное направление поиска. То есть выясняется причина болезни и только потом выстраивается стратегия и тактика лечения.

 Но сделано это намеренно, чтобы сузить «фронт работ». Вот мы уже и определились, что не всякие проблемы в позвоночнике можно решить с помощью мануальной терапии. А только те из них, что связаны с нарушением движения.

И это называется, «сузить»? Раз речь идет о позвоночнике, главной части опорно-двигательного аппарата, то любой патологический процесс в нем может и должен вызвать нарушение его подвижности. Логично? Логично.

Значит, следует пойти дальше и выяснить, какие виды нарушения движения вообще существуют, и какие из них возможно корректировать методами МТ, а какие нет.

 

Вся патология ОДА делится на две большие группы – с нарушением структуры составляющих его частей и без таковых. Структурные изменения могут иметь разные причины, но общим для них является то, что меняется сама форма отдельных частей ОДА. Типичными проявлениями такого вида патологии могут быть перелом позвонка при падении или деформирующий спондилоартроз (выражаясь базарным языком, отложение солей). И в том, и в другом случаях нарушена структура позвонка, что внешне проявляется в изменении его формы. Такую патологию легко обнаружить при инструментальных методах исследования, таких как МРТ, КТ, рентгенография.

Нарушение подвижности позвоночника, которое не сопровождается изменениями в структуре составляющих его компонентов, относится к функциональной патологии. Представьте себе, что машина, которая всегда работала исправно, вдруг забарахлила. Механик залез в мотор, что-то подтянул, что-то ослабил, никакие детали не заменял. И двигатель опять заработал ровно и надежно. То есть структура мотора не была повреждена, произошло нарушение только его функции. Тоже самое возможно и в позвоночнике. И позвонки целые, и межпозвонковые диски без деформаций, и связки упругие, и мышцы сильные - а не тянет …

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что структурная патология позвоночника не относится к компетенции мануального терапевта. Ну невозможно внешними манипуляциями голыми руками изменить форму позвонка! (Правда, если структурные изменения не очень выражены и явились следствием патологии функциональной, участие мануального терапевта в лечебном процессе просто необходимо. Но об это чуть позже.)

Итак, предметом работы мануального терапевта остается функциональная патология (ФП) позвоночника, проявляющаяся в обратимом нарушении движения.

 

Какие формы нарушения движения возможны в принципе? Их всего две. Движение может быть ограниченным или избыточным. Третий возможный вариант - это нормальный объем движения, когда все движется ровно на столько, на сколько это предусмотрено природой.

Кто хоть раз сталкивался с необходимостью обследования и лечения позвоночника, наверняка слышал о «нестабильности позвонков». Другие варианты названий «гипермобильность», «повышенная подвижность», «патологическая подвижность». Эта и есть тот самый вариант избыточности, который предполагает, что один позвонок смещается относительно другого в большей степени, чем это необходимо для нормального объема движения. Надо ли это лечить? И вообще, откуда берется эта избыточность?

Человек есть часть живой природы. Кто-нибудь может привести примеры такой первичной избыточности движения в природе, которая бы усложняла жизнь живому существу? Возможно, я плохой биолог, но мне не удалось припомнить ни одного такого случая. На ум пришла мысль, что если животное сломает ногу, то в кости возникнет излишний объем движения. Но и в этом случае животное будет страдать не из-за него, а из-за того, что локальная гиперподвижность в отдельно взятой кости ограничит его общую подвижность. То есть в результате губительным окажется ограничение подвижности, а не его избыточность.

Однако не будем рассматривать крайности в виде перелома. Мы уже выяснили, что структурной патологией мануальный терапевт не должен (и не может, в силу специфики ручных приемов лечения) заниматься. Тогда остается вариант с функциональной гипермобильностью, которая в природе нигде не встречается как первичная самостоятельная патология.

С чего вдруг может потребоваться организму увеличенный объем движения в какой-то отдельной своей части? Если до поры до времени нормальное движение обеспечивало телу полноценное его функционирование, то какие причины могут вызвать потребность в повышенной мобильности?

Представьте себе ручей. Бежит вода по извилистому руслу. Как день, месяц и год назад. Если нет перепадов высот и, соответственно, водопадов, то скорость течения воды всегда одинакова. И вдруг в ручей попадает большой камень и частично перекрывает русло. Что дальше произойдет? Ответ знает любой ребенок, который строил «плотины» в ручьях, что появляются после дождя. Скорость течения на месте затора значительно увеличится. То есть ограничение движения водного потока привело к компенсаторному увеличению его скорости, другими словами, к повышенной мобильности воды.

По той же схеме нестабильность формируется и в позвоночнике. Как только на одном из его участков возникает ограничение естественной подвижности, тут же рядом появляется участок гипермобильности, как защитная компенсаторная реакция организма. Ведь опорно-двигательный аппарат должен обеспечивать телу полноценную подвижность. Вот он и старается это сделать всеми доступными ему средствами. Раз уж появилось ограничение объема движения на каком-то участке позвоночника, с которым организм сам справиться не может, путем увеличения подвижности на соседних участках необходимый объем движения сохраняется.

В общем, получается, что гипермобильность является ситуацией вторичной, то есть следствием другого патологического процесса. Соответственно, самостоятельного клинического значения не имеет, отдельного специфического лечения не требует, так как должна закономерным образом исчезать после того, как будет устранена проблема, вызвавшая ее появление.

Таким образом, избыточность движения в позвоночнике это не то, на что должен тратить свои усилия мануальный терапевт. Попытки устранить следствие, а не причину, всегда обречены на провал. Это означает, что из двух возможных вариантов нарушения движения в позвоночнике методами мануальной терапии можно корректировать только ограничение.

 

Чувствуете, уже горячо! Мы так близко к печке, от которой надо плясать, что можно протянуть руку и обжечься. Но погодим немножко, поскольку сейчас как раз пришло время обсудить один важный вопрос.

Мы исследуем патологию движения. А что такое движение, применительно к опорно-двигательному аппарату? По каким признакам мы можем судить, что в позвоночнике произошло движение?

Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, из каких частей состоит этот самый позвоночник. Не будем вдаваться в анатомические подробности и останавливаться на частностях. С функциональной точки зрения в позвоночнике можно выделить три составные части.

Первая из них обеспечивает функцию опоры и представлена позвонками.

Вторая, дающая возможность совершать движения, состоит из мышц.

Третья формируется из соединительной ткани, представлена связками, межпозвонковыми дисками, хрящами, фасциями, которые соединяют между собой первую и вторую, обеспечивая тем самым целостность конструкции.

Позвонки сами по себе двигаться не могут. Тоже относится и к структурам соединительной ткани. Но и мышца никуда самостоятельно не перемещается. То есть в процессе движения обязательно принимают совместное участие все составные части опорно-двигательного аппарата.

Понятно, что мотором, источником движения являются мышцы. Только мышца, за счет способности к напряжению и расслаблению, способно изменить свою форму и либо сблизить, любо отдалить друг от друга то, к чему она крепится разными своими концами. Но всякое ли «внутримышечное» движение способно произвести движение в опорно-двигательном аппарате?

Проведем небольшой опыт. Сядьте за стол таким образом, чтобы локти упирались на крышку стола, а кисти рук ладонями были обращены вверх. Затем одну из рук, по своему выбору, положите на другую в области двуглавой мышцы, или бицепса. Все мышцы рук постарайтесь максимально расслабить.

Теперь медленно и плавно напрягайте этот самый бицепс. Ладонью другой руки вы сможете четко отслеживать это напряжение. Какое-то время, по мере напряжения мышцы, движения нигде, кроме как в ней самой, происходить не будет. Можно ли такую работу мышцы считать движением опорно-двигательного аппарата? Очевидно, что нет. Даже если все мышцы тела, хоть одновременно, хоть последовательно, создадут такого рода напряжение, которое не изменит расстояние между концами мышцы, тело не сдвинется с места ни на миллиметр.

Однако наш опыт еще не завершен. Продолжайте напрягать бицепс и в один прекрасный момент вы заметите (именно заметите, увидите глазами, а не просто почувствуете), как предплечье отрывается от стола. В локтевом суставе произойдет движение, то есть кости предплечья изменят свое положение относительно плечевой кости. А это уже можно считать движением опорно-двигательного аппарата? Не только можно, но вот именно это, сам факт смещения одной кости относительно другой, и нужно им считать.

Все остальное можно расценить только как напряжение. Истинное же движение происходит только тогда, когда одна опорная часть (в позвоночнике это, соответственно, позвонок) опорно-двигательного аппарата смещается относительно другой.

Для чего нам все это потребовалось уяснить? Мы дошли в своих рассуждениях до того, что мануальный терапевт оказывает лечебное воздействие при проблемах, которые можно охарактеризовать как функциональное ограничение движения в позвоночнике. Теперь нам стало понятно, что таковое ограничение подразумевает недостаточное по объему движение одного позвонка относительно другого, которое имеет функциональный, то есть обратимый, характер.

Вот теперь мы стоим возле самой печки, и даже руку протягивать не надо, чтобы почувствовать ее жар. От нее и начнем свой танец.

 

 

Глава третья – Таинственный ФБ.

 

Тому, кто не разу в жизни не видел, как выглядит позвонок, самое время заглянуть в анатомический атлас. Люди с развитым воображением могут попытаться представить себе картинку исходя только из того, о чем я буду говорить.

Сокращая описание анатомического строения позвонка по максимуму, оставляя только самые необходимые для понимания сути обсуждаемого вопроса детали, можно сказать, что обычный позвонок состоит из тела, двух поперечных отростков, одного заднего и дужек, соединяющих все это между собой. Для соединения с двумя соседними позвонками (один сверху, другой снизу) каждый позвонок имеет шесть, условно называемых, точек контакта. Две из них представляют собой площадки на телах позвонка, которые соединяются с межпозвонковыми дисками. Еще четыре находятся на поперечных отростках, образуя суставные поверхности для межпозвонковых суставов, по два сверху и снизу.

Кость является основой, базой, фундаментом, несущей конструкцией опорно-двигательного аппарата. Но сами по себе кости не могут обеспечить ни функцию опоры, ни функцию движения этого аппарата. Если представить себе позвоночник как двадцать четыре позвонка, составленные друг на друга как кубики или шашки, то сразу станет понятно, сколь непрочной будет это строение. Малейшее воздействие из вне, и вся конструкция развалится.

К счастью, позвоночник состоит не только из позвонков, благодаря чему и является и прочным, и упругим, и подвижным. Несколько выше я уже упоминал о мышцах, дающих возможность совершать движения, как между отдельными позвонками, так и всему позвоночнику в целом. Эту функцию у них никто не оспаривает. Так может быть мышцы и вызывают то самое функциональное ограничение движения позвонков относительно друг друга, природу которого мы так пытаемся выяснить, и которое устраняет мануальный терапевт во время лечебных сеансов?

Вопрос не праздный. Мышца обладает способностью к сокращению с последующим расслаблением. Следовательно, она может либо ограничивать, либо увеличивать объем движения тех структур, к которым крепится. Но эта самая способность является естественной, ведь именно для этого мышцы и присутствуют в теле. Не может орган, система органов, отдельная часть его вызывать в организме патологическое состояние, если выполняет функцию, которая заложена в ней самой природой. Поэтому нормально работающие мышцы не могут вызвать функциональное ограничение подвижности позвонков.

А не нормально работающие? Они способны на такую подлость? Скорее всего, да. Но что значит, не нормально работающие? Учитывая сократительную способность мышцы, в ней возможны два состояния, способных существенно и надолго ограничивать движение в позвоночнике. Первое можно назвать стойким повышением тонуса или спазмом. Второе прямо противоположно первому по сути и характеризуется полной потерей сократительной способности, которое еще называют вялостью или параличом. Оба эти состояния способны полностью выключить мышцы из работы. Соответственно, она не сможет двигать позвонок, то есть последний будет ограничен в своей подвижности.

Все выглядит логичным. Но подумайте, что заставляет мышцу работать? Неужели она сама по собственной прихоти вдруг решает сократиться? Конечно, нет. Команды ей подает нервная система. И именно в нарушении работы Центральной нервной системы следует искать причину стойкого сбоя в работе мышцы.

Существует еще несколько патологических состояний в организме человека, способных нарушить работу мышц. Они связаны с нарушением обмена веществ, врожденной патологий, системными заболеваниями. Под общим названием их можно объединить в группу «биохимических проблем». Зададимся вопросом, способен ли мануальный терапевт напрямую вмешаться в работу нервной системы, повлиять на генетические деформации или изменить характер обмена веществ в организме? Разумеется, нет. Опосредованное влияние возможно, но прямое ни коим образом не происходит. Следовательно, мышцы это не та часть опорно-двигательного аппарата, которая вызывает стойкое, но обратимое, ограничение движения одного позвонка относительно другого. Соответственно, патология мышц не является предметом работы мануального терапевта.

Оба-на! Ничего себе резюме. А что же еще он может делать, если не растягивать напряженные мышцы?

Ну, во-первых, мануальный терапевт ничего не тянет (скоро вы и сами это поймете). А во-вторых «напряженные мышцы» уже давно и успешно (особенно с финансовой точки зрения) обрабатывает многочисленная армия массажистов, специалистов со средним медицинским образованием или вообще без оного. Врачу негоже заниматься делами, не имеющими ничего общего с лечением.

 

Любой мануальный терапевт знает, что такое ПДС. Эту аббревиатуру можно встретить в каждом руководстве по мануальной терапии. Расшифровывается она как позвонково-двигательный сегмент. Подразумевается, что он включает в себя два соседних позвонка и все мягкие ткани, что находятся между ними. По общепринятым представлениям, ПДС является функциональной единицей позвоночника, осуществляющей движение позвоночного столба. Никаких других функций, суди по определению, ПДС не несет.

Не знаю, кого как, но меня жизнь не раз убеждала в том, что не все, что является общепринятым, бывает верным. Вот и с ПДС также. Кто придумал это название, не знаю, но он явно плохо учился в школе. Ведь Третий закон Ньютона гласит, что сила действия равна силе противодействия. Напрягите память, ведь это из школьной программы. Если ПДС обеспечивает только движение позвонков, то почему они рано или поздно не додвигаются до того, что разойдутся окончательно? Центробежное усилие осуществляют мышцы, а что же обеспечивает центростремительное движение, то есть возвращает ПДС в исходное состояние и удерживает его от разрушения? Те же самые мышцы? Но в расслабленном состоянии сделать этого они не могут. Значит, они должны быть все время напряжены. И как долго? На какое время мышца может оставаться в напряженном состоянии?

Проведем еще один простой опыт. Сидя или стоя вытяните руки перед собой. Как долго вы сможете удерживать руки в этом положении? Кто-то больше, кто-то меньше, но любой человек вскоре будет вынужден руки опустить. И это притом, что в руках ничего и не было. А если бы опыт проводился с нагрузкой? То-то же …

Конечно, если немного отдохнуть, то можно опять какое-то время продержать руки вытянутыми. Если этот опыт перенести на позвоночник, то чтобы спасти его мышцы от переутомления, человек постоянно должен совершать разнонаправленные движения, позволяя расслабиться и отдохнуть отдельным мышечным группам.

Бред? Бред. Ведь ничего подобного в реальной жизни не происходит. Человеку не приходится постоянно наклоняться, раскачиваться, скручиваться только для того, чтобы поддерживать позвоночник в рабочем состоянии и  время от времени  позволять себе и те движения, которые он хочет сделать, а не только те, которые вынужден.

Вот именно поэтому термин ПДС не правомочен. Поскольку между позвонками осуществляется не только движение, но и фиксация. Одному действию постоянно противостоит другое и силы их равны. В связи с этим разумным было бы название фиксационно-двигательный позвоночный сегмент, сокращенно ФДПС. Функцию фиксации в этом сегменте выполняют связки, а вовсе не мышцы.

Связок в позвоночнике великое множество, никак не меньше, чем мышц. Они натянуты вертикально, горизонтально, по диагонали. Соединяют они не только соседние позвонки, но и далеко стоящие друг друга. Все вместе они обеспечивают позвоночнику гибкость, прочность, устойчивость к нагрузкам, подвижность в определенных, безопасных для здоровья, пределах.

Именно связочный аппарат позвоночника принимает непосредственное участие в формирование стойкого, но обратимого, ограничения движения в ФДПС. Каким же образом?

С точки зрения биомеханики позвоночника, тела позвонков с расположенными между ними межпозвонковыми дисками обеспечивают статику позвоночного столба. Тогда как динамика, то есть движение, между позвонками поддерживается работой межпозвонковых суставов, коих, как мы недавно выяснили, по четыре у каждого позвонка. А что представляет собой любой сустав? Окончания двух или более костей, заключенные в общую капсулу из соединительной ткани, окутанную связками. Суставы позвоночника бывают разными по форме и механизму движения. Но их общая упрощенная схема строения  может выглядеть в виде двух суставных поверхностей соседних позвонков, одна из которых несколько выпуклая, другая немного вогнутая. Форма этих суставов далека от шарообразной, так как и края суставных поверхностей совсем не прямые и их поверхность не идеально ровная.

Про третий закон Ньютона еще не успели забыть? В нормальных условиях, то есть при нормальных нагрузках на ФДПС, мышцы увеличивают расстояние между позвонками, тем самым осуществляя движение одного позвонка относительно другого как раз в зоне межпозвонковых суставов. В это же время связки стремятся удержать позвонки как можно ближе друг к другу, сохраняя целостность как отдельно взятого ФДПС, так и всего позвоночного столба. Сила противостоит силе. И движения полноценные выполняются, и конструкция сохраняет свои физические характеристики.

Но что произойдет, если нагрузка на ФДПС окажется чрезмерной? Представьте себе, что под воздействием какой-то внешней силы движение в межпозвонковом суставе превысило допустимые нормы, и суставные поверхности позвонков разошлись слишком далеко. Помните про функцию связок? Стремясь удержать ситуацию под своим контролем, они сближают между собой суставные поверхности. Но они уже разошлись на столько, что конгруэнтность их нарушена. И в этих условиях напряженные из последних сил связки замыкают сустав в его нерабочем состоянии!

Сустав блокируется, полноценное движение в нем невозможно. Но сустав является частью ФДПС, следовательно, и в нем возникает ограничение подвижности.

 И вот теперь разрешите Вам представить нашего нового знакомого, о существовании которого многие догадывались, но мало кто имел четкое о нем представление. Знакомьтесь, Его Величество ФБ! Красавец, единственный и неповторимый Функциональный Блок, знакомству и тесным контактам с которым посвящена вся жизнь Мануального Терапевта.

Да, да, да, именно в этом и заключается суть работы мануального терапевта – поиск и устранение ФБ.

 Прямо, детектив какой-то, скажут некоторые скептики, а не медицина. Ну да, детектив! Есть таинственный преступник, некий таинственный ФБ. Есть преступление, им совершенное – ограничение подвижности в ФДПС. Есть боль и страдания человека, с которым эта беда приключилась.

Но есть и профессионал своего дела – опытный сыщик. Он разберется в сути проблемы. Выяснит, кто на самом деле является преступником и под какими масками (симптомами!) он прячется. Он вычислит негодяя, найдет его логово (проблемный ФДПС) и ликвидирует его аккуратно и безопасно. Мало того, сыщик вникнет в суть преступления, объяснит, откуда идут его корни, и поможет предостеречь от его рецидива. И только после этого будет считать свою работу выполненной добротно.

Вот этому захватывающему действу и будут посвящены несколько следующих глав.

 

 

Глава четвертая – До приема.

 

С чего начинается контакт доктора с потенциальным пациентом? С телефонного звонка.

С чего начинается разговор? «Здравствуйте, доктор! У меня …» Дальше начинается перечисление … Нет, не жалоб. Диагнозов.

Остеохондроз, радикулит, мигрень, прострел, кривошея, нестабильность -  далее по списку. И сразу следует вопрос – «Вы мне помочь можете?».

Ну и чем я могу ему, болезному, ПО ТЕЛЕФОНУ помочь? Мануальная терапия – это всегда контактная работа. И на этапе диагностики, и, тем более, во время лечения необходим непосредственный контакт врача с пациентом. Мануальный терапевт работает руками, ему эти руки надо к чему-то, точнее к кому-то, приложить. Без этого непосредственного контакта нет, и не может быть, мануальной терапии.

Потом, вот эти слова, «остеохондроз» и т.д., о чем они говорят? О безграмотности. Нет, не пациента. А того эскулапа, который на пациента эти ярлыки навешал. Ну не должно быть в нормальной медицине всех этих бранных слов. Из какой-то дремучей древности они переносятся из одной истории болезни в другую, из одной амбулаторной карты в соседнюю по полке, из одной пустой головы во многие и многие другие? И что я должен ответить, услышав эту ересь по телефону? «Да, я могу ЭТО вылечить»? Ну, уж нет, извините …

Правда, не бывает правил без исключений. Очень редко, но я сразу слышу диагноз, выставленный пациенту, который наверняка исключает участие мануального терапевта в лечебном процессе. Несколькими наводящими вопросами уточняю ситуацию и честно говорю собеседнику, что помочь ему не смогу. Делается это в его же интересах. Обычно это связано с тяжелой структурной патологией, при которой лишний раз передвигаться по городу человеку просто физически не удобно.

 

Вторая распространенная ситуация во время телефонного разговора заключается в том, что человек начинает перечислять все обследования, что он успел пройти, и спрашивает, что еще ему необходимо пройти до приема. Делается это, понятное дело, из лучших побуждений, «чтобы доктору легче было поставить диагноз».

Да ничего не надо проходить. Более того, во время приема обычно выясняется, что и те обследования, которые уже есть, были проведены зря. Большинство  врачей очень слабые диагносты, вот и назначают пациентам массу обследований, что называется «до кучи». А вдруг что-нибудь да натолкнет на правильную мысль?

Обычно я отвечаю, мол, берите то, что уже есть, но ничего нового пока делать не надо. Хотя на самом деле мне надо, чтобы пациент взял с собой только простынку и не опоздал на прием. Вот и все. Потому как все, что мне надо для его обследования, у меня уже есть.

 

 
Глава пятая – Консультация.

 

У врача любой специальности в работе с пациентом есть два этапа работы – диагностика и лечение. Первый из них необходим в большей степени врачу, нежели пациенту. Врач должен определиться, «его» это пациент или нет. Ведь не должен стоматолог лечить ангину, гинеколог артроз тазобедренного сустава, а окулист острый гайморит. Жалобы, что «где-то тут что-то болит», говорят только о том, что «где-то там, действительно, что-то болит». Где, что и по какой причине и должен выяснить врач.

Первая встреча с пациентом у меня всегда носит консультативный характер. Я никого не записываю на лечение по телефону. Вдруг выяснится, что я не смогу ему помочь? Боль и ограничение подвижности, это основные жалобы, которые предъявляет мануальному терапевту пациент. Но они могут быть проявлением какой угодно патологии, в том числе и структурной. В такой ситуации мануальный терапевт ничем, кроме советов, помочь не в состоянии. Вот именно поэтому и еще для того, чтобы у человека не возникло разочарование по поводу не оправдавшегося ожидания на избавление от недуга, все вопросы по поводу возможного лечения решаются только на очной консультации.

 

Вспомните, кто обращался в поликлинику, с чего начинает прием любой врач. Правильно, просматривает амбулаторную карту. Читает, чем человек болел, какие проходил обследования, чем лечился. И только после этого жалобы, осмотр и т.д.

Вот и мне в первую очередь пытаются предъявить всякие бумажки да снимки. Когда же я, откладывая всю эту макулатуру в сторону, спрашиваю о жалобах, то натыкаюсь, как правило, на недоуменный взгляд человека. Какие жалобы? Что такое, жалобы? Зачем? Ведь ТАМ все написано!

И что с того? Если бы там было все написано правильно (описаны жалобы, проведено необходимое обследование, выяснены время возникновения и причина болезни, осуществлено адекватное лечение) сейчас человек не сидел бы у меня в кабинете с надеждой, что здесь-то ему наконец помогут. Раз всего этого ТАМ нет, то и тратить свое время на знакомство с бесполезной информацией я не собираюсь.

Поэтому, жалуйтесь! Только на основании жалоб диагноз, конечно, не поставишь. Но они, как и правильно собранный анамнез (история болезни) направляет диагностический процесс в нужное русло.

Например, если на прием приносят грудного ребенка, то необходимо выспросить у мамы, как протекала беременность, были ли проблемы в родах, естественные роды или оперативные, закричал ли ребенок сразу после рождения. О ребенке старше года важно знать, в каком возрасте он стал ползать, сидеть, ходить. Это не просто вопросы для поддержания беседы. Врачу необходима информация, которая поможет понять, когда и по каким причинам могла возникнуть та или иная проблема со здоровьем. Взрослым пациентам, соответственно, задаются свои вопросы. Причем, в ряде случаев, нужная доктору информация может быть связана с возрастом, полом, весом пациента.

Как правило, опрос не бывает долгим. Все-таки мануальный терапевт не гомеопат и не психолог. Основную информацию он получает не со слов пациента, а от его тела. Поэтому, быстренько получив необходимые ответы на свои вопросы, я перехожу к осмотру.

Когда-то меня, как и любого другого начинающего мануального терапевта, обучали искусству осмотра. На пациенте из белья должно находиться только то, без чего, по всем правилам приличия, уж никак обойтись нельзя. Все остальное долой! Сначала пациент осматривается стоя. Проверяются уровни стояния плеч, лопаток, тазовых костей и еще некоторые другие. Выясняется объем движения во всех участках позвоночника. Проводятся некоторые специфические пробы для выявления перекоса таза и искривлений позвоночника. Потом пациента необходимо посадить на стул и опять проверить, теперь уже в положении сидя, объем движения. Далее следует положить пациента на кушетку лицом вверх. В этом состоянии проверяется длина ног, положение костей таза и черепа. Затем человека надо попросить перевернуться на живот. Опять исследуется длина ног и самым тщательным образом пальпируется (прощупывается) положение позвонков.

Очень детальный и тщательный осмотр, не правда ли? Хотя, возможно, я что-то и пропустил. Потому как уже давно эту процедуру никому не проводил. В ней просто нет никакой необходимости.

Вот те на! И он себя еще доктором называет? Осмотреть пациента как следует, не хочет!

Да, не хочу, к чему скрывать. Не не умею, а именно, не хочу.

Осмотр, в моем исполнении, выглядит несколько необычно. Во-первых, я никого и никогда не раздеваю. Нет, верхнюю одежду снять надо. На то она и верхняя, чтобы в ней по улицам ходить, а не в помещении париться. Все остальное мне для осмотра нисколько не мешает. Во-вторых, осмотр я провожу только на кушетке в положении пациента лежа на спине. Этого достаточно, чтобы проверить длину ног и положение затылочной кости черепа. Никакой другой значимой информации во время осмотра получить и не требуется.

Я не пытаюсь прослыть большим оригиналом (дочитав книжку до конца, вы и сами в этом убедитесь). И не хочу никого уверить в том, что всю ту информацию, которую врач может получить от тела, проведя детальный осмотр, я получаю, едва прикоснувшись к нему в двух местах. Просто, та информация, мягко говоря, не совсем нужна. Она скорее запутывает врача, чем помогает ему разобраться с ситуацией. Пока все посмотришь, пока все пробы проведешь, пока все это запишешь, забудешь, что искал. На анализ того, что увидел и записал, может уйти столько времени, что пациент сбежит, не дождавшись вердикта.

Никакой самый тщательный осмотр не бывает достаточным для постановки диагноза. Необходима еще одна, самая важная диагностическая процедура, которая последует сразу после осмотра. Именно во время нее будут уточняться все детали. А осмотр может лишь помочь врачу ответить на один важный вопрос – есть, в принципе, проблема в позвоночнике, или ее нет?

Опорно-двигательный аппарат (ОДА) человека эта единая система, в составе которой находится множество компонентов. Позвоночник, пожалуй, главная деталь этого аппарата. К тому же он занимает центральное положение в теле. Скажите, может ли проблема в главной, центральной части системы никак не отражаться на остальных ее структурах? Конечно, нет. Весь аппарат в той или иной степени будет подвержен деформации. В зависимости от длительности патологического процесса эти изменения будут более или менее выраженными. Но заметить их можно даже у новорожденного ребенка, уверяю вас.

Так вот, в дистальных, то есть самых отдаленных участках ОДА, проблемы позвоночника, как это не странно, проявляются самым явным образом.

Череп является крайней структурой ОДА сверху. Он состоит из нескольких, плотно соединенных, но не сросшихся в единое целое, костей. Основанием, или фундаментом, для черепа служит самый верхний, то есть первый шейный позвонок. Известно, состояние дома зависит от того, насколько добротно выложен фундамент. В самом черепе самой диагностически значимой частью является его затылочная кость, та самая, которая имеет непосредственную связь с первым шейным позвонком в виде атланто-затылочного сустава. Именно по ее положению можно в значительной степени достоверно судить о состоянии позвоночника, особенно его шейного отдела.

Ну а относительная длина ног напрямую зависит от положения костей таза, поскольку тазобедренные суставы потому только так и называются, что являются местом соединения бедренной кости нижней конечности с подвздошной костью таза. Таз, как известно, состоит из трех костей, крестца и двух подвздошных. Конструкция эта весьма подвижна. Будь это не так, люди не смогли бы ни сидеть, ни ходить, женщины не смогли бы рожать детей. Положение крестца является определяющим для формы таза. А с чем  соединен крестец, кроме подвздошных костей? Правильно, с последним поясничным позвонком. И от положения этого самого позвонка зависит положение самого крестца. Вывод напрашивается сам собой – от состояния позвоночника, в особенности его поясничного отдела, зависит относительная длина ног. Так зачем, спрашивается, тыкать пальцем в позвонки и высчитывать, боясь ошибиться, положение костей таза, если можно сразу осмотреть область, где любые изменения проявляются в самом лучшем виде?

Каким образом в названных областях ОДА проявляется патология позвоночника, я сейчас рассказывать не буду. Частные вопросы можно обсуждать после того, как картина в целом будет более-менее ясна. А для того, чтобы это случилось, после осмотра следует провести ту самую процедуру, ради которой, главным образом, и встретились в кабинете врач и пациент. Поэтому далее речь пойдет о ММТ.

 

 
Глава шестая – ММТ.

 

Строго говоря, Мануальное Мышечное Тестирование (ММТ) составляет неотъемлемую часть очной консультации, и его описанию не следовало выделять отдельную главу. Но значимость этой процедуры настолько велика, что персональное обсуждение ее просто необходимо.

Главный врачебный постулат знают все, не только врачи. «Не навреди!» - именно так он звучит. На мой взгляд, как раз доктора о нем стали забывать в последнее время. Но не пациенты. Каждый из них надеется, что именно по отношению к нему этот закон врач будет исполнять в полной мере. Никому не хочется после общения с доктором чувствовать себя хуже, чем до него.

Что может служить гарантией тому, что медицинское вмешательство будет безопасным? Правильное, адекватное лечение. Что нужно для того, чтобы оно стало таковым? Правильный диагноз. Что должен сделать врач, чтобы диагноз, который он выставил своему пациенту, можно было считать достоверным? Он должен выяснить причину заболевания. Каким образом? Тут, что называется, все средства хороши. Все знания и умения, которыми доктор владеет, он должен употребить на пользу дела. Начиная с самых простых и древних, но не потерявших актуальность – жалобы, сбор анамнеза, осмотр и др., заканчивая самими современными методами инструментальной и лабораторной диагностики.

Пациент может рассказать, где и как у него что-то болит. Осмотр покажет, как человек выглядит снаружи. Обследования помогут разглядеть организм изнутри. Но все это СЕЙЧАС, но момент жалоб, осмотра, обследования! Но КОГДА и ПОЧЕМУ?

Без ответа на эти вопросы диагноз не может считаться достоверным, а лечение, закономерно, не будет адекватным и эффективным. Врач обязан знать причину болезни, иначе его так называемое «лечение» будет только попыткой подавить симптомы, то есть внешние проявления, не затрагивая ее сути. Разве можно считать борьбой с сорняком ситуацию, когда его не удаляют с корнем, а лишь обламывают да подтачивают его колючки, чтобы он не так больно какое-то время кололся?

И так удобно, что еще что-то, кроме выше названных методов диагностики, что может помочь доктору с диагнозом. Точнее, «кто-то», поскольку «предмет» этот живой, хотя и обезличенный. Это само тело человека. Уж оно-то точно знает, где, что и почему у него болит. Только надо правильно его об этом спросить. Каким же образом?

Функциональные пробы в медицине известны давно. Для выявления скрытых проблем с сердцем проводят нагрузочные пробы. При исследовании нервной системы применяются различные раздражители и оценивают реакцию мозга на них. Свои специфические методы проводится и при исследовании функционального состояния других органов и систем. Скрытая патология, которая при спокойном состоянии организма может себя никак не проявлять, в условиях ее провокации становится явной.

Что для опорно-двигательного аппарата может являться провокацией? Конечно движение. Какое движение в позвоночнике, с точки зрения мануального терапевта, является значимым? На этот вопрос мы уже знаем ответ, это движение в межпозвонковых суставах. Какая реакция ОДА, при провокации движения в межпозвонковых суставах, может служить индикатором проблемы в них? И что вообще может активно реагировать на движение?

Точно, не позвонок. Он конструкция зависимая, «стоит молчит, идет молчит». И не связка. Она, конечно, реагирует на движение, но пассивно, только в ответ на растяжение. Активно на что-то реагировать в ОДА способна только мышца. Как? Естественно, изменением тонуса.

Складывается логическая цепочка – чтобы выявить скрытую патологию в позвоночнике, необходимо спровоцировать движение между позвонками и проследить реакцию мышцы на данную провокацию. В крайне упрощенном варианте в этом и заключается суть ММТ. То есть врач своими руками (Мануальное) проводит движение в ФДПС и исследует (Тестирование) реакцию мышцы (Мышечное) на это.

Чем для ОДА является провокация заведомо ограниченного движения? Конечно, стрессом. Любое, даже малейшее, усилие, приложенное из вне в сторону ограничения, «напрягает» организм. В мышечной системе это проявляется снижением тонуса мышцы, соответственно, мышечной слабостью. Причем не какой-то отдельно взятой мышцы. Это относится ко всей мышечной системе в целом. Информация о стрессовой ситуации в ОДА  цепной реакцией передается всем мышцам тела. Поэтому и представляется возможным протестировать реакцию на провокацию движения в ФДПС не только в близлежащих к нему мышцах, но и практически во всех остальных.

Как это выглядит в реальности? ММТ можно проводить в любом положении пациента. Однако я это делаю только в максимально комфортном для него, а именно в положении лежа на спине. В зависимости от выраженности болевого синдрома, возраста, веса пациента, этапа диагностического процесса провоцирую движение на том или ином участке позвоночника. Провокация может носить региональный характер, когда осуществляется движение одного из отделов позвоночника, или локальный, когда проводится движение одного позвонка. Сразу после провокации провожу тестирование мышц рук или ног. Со стороны это выглядит так – пациент совершает движение верхней или нижней конечностью в определенном направлении, при этом врач препятствует этому, используя свою руку в качестве противодействующей силы.  Предпочитаю исследовать тонус в мышцах плечевого пояса, поскольку они наиболее удобны для диагностики. Подразумевается удобство и для меня, и для пациента. Вытянутая рука представляет собой длинный рычаг, поэтому мне не приходится принимать неудобное для себя положение и прикладывать дополнительные усилия во время процедуры. Для пациента его рука чем-то напоминает индикаторную стрелку прибора, которая показывает то «+», то «_», то есть наглядно демонстрирует реакцию мышц тела на движение в позвоночнике. 

Итак, зачем нам все это необходимо? Где-то в позвоночнике затаился таинственный ФБ. Он вызывает боль, дискомфорт, ограничение подвижности. Но все эти неудобства не укажут врачу точное место локализации ФБ, поскольку могут носить разлитой характер (практика показывает, что болит обычно не там, где имеется причина боли, а в некотором отдалении от нее). Поэтому сначала врач проводит региональную провокацию и выявляет тот отдел позвоночника, в котором ограничение движения наиболее выражено. Затем идет избирательная провокация в каждом ФДПС этого отдела и определяется локализация ФБ. Врач «спросил» у тела «где?» и оно, реакцией в виде мышечной слабости, «ответило». Преступник найден. Можно приступать к его обезвреживанию?

 

Если бы все было так просто …  А что мы, собственно, обнаружили? Что движение в ФДПС ограничено. Но одного этого знания недостаточно, чтобы провести адекватное и безопасное лечение. Каков характер ограничения? Направление ограничения? Время возникновения? Насколько безопасна его ликвидация? Что способствовало его возникновению? Каковы перспективы его устранения?

Без ответов на все эти вопросы мануальный терапевт приступать к лечению не имеет права! Значит, диагностику надо продолжать. К счастью, ММТ является именно тем методом, который позволяет тайное сделать явным.

Несколько выше я оговаривался, что представляю очень упрощенный вариант сути ММТ. Всю физику и химию этого процесса заинтересованные лица могут узнать, ознакомившись со специальной литературой. Сейчас важно уяснить тот факт, что человеческий организм представляет собой единую систему, где работа всех органов и систем взаимосвязана и взаимообусловлена. Мышцы являются частью ОДА. Тот, в свою очередь, является частью всего организма. Так вот, мышцы, как активная часть ОДА, очень чутко реагируют практически на любые изменения, происходящие в человеке. Это касается не только болезней физического тела, но и тех патологических состояний, что затрагивают эмоции, энергетику, сознание. И поэтому ММТ дает возможность в одном диагностическом методе объединить исследование всех возможных патологических факторов, влияющих на функционирование позвоночника.

Итак, первое, что необходимо установить при ММТ, это наличие ограничения в ФДПС, или, иными словами, блок. Предположим, мы это сделали.

Далее необходимо выяснить характер блока. Работать мануальный терапевт может только с ФБ, в то время как структурный блок является прямым противопоказанием для МТ. Но, прежде чем я расскажу, как на практике можно определить, каков характер процесса, вызвавшего ограничение подвижности в ФДПС, необходимо освежить, а кое-кому и дополнить, свои знания в анатомии и физиологии позвоночника.

 

Как выглядит здоровый позвоночник с разных сторон? Спереди и сзади он ровный. То есть, если провести условную прямую от середины самого верхнего позвонка до середины самого нижнего, то она должна пройти через центр всех остальных позвонков.

Вид сбоку несколько иной. С этого ракурса заметны четыре изгиба позвоночника. В шейном и поясничном отделе имеется изогнутость вперед (лордоз), а в грудном и крестцово-копчиковом отделах назад (кифоз).

Эти особенности строения позвоночника важно знать, чтобы понимать, каковы могут быть направление и объем движения в отдельно взятом ФДПС. Ведь только зная норму, можно понять, что является патологией.

 

Ни один позвонок не совершает прямолинейных движений. Строение позвонка и конструктивные особенности ФДПС обуславливают винтообразный характер движения в позвоночнике. То есть позвонок всегда совершает движение одновременно в трех плоскостях. Еще со школы известно, что в нашем трехмерном мире эти плоскости называются фронтальной (наклоны влево-вправо), саггитальной (вперед-назад) и горизонтальной (вращение или ротация вокруг своей оси влево-вправо).

Естественная плавная изогнутость позвоночника в саггитальной плоскости объясняет тот факт, что практически не бывает ФБ в этом направлении движения позвонка. Наклоны вперед-назад могут совершаться в достаточно большом объеме и один позвонок способен смещаться относительно ниже лежащего на значительное расстояние, но он всегда возвращается назад. Если этого не происходит, то причиной практически всегда является какая-либо структурная патология в позвоночнике. Поэтому для мануального терапевта не имеет практического значения объем движения в ФДПС в саггитальной плоскости.

Почти такая же такая же картина вырисовывается и со смещением позвонков относительно друг друга только во фронтальной плоскости. Тем не менее, в моей практике такие случаи встречались. Правда, их было всего три (!) за все то время моей работы, что я могу вспомнить. Это всегда было связано с достаточно сильным локальным воздействием на позвонок сбоку. И все-таки они были, поэтому полностью этот вариант смещения в ФДПС исключить нельзя. Однако, учитывая исключительную редкость такой патологии, думаю, не следует данный вариант ФБ принимать в качестве первостепенного в диагностическом поиске. Он в любом случае проявится при исключении других возможных проявлений функциональной патологии в ФДПС.

Главным и, что подтверждается практикой, единственно значимым направлением движения позвонка является ротация. Именно объем движения в горизонтальной плоскости становится решающим фактором при оценке функциональной полноценности ФДПС. Почему это важно знать? Мы пытаемся выяснить, как ММТ поможет нам отличить ФБ от структурного. Мы уже имеем четкое представление о том, что нарушение функции предполагает отсутствие повреждений или изменений структуры составных частей ФДПС. Какое ограничение движения в горизонтальной плоскости можно считать функциональным?

Не понятен вопрос? Представьте себе, что позвонок провернулся вокруг своей оси на столько, что «застрял» в этом состоянии и не смог вернуться на положенное ему место.  Естественная подвижность позвонка стала ограниченной. Очевидно, что ограничена она как раз в сторону, противоположную от смещения. Причем это именно однонаправленное ограничение. Ведь не может же быть позвонок одновременно повернут в обе стороны? Конечно, нет. Соответственно и ограничение подвижности позвонка возможно только одностороннее. Что и является главным критерием того, что перед нами ФБ.

Каким образом я с помощью ММТ провожу четкую грань между блоком функциональным и блоком структурным? Делаю провокацию движения в ФДПС вправо и провожу тестирование. Затем осуществляю провокацию движением, сходным по объему, но противоположным по направленности, то есть влево, и вновь тестирую мышцу. Если мышечная слабость получена только в одном из тестов, то рассматриваемый блок признается функциональным. Если оба движения ограничены, что явно проявляется в мышечной слабости при обоих тестах, то это блок структурный. Как будто само тело говорит, «не надо меня никуда поворачивать, любые движения меня ослабляют».

 

Ответ на второй вопрос получен, можно двигаться дальше.

Перед нами блок в ФДПС. Блок явно носит функциональный характер, что является прямым показанием для проведения приемов мануальной терапии. А насколько они безопасны? Не безопасны вообще, а именно применительно к данному конкретному пациенту? Существуют ли противопоказания для предполагаемого лечения?

Вопрос, как вы понимаете, совсем не риторический. Речь идет о самочувствии человека. Поэтому необходимо полностью исключить малейшую вероятность ухудшения  здоровья пациента после медицинского вмешательства.

Как правило, ФБ может и должен быть подвержен мобилизации. Трудно, на первый взгляд, представить ситуацию, когда восстановление нормальной биомеханики позвоночника может принести вред организму. Однако известно, что не бывает правил без исключений. Поэтому мануальный терапевт еще на этапе диагностики обязан обратить самое пристальное внимание на сопутствующую органическую (структурную) патологию, которая может стать противопоказанием для работы с ФБ.

Прежде всего, это касается, конечно, патологии самого позвоночника. Необходимо выяснить, не проводилось ли операций на позвоночнике. Если такое случалось, то надо уточнить характер операции, объем оперативного вмешательства, в каком возрасте и по какому поводу она проводилась. Необходимо тестированием проверить объем движения в ФДПС на оперированном участке позвоночника. Выраженный структурный блок на этом месте является абсолютным противопоказанием для МТ в любой другой его части. Почему? Да потому, что позвоночник является единой системой. Любое воздействие на одном из его участков непременно сказывается на функционировании всех остальных.     Функциональные блоки, как правило, формируются еще до той ситуации, которая потребовала оперативного вмешательства. Соответственно операция проводилась в условиях, при которых в различных отделах позвоночника имели место ФБ. И послеоперационное состояние позвоночного столба сформировалось при тех же блоках.     Как поведет себя оперированный сегмент позвоночника, если создать условия, при которых нагрузка на него изменится? Сложно сказать. Скорее всего, ему станет очень дискомфортно. Ведь он уже «привык» к определенному положению. А адаптироваться к новому он не сможет, поскольку скальпель хирурга изменил естественную структуру и, соответственно, биомеханику позвоночника. Поэтому, наименьшее из зол, которое может последовать вслед за МТ на оперированном позвоночнике, это постоянные боли разной степени выраженности, вплоть до невыносимых. И кому это надо?

Любая другая органическая патология позвоночника может быть сходна в биомеханике с послеоперационным состоянием. Соответственно, отношение к ней у мануального терапевта должно быть крайне деликатное. Поскольку возможные последствия применения МТ в таких случаях сравнимы с вероятными негативными последствиями этого метода лечения на оперированном позвоночнике.

Как не сложно догадаться, выраженная структурная патология других частей ОДА (деформирующий артроз крупных суставов, ревматизм, последствия травм конечностей с их последующей деформацией и др.) также является противопоказанием для проведения МТ. Изменение биомеханики позвоночника непременно приведет к изменению нагрузки на суставы конечностей. И если они окажутся не способными адаптироваться к этим изменениям, то это только усугубит их состояние. Характер патологии в суставах и объем движения в них с помощью ММТ выясняется по той же схеме, которая применяется при работе с позвонками. Это ограждает пациента от необходимости проходить далеко не всегда безопасное, порой весьма дорогостоящее, дообследование. Мануальному терапевту достаточно ММТ, чтобы определиться с возможной реакцией ОДА на предполагаемое воздействие.

Со структурными проблемами ОДА, являющимися противопоказаниями для проведения МТ, кажется все ясно. Как правило, проблемы эти достаточно очевидны, и вопросов с диагностикой не возникает.

 

А что, если в организме пациента имеет место некое патологическое состояние органа, не относящегося к ОДА, которое может усугубиться в результате применения на позвоночнике методов мануальной терапии? Не понятно, о чем идет речь? Представьте, что человек перенес в недалеком прошлом обширную полостную операцию. Одним из неприятных последствий этой процедуры стали грубые рубцы и спайки в брюшной полости. Что произойдет со спайками, если изменится форма и биомеханика позвоночника после «хорошо» исполненной работы мануального терапевта? Они натянутся и станут очень сильно беспокоить человека. Ведь спайки сформировались и некоторое время просуществовали в условиях вполне определенного состояния центрального стержня ОДА. Изменения в нем спайки воспримут как агрессию на свое более-менее спокойное существование. Им станет «не удобно» и они начнут «тянуть одеяло на себя». Ощущения не для слабонервных. Кому интересно, может поинтересоваться об этом у тех, кому «повезло» повстречаться со спаечной болезнью в собственном организме.

Пример со спайками, думаю, достаточно показателен. Но и любая другая структурная патология в разных частях тела «может чувствовать себя не уютно» после работы мануального терапевта. Обострение хронической патологии не нужно ни врачу, ни пациенту. К счастью, у доктора, владеющего методикой ММТ, есть возможность оценки вероятной реакции организма на его воздействие еще до того, как это самое воздействие будет оказано.

 

Уж если твердые части организма, я имею в виду кости, обладают подвижностью, то мягкие и подавно. Можно протестировать объем движения практически любой структурной единицы человеческого организма в разных направлениях. В результате такого ММТ врач может получить несколько вариантов нарушений подвижности: а) движение не ограничено, б) движение ограничено в одном направлении, в) движение ограничено в нескольких направлениях, г) движение полностью отсутствует. Очевидно, что два последних варианта должны являться противопоказанием для МТ. Причина, как вы понимаете, все та же – невозможно предугадать реакцию структуры, ограниченной в возможностях адаптации, на изменения (положительные, заметьте, изменения) в биомеханике позвоночника, возникшие после работы мануального терапевта. Ну и зачем тогда рисковать? Устранив одну проблему, мы тут же можем получить возникновение другой, справиться с которой, возможно, будет гораздо труднее.

 

Теперь вернемся к исходной точке нашего диагностического поиска. Что мы имеем? Мы имеем ФБ. Чего мы не имеем? Не имеем противопоказаний для его устранения. Можно приступать к лечению? Можно. Поскольку ММТ позволило доктору точно выйти на патологию и убедиться, что ее ликвидация не вызовет осложнений. А что еще нужно?! По большому счету, ничего. Спросите об этом у врача любой специальности, и он вам ответит, что будет просто счастлив (ну, это конечно только в том случае, если ему по-настоящему интересна его работа и здоровье его пациентов), если будет точно знать, что именно нужно делать в данном конкретном случае, и что его работа никому не причинит вреда. Идеальный расклад.

 

Кажется, на этом в главе, посвященной ММТ, можно поставить точку. Но те торопитесь. У тестирования есть еще одна уникальная функция, которой не обладает ни один, из известных мне, диагностических методов. Оно позволяет точно выйти на время возникновения проблемы. Для чего, спросите, это нужно? А подумайте сами. Вам что-нибудь говорит словосочетание «причинно-следственные связи»? Конечно, говорит. Говорит о том, что есть причина и есть следствие. Второе следует за первым и является результатом его действия. Причина возникает раньше следствия! С точки зрения формальной логики это неоспоримо. Но какое это имеет отношение к медицине вообще и к работе мануального терапевта в частности?

Самое прямое. Представьте себе ситуацию, которая в моей практике встречается практически ежедневно. Пациент жалуется на боли в спине. В результате проведенных диагностических мероприятий у него выявляются ФБ в шейном и поясничном отделах позвоночника, грыжи межпозвонковых дисков в тех же отделах и S-образный сколиоз 2-й степени. Что в этом «букете» является первичным, а что вторичным? Как связаны эти проблемы между собой? Что является причиной, а что следствием? С чего, в конечном счете, следует начинать лечение?

Получить ответы на все эти вопросы очень легко. Просто надо знать, что возникло раньше, а что позже.

Во, дает! Да кто же может это знать? Спросить ведь не у кого!

Так ли уж «не у кого»? А тело? Уж оно-то точно должно знать, что и когда с ним произошло. У него только надо правильно об этом «спросить». Каким образом? Протестировать проблему на время возникновения.

 

Маленькое лирическое отступление.

Вспомните, какие вкусные пекла вам бабушка пирожки. Когда же это было? Ах да, я приходил из садика и бабушка кормила меня своими вкусными пирожками с капустой! Сколько мне тогда было? Точно, пять лет! Аж сейчас в желудке заурчало, как вспомнил эти замечательные пирожки.

А вот я иду в первый класс. Первый звонок! Я держу в руках колокольчик и трясу его изо всех сил, чтобы вся школа слышала его звон. Ах, как стучит мое сердце от радости и волнения, оно буквально готово вырваться из груди! Вот дела, стоило мне все это вспомнить и сердце само по себе заколотилось так же, как и тогда!

Первый поцелуй! Когда же это было? Восьмой класс. Точно! Танцы в школе, темный коридор, музыка где-то вдалеке … Как ее звали? Не помню. Но … Но как дрожат ноги,  сердце готово вырваться из груди и желудок сжимается так, что трудно дышать! Это я помню как сейчас. Вот и сейчас мне почему-то стало трудно дышать …

 

Тело помнит все. Достаточно спровоцировать память о том или ином событии в жизни, которое тогда сопровождалось какими-либо физиологическими реакциями или ощущениями, как они тут же возникают вновь, как будто все происходит здесь и сейчас. Тело помнит все хорошее, что с ним происходило. И все то плохое, что мешало ему полноценно исполнять свои функции. Я специально не стал приводить примеры негативных воспоминаний, чтобы ненароком не спровоцировать у кого-то неприятные ощущения. У каждого человека свой индивидуальный опыт и положительных, и отрицательных воспоминаний.

Врачу нет смысла останавливаться на позитивном опыте своего пациента. Ведь он не может причинить вред его здоровью, поскольку является созидательным по своей направленности. Только негативные реакции организма способны послужить провоцирующим фактором для возникновения проблемы со здоровьем, так как несут в себе разрушительное начало. Для мануального терапевта, понятное дело, представляют интерес ситуации, приводящие к возникновению функциональной патологии ОДА. Время их возникновения у данного конкретного пациента очень часто становится решающим фактором в выборе тактики лечения.

 

Как на практике возможно осуществить эту проверку? Я постараюсь сейчас объяснить основные моменты ММТ при определении времени возникновения той или иной проблемы в организме. Но сразу оговорюсь, что это не будет полное описание всей процедуры тестирования. Почему? Как бы тщательно я не описывал ММТ, все равно большинству читателей эта методика останется непонятной.

Представьте, что кто-то пересказывает вам кино, которое вы еще не видели. Причем, в фильме происходят события, о которых вам раньше даже слышать не приходилось. Сколь бы правдоподобно ни описывал картинку ваш собеседник, все равно вам все будет казаться фантастикой. Так же большинство людей воспринимают и ММТ, если раньше они с ним не сталкивались.  

Когда я только начинал применять тестирование в своей практике, то несколько раз пытался по телефону объяснить эту процедуру своему собеседнику. Всякий раз разговор вызывал либо его ступор, любо раздражение. Человек элементарно не мог понять, что я собираюсь с ним делать во время консультации. Быстро сообразив, что мои добрые намерения в попытке что-то объяснить только запутывают людей и вызывают у них негативные реакции, я перестал это делать. Теперь по телефону осуществляется только запись на прием. Все объяснения и обсуждения происходят исключительно во время очной консультации.

Итак, сама процедура. Сначала отыскивается ФБ по методике, описанной выше. Затем проводится одновременная провокация блока и «памяти тела». То есть одновременно исследуется механический и временной факторы. Ведь когда-то же этого само ФБ в позвоночнике не было! Он появился в какой-то момент жизни человека. И этот момент тело запоминает. Он очень важен. Тело из состояния здоровья переходит в состояние нездоровья. Как такое можно забыть? Память об этой «точке перехода» будет сохраняться до тех пор, пока проблема не устранится.

Ну а как, спросите вы, можно спровоцировать память тела? На самом деле это не так уж и сложно. И в своей жизни мы периодически выполняем эту процедуру, даже не задумываясь об этом. Фотографии, домашняя видеотека, записи в дневниках, сохраненные письма, семейные реликвии, передающиеся от поколения к поколению, милые сердцу безделушки способны вернуть человека в прошлое. И если память напомнила о событиях, которые, как я уже отмечал, сопровождались какими-либо характерными ощущениями или реакциями организма, то они могут проявиться точно в таком же качестве.

Конечно, врач не просит приносить на прием семейные фотографии или школьные дневники. Для того чтобы выяснить, в каком возрасте появилась та или иная патология, используются другие «архивные данные». Самым простым и наглядным является вариант с проговариванием дат. Пациент произносит фразу, например «мне десять лет», а врач в это же время провоцирует ФБ. Сразу после этого осуществляется тестирование. Если мышца остается сильной, значит в этом возрасте блока еще не было. Далее аналогичным образом идее проверка по другим годам жизни. И если, например, на фразе «мне семнадцать лет» врач обнаруживает мышечную слабость, это означает, что данный ФБ сформировался именно в этом возрасте.

Раньше я применял такой вербальный подход в своей работе. Но сейчас от него отказался. Он затягивает процедуру. Есть другие, может быть менее наглядные, но не менее эффективные и гораздо более быстрые варианты проведения ММТ. Они предполагают использование энергетической меридианной системы человека. Те из вас, кто сталкивался в своей жизни с иглоукалыванием, быстрее поймут, о чем идет речь. Не буду отдельно останавливаться на этой теме, так как книга посвящена все-таки мануальной терапии. Об иглоукалывании имеется много информации, с которой любой желающий может ознакомиться.

Для моей работы важно то, что энергетическая система может «программироваться» на возраст. Определенные точки меридианной системы соотносятся с определенным периодом жизни человека. Провоцируя такие «сигнальные» точки, врач «спрашивает» тело о конкретном возрасте. И не нужно никого просить проговаривать даты жизни одну за другой.

Меня до сих пор, как и раньше, удивляет точность ММТ при определении времени возникновения проблемы. Если событие, вызвавшее появление патологии, состоялось в осознанном возрасте пациента, он всегда его вспоминал. Когда память работает целенаправленно, она всегда приводит туда, куда надо.

 

Пожалуй, самое главное о ММТ я рассказал. Возможности его описаны далеко не полностью. Но и того, что сказано, достаточно, чтобы понять, насколько важно тестирование в работе мануального терапевта.

ММТ позволяет визуализировать работу врача, так как она становится видимой и для него самого, и для пациента.

Эта работа осуществляется исходя исключительно из реакций тела на ту или иную провокацию. Что исключает ошибки, связанные с неправильной интерпретацией объективных данных и субъективных оценок врача.

Правило «Не навреди!» мануальный терапевт способен полноценно исполнять только при условии, что он уверенно применяет в своей работе ММТ.

Наконец, установление причинно-следственных связей в развитии патологического процесса, что является решающим фактором в выборе тактики лечения, возможно лишь при проведении ММТ.

В дальнейшем своем повествовании я много раз буду упоминать тестирование. Я уже не представляю свою работу без ММТ. И свою книгу без упоминании о нем я тоже не представляю.

 

 
Глава седьмая – Лечебный процесс.

 

Пациент приходит на лечение. Это означает, что он уже был у меня ранее на консультации. Поэтому он точно знает: а) в чем заключается его проблема, б) лечение абсолютно безопасно, в) потребуется единственный курс, г) предлагаемый метод лечения является именно лечебным, то есть таким, который устранит саму причину его страдания.

Все эти знания очень важны для него. Они придают ему ощущения уверенности и безопасности. Моя же задача заключается в том, чтобы его не разочаровать. А для этого я должен сделать одну простую вещь – правильно провести курс лечения.

С чего я начинаю каждый первый лечебный прием? С перепроверки итогов консультации. Пациент мог быть на ней вчера, неделю назад, месяц или даже больше. Были случаи, когда на лечение записывались люди, проходившие консультацию год тому назад. Впрочем, время значения не имеет. Важно то, что на кушетке лежит человек, которому я здесь и сейчас буду проводить лечебные мероприятия. Поэтому крайне важно знать, в каком функциональном состоянии находится позвоночник пациента на сию секунду.

Ведь с момента нашей последней встречи с ним могли произойти какие-нибудь метаморфозы. Ну, элементарно, упал человек или споткнулся вчера вечером и свернул себе что-то. Я ведь этого не видел, а сам пациент может ничего и не сказать. И если план лечения не будет скорректирован с учетом произошедших в позвоночнике изменений, то в лучшем случае мои манипуляции не принесут никакой пользы. К счастью ММТ позволяет очень быстро и точно провести экспресс-анализ функциональной патологии. Что позволяет сравнить уже имеющуюся информацию о пациенте с его нынешним состоянием. Только после этого можно переходить непосредственно к лечебному процессу.

 

Итак, уже понятно, что предметом работы мануального терапевта является функциональный блок. Все просто, если таковой один. А если их несколько, что чаще всего и бывает? С какого начинать? Идти сверху вниз, снизу вверх, с центра на периферию? А может, нет никакой разницы, откуда куда?

Разница есть, и разница существенная.

Функциональные блоки, сколько бы их не было, никогда не формируются одновременно. В свое время это мое предположение ММТ позволило перевести в разряд факта. Сначала всегда появляется только один ФБ. Через какой-то промежуток времени, который может измеряться часами или годами, формируется следующий.

Этот второй ФБ появляется совсем не беспричинно. Он является продолжением закономерной цепи развития биомеханической патологической цепочки блоков, начало которой было положено ранее сформировавшимся ФБ.

Далее события развиваются по той же схеме. То есть появление каждого последующего ФБ обусловлено наличием предыдущего. Как показывает практика, патологическую цепочку блоков могут составлять от двух до шести проблемных ФДПС.

Не надо быть большим стратегом, чтобы догадаться, что эта последовательность имеет какое-то значение для организма. Сейчас еще не время подробно разбирать весь тайный, на первый взгляд, механизм этого процесса. Позднее я остановлюсь на нем по мере возможности детально.

На данном этапе обсуждения просто постараемся включить элементарную логику. «Удобно» ли будет позвоночнику, если попытаться разорвать патологическую цепочку блоков в середине? Конечно, нет. Это все равно, что многочисленные узлы на веревке начинать распускать с ее середины. Те узлы, что остаются по обоим ее краям, будут очень мешать процессу. Следовательно, этот подход для разрешения проблемы не подходит.

Сам собой напрашивается вариант, при котором работа начинается с ФБ, что сформировался последним. Он самый «молодой» и, наверное, управиться с ним будет легче всего.

Так-то оно так, справиться с ним, действительно, можно без особого труда. Но как выяснилось то, что удобно доктору, совсем не всегда «удобно» организму. Как я это определил? Довольно просто. Я воспользовался правилом приоритетности проблем.

 

Что это за правило? Постараюсь объяснить на примере. Представьте, что идет по улице человек. Задумался, замечтался и, не заметив лежащий на дороге камень, ударился об него. Больно! Кое-как доковылял домой. Захотел чайку попить. И когда наливал его себе в чашку, то случайно плеснул кипяток на руку.

 Ой-ой, как больно!! Тут уж не больной ноги. Скорее всего, он забудет о ней сразу. И не вспомнит до тех пор, пока не уляжется боль от ожога. И все потому, что для его организма какое-то время боль в руке будет приоритетной. Тело буквально кричит, «вот ЗДЕСЬ мне хуже всего, лечи меня ЗДЕСЬ в первую очередь!».

Не всегда человеческий организм столь явно демонстрирует свою главную проблему. В острой ситуации все довольно наглядно и лишних вопросов ни у кого не возникает. А вот в случае с хроническим процессом приоритетная проблема, требующая, как вы уже поняли, первоочередной помощи, может никак особо себя не проявлять.

Но мануальному терапевту необходимо знать, с какого именно ФБ следует начинать лечения. Иными словами, надо выяснить, какой из имеющихся на данный момент в позвоночнике ФБ является приоритетным. Лично я знаю единственный достоверный метод, пригодный для этой цели. Конечно, это ММТ.

 

Методика тестирования приоритетной проблемы в организме разработана давно и не мной. Я какое-то время пользовался ей в том варианте, как мне ее преподнесли. Но затем подверг ее кое-какой переработке и стал применять для выше указанных целей. Результаты, скажу вам честно, меня очень-очень порадовали.

 Если коротко, то лечение при таком тестировании проходит легче и быстрее. То есть без особых дополнительных усилий со стороны врача лечебный процесс становится более эффективным.

И для пациента при таком врачебном подходе есть свои плюсы. Он гораздо комфортнее себя чувствует, поскольку лечение не сопровождается компенсаторным мышечным напряжением. Ведь даже правильно проведенная, с технической точки зрения, мобилизация в ФДПС, но «не в свое время», является для организма определенным стрессом. А мышцы, как активная часть ОДА, реагируют на этот стресс защитным напряжением.

В общем, выгода от тестирования приоритетного ФБ очевидна. Я провожу это процедуру последовательно после устранения очередного блока, чтобы определиться, «кто следующий». Кстати, никаких особых закономерностей в иерархии блоков не прослеживается. Кроме, может быть, одной – первым по приоритетности тестируется ФБ, который первым и сформировался. Далее последовательность может быть абсолютна любая. От чего это зависит, не знаю.

 Теоретически, у каждого конкретного пациента можно протестировать, почему выстраивается определенная взаимозависимость блоков. Но это станет очень сильно затягивать лечебный сеанс, поскольку может потребовать много времени. Практического значения такая детализация не имеет. Именно поэтому я этим и не занимаюсь.

 

Ну, все, блоки обнаружены. Вычислен тот из них, с которого следует начинать лечение. Сейчас мы его, родимого, эх! …

Что, «эх!»? То есть, «как» надо сделать это самое «эх!»?

Да, вот мы и перешли, наконец, от бесед на тему «зачем и почему» к практической части. Что мы уже знаем о ФБ? В общем-то, довольно мало. Знаем, что суставные поверхности двух соседних позвонков сместились относительно друг друга и зафиксировались в этом положении. Знаем, что нет нарушений целостности составных частей блокированного ФДПС, что и позволяет признать блок функциональным. Этих знаний достаточно, чтобы снять блок? Думаю, нет.

Опять же, что это за выражение, «снять блок»? Слышать его приходится часто, но что, собственно, оно означает? Что снять, с чего снять, куда положить?

Чтобы не запутаться окончательно надо от «обзорной лекции» по ФБ перейти к его детальному рассмотрению. Поэтому, самое время познакомиться с таким понятием, как барьер.

 

Учитывая анатомо-физиологическое строение ФДПС можно говорить о двух видах барьера или уровнях ограничения движения в нем. 1. Эластичный барьер (ЭБ) – естественный объем движения, обусловленный степенью эластичности мягких структур ФДПС. До этого барьера мы совершаем наши обычные ежедневные движения. Чем выше эластичность тканей, тем больший объем движения в позвоночнике способен выполнять человек. Поэтому в зависимости от возраста, образа жизни, сопутствующей патологии у разных людей объемы естественной подвижности в ФДПС могут существенно отличаться. 2. Анатомический барьер (АБ) – преодоление его приводит к повреждению анатомической целостности составных частей ФДПС и необратимым нарушениям его функции. Разрушить АБ можно, только приложив внешнее чрезмерное усилие. Природой предусмотрено, что человек сам себе такой урон нанести не может.

Функциональный блок возникает, когда уже пройден эластичный барьер, но еще не преодолен анатомический.

Что значит, пройден ЭБ? Это как раз то состояние ФДПС, которое полностью соответствует описанию ФБ, приведенному раньше. В этом состоянии зафиксированный в определенном положении позвонок не может самостоятельно вернуться на свое место. Это достаточно жесткий, так называемый суставной блок, поскольку именно суставные отростки двух соседних позвонков ответственны за данное ограничение подвижности. Такое положение уже можно считать анатомическим барьером? Еще нет. Позвонок уже не может вернуться назад, но еще в состоянии немного сместиться в том же направлении, в котором двигался до формирования ФБ. Связки плотно прижали один позвонок к другому в нефизиологическом положении, но еще способны к растяжению. Вот когда эта способность будет полностью исчерпана, ФДПС окажется в состоянии АБ.

Пришлось все-таки немножко перегрузить текст терминами. Но, в данном случае, по-другому никак. Ведь для чего пришлось влезть в эти анатомо-физиологические дебри? Нам же надо сделать «эх!», то есть устранить ФБ. Сейчас стало понятно, как устроен блок. Теперь надо вспомнить, в какой плоскости движения он выстраивается. Правильно, в горизонтальной, то есть, при совершении позвонком ротации. Теперь, сложив две половинки целого, мы получаем направление, в котором надо совершать движение для деблокирования ФДПС. Очевидно, что необходима ротация позвонка в сторону, противоположную той, в которую он двигался до формирования ФБ. Ведь с противоположной стороны анатомический барьер и движение к нему небезопасно. Практически, когда я с помощью ММТ выявляю, что найденный блок является функциональным, то в тот же самый момент выясняется и направление движения для лечения. Например, если мышечная слабость была получена при провокации поворота позвонка влево, это означает, что влево его и надо смещать во время лечебной мобилизации. 

Полдела сделано, известно направление лечебного воздействия. Осталось определиться со способом этого воздействия, другими словами с усилием, которое необходимо на него потратить. И здесь придется остановиться еще на одном моменте.

 

Строго говоря, не всякое обратимое ограничение подвижности в позвоночнике можно считать блоком. В разных руководствах по мануальной медицине эти состояния называются и объясняются по-разному. Практическое значение имеют два из них.

Первое связано с напряжением отдельных мышечных групп на уровне определенного отдела позвоночника, ограничивающее движение в нем. Причины такого напряжения могут быть самые разнообразные. Например, довольно часто это происходит как реакция на стресс. Заболевание какого-либо внутреннего органа способно спровоцировать и мышечную слабость и мышечное напряжение в любой части тела. ФБ в соседнем отделе позвоночника почти всегда дает компенсаторное мышечное напряжение. В общем, причин может быть много. Но главное то, что локальное мышечное напряжение всегда является реакцией мышечной системы на какую-то проблему, которая началась не в этой самой, напряженной на данный момент, мышце. То есть, оно является только следствием другого процесса. Соответственно, лечения не требует. Так как, скорее всего, уйдет само, как только будет устранена первопричина.

Для чего это необходимо знать? При региональном тестировании, когда определяется подвижность не в ФДПС, а в целом отделе позвоночника, возможно выявление ограничения в одну из сторон. Так вот, оно может быть вызвано как ФБ, так и локальным мышечным напряжением. ММТ позволяет четко отдифференцировать одно состояние от другого. Что, безусловно, важно для выработки правильного плана лечения.

Второй вариант обратимого ограничения связан с ущемлением так называемого менискоида. Что это за зверь? Это такое выпячивание соединительнотканной капсулы сустава внутрь, призванное предотвращать чрезмерное смещение суставных поверхностей позвонков относительно друг друга. В ответ на ущемление менискоида в полости сустава возникает выраженное напряжение мышц ФДПС. Значительного ограничения подвижности не происходит, так как суставные поверхности все-таки находятся в нормальном взаиморасположении. Но за счет напряженных мышц движения весьма болезненны. Что может напоминать простое мышечное напряжение. И действительно, без ММТ различить два этих состояния очень трудно. Только тестирование, объединяющее исследование всех возможных вариантов ограничения движения ФДПС в одной процедуре, способно дать врачу нужную информацию.

Пожалуй, ущемление менискоида является единственной патологией ФДПС, которое лечится с помощью продольной тракции. Лучше это делать быстро. Достаточно небольшого кратковременного преднапряжения вдоль оси позвоночника, чтобы менискоид успел выскочить из стесняющего его положения. Когда это произойдет, лечение данной патологии можно считать законченным.

 

Не думал, что про Функциональный Блок так долго придется писать! Правда, оно того стоит. Даже для себя оказалось интересным всю накопленную за годы практики информацию разложить по полочкам. Но когда работаешь с этой патологией ежедневно почти «на автопилоте», то вся диагностика занимает иногда пару минут. А здесь я только еще подошел к тому моменту, когда уже можно обсуждать саму технику устранения ФБ. Ладно, взялся за гуж, не говори, что не дюж! Передохнули, пойдем дальше.

 

Любой человек хоть раз в жизни включал в комнате свет. Делается, как вы знаете, это просто – надо нажать на выключатель. Однако, не совсем просто так, то есть, как получится, а с определенным усилием, на определенную точку и в определенном направлении. И только когда все проделано правильно, раздается характерный щелчок выключателя и, о чудо! загорается свет.

Здорово, правда! Одно простое движение и результат налицо. И что характерно, как раз тот результат, к которому человек стремился. Он точно знал, чего хотел. Точно знал, что для этого надо сделать. Уверенно и хладнокровно произвел манипуляцию. Получил именно тот результат от своих действий, который был а) необходим, б) ожидаем.

Теперь замените в моей короткой эмоциональной инструкции по включению света слово «выключатель» на слово «позвонок», и слово «свет» на словосочетание «разблокированный ФДПС» и вы получите исчерпывающее описание того, как мануальный терапевт «снимает блок». Ну, может быть и не всякий мануальный терапевт, но я делаю это именно так.

ФБ не представляется возможным устранить никакими «мягкими техниками». Характерный звуковой эффект при правильно проведенной мобилизации блокированного ФДПС гарантирует, что суставные отростки позвонков заняли правильное положение относительно друг друга. Почему? Вспомните про связки, которые зафиксировали разошедшиеся части межпозвонкового сустава в нефизиологичном положении. Во время мобилизации врач как бы переталкивает «зацепившийся» суставной отросток через другой, выступающий в качестве барьера, преодолевая силу натянутых связок. Пройдя пик барьера, освободившийся позвонок молниеносно, благодаря действию тех же связок, занимает положенное ему самой природой место. Суставные поверхности соседних позвонков ударяются друг об друга, что и сопровождается характерным звуком.

 

  Если мануальный терапевт, работая с позвоночником, «не слышит» свою работу, то, можно сказать, он и вовсе не работает. Значит, до этого он занимался словоблудием, охмуряя пациента предложениями о мягкой и поэтому, безусловно, безопасной работе. Сейчас он занимается рукоблудием, потому как нельзя никак иначе назвать эти хитроумные, но абсолютно бесполезные пассы руками. А потом он вновь займется словоблудием, пытаясь выставить себя в лучшем свете в ситуации, когда пациент его потратив время, деньги и нервы не получил никакого положительного эффекта от такого «лечения».

 

До сих пор я писал, зачем вообще нужна мануальная терапия, как сделать ее максимально безопасной. Сейчас вы узнали о том, как именно ее надо делать. Узнали, конечно, не во всех подробностях. Все-таки это не «пособие для изучающего мануальную терапию на дому». Но о сути врачебной мобилизации блокированного ФДПС представление вы получили.

Этой техникой не исчерпывается мой арсенал, но она является основной при работе на позвоночнике у взрослых (о специфике работы с детьми я расскажу несколько позже). Без ее применения в лечебном процессе немыслимо получить стойкий положительный результат. Ненадежный и краткосрочный можно. Но разве можно его считать лечением? Конечно, нет. Именно поэтому эта глава и называется «Лечебный процесс».

 

Пациент пришел на лечебный сеанс. Я обнаружил и устранил все ФБ. Все, лечение окончено, можем расставаться навсегда?

Иногда, да. Чаще, нет. От чего зависит длительность лечения? Сколько времени продолжается сеанс? А сколько их вообще надо? Сколько курсов потребуется для излечения?

На все эти вопросы, и еще многие другие, пациент хочет получить ответы еще до начала лечения. Интерес его вполне объясним, поскольку ему необходима хоть какая-то определенность, которой он раньше не мог ни от кого добиться. Поэтому я обязан ответить на все имеющиеся у него вопросы. В конце концов, если я не отвечаю на них, что это значит? Я не знаю ответов? Я не хочу отвечать? И в первом и во втором случае у человека появляются обоснованные причины отказаться от моих услуг.

Кстати, в режиме ток-шоу и проходят почти все мои консультации. Минут пять идет диагностика. Еще минут десять объясняю суть проблемы. Все остальное время отвечаю на накопившиеся и появившиеся только что вопросы.

Ну, так можно ли заранее предположить, сколько времени займет лечебный процесс? Почти всегда, да. И это несмотря на то, что лечение абсолютно индивидуализировано. То есть, нет никаких общих схем, заранее принятых планов или стандартов лечения, рассчитанных для всех. Почему? Потому, что предполагаемый план лечения строится исключительно на реакциях тела.

 Практически не важно, что думает о своем состоянии пациент. Не важно даже, что я думаю по этому же поводу. И он, и я можем ошибаться. Только сам организм совершенно точно знает, в чем заключаются его проблемы. Поэтому, надежней «спросить» его с помощью ММТ, будучи уверенным, что получишь нужную информацию от первоисточника, чем пытаться сложить в единое целое жалобы, результаты чаще всего не нужных обследований, собственные мысли и так далее.

Вот и получается, что до непосредственного контакта с пациентом в моем рабочем кабинете я ничего не могу сказать ему ни о его состоянии, ни о возможном лечении. Зато после него практически все перспективы становятся ясными.

 

От чего же зависит длительность лечения? От возраста, длительности заболевания, предшествующего лечения, сопутствующей патологии, психологического состояния пациента.

Теперь по пунктам.

Возраст. Чем моложе пациент, тем быстрее устраняется функциональная патология. У новорожденного от нее обычно удается избавиться за один лечебный сеанс. Дети лет до пяти, как правило, лечатся за два сеанса. Остальным, скорее всего, понадобится три сеанса терапии. Связано это с тем, что более молодые и, соответственно, эластичные ткани легче адаптируются к новым условиям.

Длительность заболевания. Есть такое выражение в восточной медицине – «Быстрые болезни лечатся быстро, долгие болезни лечатся долго». То есть, острые состояния требуют кратковременного лечения, хронические устраняются только за достаточно продолжительный курс лечения. Невозможно обойти законы физиологии человеческого организма. И если тело сохраняло и накапливало патологию в течение многих, порой нескольких десятков, лет, то избавится от нее одномоментно оно не в состоянии.

Предшествующее лечение. Нет ничего хуже в работе врача, чем «перелечивать». Если к пациенту ранее применялось неадекватное его патологии лечение, то это может означать только одно – организм его находится в состоянии биохимического или биомеханического стресса. Тело любое воздействие на себя, произведенное, пусть и с благими намерениями, но без обоснованной необходимости, воспринимает как агрессию. И соответствующим образом на эту агрессию отвечает, мобилизуя все возможные защитные механизмы. Прорваться сквозь них порой бывает весьма затруднительно. Что, соответственно,  затягивает лечебный процесс.

Сопутствующая патология. Сопутствующие болезни значительно ослабляют организм, снижают его способности адаптации к новым для него условиям. Восстановление нормальной биомеханики позвоночника в результате проведенной мануальной терапии, как ни крути, является новым для организма состоянием. К этому состоянию он еще должен приспособиться. Ослабленному болезнями организму сделать это быстро не удается. Из чего следует, что процесс лечения неизбежно удлиняется.

Психологическое состояние пациента. Любому врачу знакома ситуация, когда на прием приходит пациент, «имеющий большой зуб» на всю медицину вообще и на некоторых ее представителей в частности. Этот человек долгое время, иногда десятилетия, безуспешно пытается избавиться от какой-то проблемы со здоровьем. Ничто ему не помогает, хотя он неукоснительно исполняет все предписания врачей. Понятное дело, что нервы у него уже в конец расшатаны. Он уже никому не верит и почти ни на что не надеется. Как вы думаете, легко ли работать с таким пациентом? Правильно, не очень. Соответственно, сил и времени на такую работу уходит больше.

Я перечислил условия, которые негативно влияют на процесс лечения. Ну, а есть ли что-то, что может помочь мануальному терапевту? Да, есть. Это своевременное, то есть как можно более раннее, обращение за специализированной помощью. И не имеет значение, связывает ли сам человек ухудшение самочувствия с проблемами в позвоночнике или нет. Проявления его патологии многочисленны и разнообразны. Только мануальный терапевт может определить наличие или отсутствие показаний к лечению. Поэтому поход к опытному специалисту необходим при первых же любых признаках ухудшения состояния здоровья.

 

Пару слов о лечении новорожденных и маленьких детей. Та техника деблокирования ФДПС, что была описана чуть выше, у них, разумеется, не применяется. И не потому, что она опасна для них (она ни для кого не опасна!). Просто в ней не возникает необходимости. Новорожденный очень эластичная «конструкция». Вся работа с такими пациентами идет «на кончиках пальцев». Процедура совершенно безопасная и безболезненная. Если на прием приносят спящего малыша первых месяцев жизни, то он во время лечебного сеанса даже не просыпается. Я подробно опишу эту технику в другой главе. Она является универсальной при многих видах патологии не только у детей, поэтому ей будет уделено особое внимание.

 

Глава о лечении заканчивается. Наверное, кое у кого остались или только что возникли некоторые вопросы. Ну, хорошо, блоки убрали. И что с того? Что в этом такого врачебного? В чем заключается лечение? «Хрустнуть» в спине любой дурак сможет. Чем этот «хруст» отличается от высокопарного «деблокирования ФДПС»?

Несмотря на наивность, вопросы вполне объяснимые. Но вначале короткая реплика. Хрустит, когда ломается. Техника устранения ФБ сопровождается не хрустом, поскольку в позвоночнике ничего не ломается, а щелчком. Почему возникает этот звуковой феномен, я только что говорил.

Теперь о «врачебности» мануальной терапии. Врач обязан знать, что и зачем он делает. Для этого сначала он осуществляет диагностику патологического состояния. На этом этапе он вправе использовать все имеющиеся в его врачебном арсенале средства и возможности. После того, как диагноз поставлен, продумывается план лечения. И только после этого проводятся все те лечебные процедуры, которые обоснованно необходимы в данном конкретном случае. В итоги врач, а что гораздо важнее, его пациент, получают ожидаемый, то есть эффективный результат проведенной работы.

Тому, как этот лечебно-диагностический процесс должен выстраивать мануальный терапевт для того, чтобы избавить своего пациента от функциональной патологии позвоночника, и посвящены все предыдущие страницы данного повествования. Если кто этого до сих пор не уловил, значит ему еще рано или не надо это понимать. Ну а вдумчивый читатель, надеюсь, понял, чем отличается Адекватная Мануальная Терапия от той, с которой ему до сих пор приходилось сталкиваться.

 

И, наконец, зачем вся эта работа проводится. Устранение ФБ не является самоцелью. Это лишь этап другого процесса, который называется «центрирование».

Я уже упоминал о том, как выглядит нормальный позвоночник сбоку. Напрягите память. Правильно, он имеет два изгиба вперед и два назад. Это очень важная конструктивная особенность строения позвоночника и об этом мы еще будем говорить. Зато спереди и сзади он абсолютно прямой. И эта его «прямолинейность» является не менее важной для тела.

Смещение позвонков вперед-назад, благодаря имеющимся физиологическим изгибам, не приводят к стойкому изменению центра тяжести человека. А вот ФБ, которые образуются при поворотах влево-вправо, на него влияют существенно.

Мы живем в трехмерном мире. А в нем очень трудно найти движение, которое совершается только в одной плоскости. В живой природе это практически невозможно. Вот и позвонок всегда совершает движение одновременно во всех трех плоскостях. В ФДПС блокированным является верхний позвонок по отношению к нижнему. Поэтому, «застряв» в положении поворота и обязательного наклона в какую-то сторону, он вынуждает все, что находится над ним, смещаться в туже сторону. Ведь любой позвонок выступает, главным образом, как опорная, несущая часть, своеобразный фундамент для выше лежащих структур. А куда проседает фундамент, в ту сторону и дом заваливается.

Это важный момент. ФБ плох сам по себе. Он создает ограничение подвижности в конкретном ФДПС, вызывает локальное напряжение мышц. Но гораздо хуже то, что он смещает центр тяжести организма. Тело начинает «падать». Падает оно в туже сторону, в которую позвонок наклонен. Чем это плохо? Это создает излишнее напряжение тканей организма. Сначала напрягаются мышцы, пытаясь удержать тело от падения. Если ФБ своевременно не устранен, то вслед за мышцами начинают испытывать напряжение и все остальные мягкие ткани организма, вплоть до внутренних органов. Это ухудшает их работу, так как таковое напряжение нарушает иннервацию и кровоснабжение органов и систем. Что за этим может последовать описано в многочисленных руководствах по самым различным разделам медицины.

Чем больше блоков выстраивается в патобиомеханическую цепочку, тем большее напряжение испытывают структуры организма. Сами понимаете, что здоровья это не прибавляет.

Когда позвонки находятся строго друг над другом, то есть в положении, которое обеспечивает оптимальные условия для выполнения позвоночником возложенных на него функций, никаких перекосов и ненужных напряжений в теле не наблюдается. Не знаю, кто как, но я стремлюсь к тому, чтобы у моих пациентов было именно так. Этим скромным оптимистическим заявлением я и закончу главу, посвященную непосредственно лечебному процессу.

 

 
Глава восьмая – С чего все начинается.

 

Помните, я говорил о приоритетности? И о том, что приоритетным всегда является ФБ, который сформировался первым? Вот об этом мы сейчас и поговорим. Поговорим о том, что является началом начал, первопричиной многих проблем с позвоночником, источником бесконечных забот и поводов для систематических посещений больниц и поликлиник. Речь пойдет о родовой травме.

Начнем с первой позиции. Нет, это не оговорка, я вовсе не собираюсь обучать вас танцам. Так называется положение плода в утробе матери. Зачем об этом надо знать? Скоро все поймете.

Нормальных вариантов положения плода в матке всего два. Первая позиция предполагает, что ребенок располагается спинкой к левой стороне матки головой вниз. При второй позиции его спинка прилежит к правой стенке матки, голова так же находится внизу. Существует еще несколько вариантов расположения плода, которые встречаются очень редко, поэтому о них здесь мы говорить не будем.

Позиция первая встречается приблизительно в 80 случаях из 100 при переднем предлежании (голова внизу). На оставшиеся 20%, соответственно, приходится позиция вторая. То есть, понятно, что вариант беременности, когда ребенок располагается спинкой к левой стенке матки и головой вниз, встречается в подавляющем большинстве случаев. (Ответа на вопрос, почему именно так происходит, я в акушерско-гинекологических источниках не нашел. Полагаю, что это связано с тем, что справа у будущей мамы, как и у всех людей, находится печень. Потому слева в ее утробе ребенок чувствует себя гораздо более свободно и комфортно.)

Это очень важно знать. Почему? Потому, что приоритетной функциональной патологией позвоночника в 80 случаях из 100 является правосторонний блок между первым шейным позвонком и затылочной костью черепа (на языке мануальных терапевтов Ос-С1, где Ос обозначает затылочную кость черепа, а С1 первый шейный позвонок). А формируется он в процессе рождения!

На втором этапе родов при рождении из первой позиции наступает момент, когда голова ребенка поворачивается практически на 90 градусов вправо и в эту же сторону наклоняется. Это так называемый момент «выведения головки». Если роды идут естественным образом, все проходит гладко, то ни мать, ни дитя от этих движений не страдают. Естественный процесс, коим является рождение человека, не может быть губительным для здоровья! Но в том-то и дело, роды в кресле естественными не являются. Женщине трудно родить, находясь в почти горизонтальном положении, поэтому акушеры ей «помогают». И в момент максимального поворота и наклона головки вправо эта «помощь» приводит к тому, что блокируется сустав Ос-С1.

Оказываемая на шейный отдел позвоночника нагрузка становится чрезмерной для новорожденного. В результате, будучи здоровым, находясь в утробе матери, пройдя процесс рождения, ребенок сразу становится больным. И первым же своим криком он дает знать представителям системы здравоохранения, что у них появился очередной пациент.

 

Функциональный блок сам по себе разрешиться не может. Необходимым условием для его формирования является внешняя сила, с которой не справляется эластичный барьер. Поэтому только другое усилие, приложенное извне, но противоположное первой по направленности, может устранить ФБ. Пока акушеры о таких тонкостях предпочитают не задумываться. Поэтому, покидая роддом, ребенок в большую жизнь уносит с собой и свой первый функциональный блок в позвоночнике.

Какое-то время он будет оставаться единственным. Если повезет, то это состояние продлится до тех пор, пока ребенок не пойдет в школу. Но уже в первом классе обычно формируется следующее звено патобиомеханической цепи. Связано это с тем, что возрастает статическая и динамическая нагрузка на ОДА. Иными словами, ребенку гораздо больше приходится сидеть и двигаться, чем до школы. Строение и функция позвоночника обуславливают тот факт, что в подавляющем большинстве случаев вторым по счету становится ФБ в его нижнепоясничном отделе. Формируется он всегда в направлении, противоположном от того, в котором находится Ос-С1.

До окончания периода активного роста тела может ничего не измениться. Компенсаторные возможности растущего организма, учитывая большую эластичность тканей, в это время велики. Поэтому следующий ФБ появляется обычно ближе к двадцати годам жизни. Хотя это возможно и в более юном возрасте, если подросток активно занимается спортом, музыкой или танцами. Третье звено патобиомеханической цепочки, как и все последующие, формируется в том отделе позвоночника, который испытывает наибольшую нагрузку. Что целиком и полностью зависит от того образа жизни, который ведет человек.

 

Если лечение функциональной патологии позвоночника не проведено своевременно и правильно, то последствия родовой травмы, оформленное в виде ФБ Ос-С1, будут преследовать человека всю его оставшуюся жизнь. Не верите? Тогда я перечислю симптомы, которыми сопровождается такое состояние в разные периоды жизни, а вы попробуйте не отыскать у себя или своих близких хоть один из них.

Итак, признаки наличия данной патологии у новорожденных (заранее прошу прощения за терминологию, так как буду писать те определения, которые наиболее распространены, чтобы всем было понятно): кривошея, срыгивание, плохой сон, дисбактериоз, гидроцефальный синдром, нестабильность шейных позвонков, сниженные или повышенные рефлексы, запрокидывание головы, задержка физического и психического развития.

У детей постарше: нарушение осанки, снижение памяти, внимания, концентрации, головные боли, «укачивание» в транспорте, аллергия, дерматит, сколиоз, ухудшение зрения и слуха, повышенная утомляемость, боль в боку при беге.

И, наконец, взрослые имеют следующий букет: головные боли, остеохондроз, радикулит, мигрень, метеочувствительность, «тяжелая голова» по утрам, непереносимость алкоголя, варикоз, аллергия, утомляемость, неврастения, храп, бессонница, заложенность носа, одышка.

Возможно, я что-то упустил. Но и перечисленного достаточно, чтобы понять, что большинство болячек, с которыми человек годами мается, «родом из детства». Да из такого раннего, о котором он даже вспомнить не в состоянии. Поэтому он и не может понять, чего это у него все время то там, то тут что-то болит, он все лечится и лечится, а легче ему все не становится!

И не станет, пока он не избавится от первопричины своих страданий. Как это делается, я рассказал в предыдущей главе.

 

Не будучи по образованию педиатром, я десять лет проработал мануальным терапевтом в детском лечебном учреждении. И в том проявился элемент профессиональной удачи. Моими пациентами там были (впрочем, и сейчас являются) как дети, так и их родители. Поэтому можно было работать с функциональной патологией позвоночника любого возраста.

Поработав какое-то время в таких условиях, я понял, что принципиально проблемы ребенка от проблем взрослого не отличаются. Механизм формирования ФБ одинаков, метод лечения тот же самый. Вот только при лечении ребенка тратишь меньше физических сил. Зато эмоционально детский сеанс проходит более энергоемко.

Главным же и, практически, единственным отличием является количество ФБ. С возрастом их число только увеличивается. Но не до бесконечности. Я уже говорил, что больше шести блоков мне ни разу встречать не приходилось. Да и действительно, ведь не сможет позвоночник функционировать, если все его ФДПС будут заблокированы!

Вы, наверное, уже догадались, что время и последовательность формирования ФБ выясняется с помощью ММТ. Так  вот, то, что первый блок Ос-С1 появляется именно в процессе рождения, а не раньше и не позже, подтверждается всегда, если такой факт имеет место быть. Телесная память, которую использует врач при проведении ММТ, распространяется не только на жизнь человека после рождения, но и на внутриутробный этап его развития. Что и дает возможность выяснить доподлинно, «где» и «когда» возникла та или иная патология.

Более того, можно протестировать механизм ее появления, то есть причину. В главе, посвященной Философии МТ, я писал об этом. В случае с блоком Ос-С1 всегда в качестве причины выступает механическое повреждение. Которое свое губительное действие оказывает в небольшой промежуток времени между жизнью внутриутробной и самостоятельной. Задумайтесь, сколько бы лет не было человеку, он ни одного дня не прожил, будучи совершенно здоровым!

Не существует официальной статистики по родовой травме (о причинах этого феномена я расскажу в третьей части книги). На основании своего опыта могу сказать, что 80-90% новорожденных выходят из роддомов с признаками травмы. Аналогичные цифры допускают многие коллеги в стране и за границей. Речь, кстати, идет не об отсталых странах, а о развитых государствах Запада. С какой эпидемией это можно сравнить? Да никакая чума не сможет похвастаться таким охватом населения!

 

Первую часть, в которой я постарался описать, когда, что и как должен делать мануальный терапевт, можно заканчивать. Я практик, а не теоретик. То, что я сейчас пытаюсь зафиксировать в строчках, берется не из научных журналов, не из диссертационных работ и даже не из собственных записей. Все идет прямо из головы. Оно туда не неизвестно откуда попало! Я врач, то есть у меня есть высшее медицинское образование. Есть три «Сертификата специалиста», соответственно по трем врачебным специальностям. В свое время я прошел около двух десятков курсов, на посещение которых у меня ушло в общей сложности чуть больше года. Так что, какая-никакая теоретическая база у меня есть.

Но без практики любая база ничто! В этой моей книжке теории процентов пять. Все остальное является результатом практической работы на протяжении многих лет. Это живая информация. Здесь я только пересказываю то, с чем ежедневно сталкиваюсь во время работы. И это личный опыт. Мой врачебный личный опыт. И объединенный личный опыт моих пациентов. Я спокойно отказывался от всего того в своей работе, что им не подходило. Поэтому со временем осталось лишь то, что давало и дает практический лечебный результат.

Никакого дискомфорта мне работа моя не доставляет. Думаю, что я когда-то, очень давно, выбрал правильную дорожку в медицине. Все, о чем я уже написал, и буду писать дальше, это мысли, возникшие у меня во время прогулок по этой самой дорожке.

 

 

 
Часть вторая – Стереотипы, Мифы, Заблуждения.

 

Глава девятая – Кривое зеркало и Розовые очки.

 

В самом начале я писал, что мне надоело рассказывать и объяснять одно и тоже по много раз. Это, действительно, так. Но почему вообще что-то приходиться объяснять? Именно объяснять, а не доказывать или переубеждать (чем я никогда не занимался и не собираюсь делать этого впредь).

А все потому, что вокруг Мануальной Терапии скопилось столько мифов и сказок, предубеждений и заблуждений, фальсификаций и стереотипов, и еще непонятно какой всячины, что ее самой за всем этим уже просто не видно. Никто толком не знает, как она выглядит. Или как должна выглядеть.

Это, так сказать, если смотреть со стороны, по обывательски. Но и картинка при взгляде изнутри, со стороны самой Мануальной Терапии, не многим яснее. Столько ей самой про нее же наговорили, что смотрит она себя и не поймет, что видит. Как в кривом зеркале, все размыто, растянуто, никаких ясных, четких ориентиров.

Но есть, как всегда, и другая точка зрения на вопрос. Впрочем, какой еще вопрос? Все ясно и понятно. Есть блоки в позвоночнике. Есть десяток-другой приемов для борьбы с ними. Тяни, дави, крути! Не знаешь, в какую сторону? Ерунда! Крути во все, когда-нибудь да щелкнет. Ничего сложного.

 

Кто-то усложняет, кто-то упрощает. Ясности в том, что такое функциональная патология позвоночника, в чем ее причины, каковы ее симптомы, способы лечения нет даже среди мануальных терапевтов. И не только у них такая проблема. Врач любой специальности, который в своей работе хоть вскользь соприкасается с патологией позвоночника, имеет собственное, как он считает единственно верное, суждение о ней.

Многообразие мнений приводит к хаосу. В этом болоте рождаются «авторские новаторские идеи» излечения ото всего. В нем же десятилетиями муссируются ни чем не подтвержденные теории развития болезней позвоночника. На основании их пишутся диссертации и получаются ученые степени.

Кандидатов и докторов наук пруд пруди, а воз и ныне там. То есть, пациентам от этой академической суеты легче почему-то не становится.

Тому, почему именно так складываются дела у Мануальной Терапии, будет полностью посвящена третья часть этой книги. Сейчас же я хочу остановиться на некоторых отдельных моментах в функциональной вертебрологии (vertebra – позвонок). Кое-какие ее «незыблемые» постулаты лично у меня вызывают большие сомнения. Мне кажется, что на конкретных примерах будет легче понять всю нелепость ситуации, которая складывается вокруг вертебрологии вообще и мануальной терапии в частности.

 Каким-то темам будут посвящены страницы, каким-то несколько строк. Я не могу это точно планировать, так как все делается экспромтом. Идеи возникают буквально по ходу работы и воплощаются так, как они сами того пожелают. Я этот процесс регулировать не могу, да и не хочу.

Итак, начинаем «разбор полетов».

 

 
Глава десятая – Курица или Яйцо.

 

Начну сразу с главного. Вопрос, который будет сейчас обсуждаться, является своеобразной лакмусовой бумажкой для мануального терапевта. По тому, как врач к нему относится, можно заранее предсказать, с вероятностью 99% (оставим один процент проведению), что он будет делать со своими пациентами, и каковы будут результаты его труда.

Вопрос звучит следующим образом: патология какого характера, структурная или функциональная, является для позвоночника первичной? Чем эти два вида патологии отличаются друг от друга, я описал во второй главе. Кто забыл их особенности, может пролистать книжку назад.

Теперь, что касается «первичности». Думаю понятно, что речь идет о том, что же появилось раньше. Но не просто раньше по времени возникновения, а что из них является причиной, и что следствием?

Почему именно так надо ставить вопрос? Разве не могут две проблемы существовать отдельно друг от друга?

Теоретически, могут. Но мы договорились в самом начале, что обсуждаем здесь только те вопросы, которые касаются компетенции мануального терапевта. Поэтому не будем рассматривать в качестве вариантов структурной патологии всякие аномалии развития, опухоли, переломы и так далее. С такими проблемами могут соседствовать ФБ и независимо от них. Но сам факт их наличия уже является противопоказанием для мануальной терапии, соответственно нет смысла даже обсуждать их в аспекте причинно-следственных отношений. Какими бы эти отношения не были, все равно это имеет чисто теоретический интерес.

Вариантом структурной патологии, с которой мануальному терапевту приходится сталкиваться ежедневно, и которую должен обязательно учитывать в своей работе, является так называемый дегенеративно-дистрофический процесс (ДДП). По другому его еще обзывают «остеохондрозом». Совсем уже базарная его кличка «отложение солей». Вот по поводу того, ДДП является причинной ФБ, или наоборот, и ведутся бесконечные споры в вертебрологических кругах уже не один десяток лет.

То, что две эти патологии взаимосвязаны и взаимообусловлены, сомнений ни у кого не возникает. В позвоночнике они всегда находятся рядом, и даже более чем рядом, в одном ФДПС. Что-то, наверняка, возникло раньше и послужило толчком для развития другого патологического состояния. Поэтому и возникает чисто практический вопрос – что лечить в первую очередь? А может лечить и то и другое сразу? Или лучше вообще ничего не трогать, вдруг хуже станет?

 

Если честно, то обсуждение этой, для кого-то действительно важной темы, меня немного напрягает. В том смысле, что я очень стараюсь придать ей некую дискуссионность. (Да, не получится из меня писатель. Пишу только про то, что знаю.) Для меня лично здесь давно никаких секретов нет. Всерьез задаваться вопросами по поводу первичности ДДП или ФБ может только теоретик от медицины, ни разу в жизни не прикасавшийся к пациенту, или «книжный» доктор, который тупо делает только то, чему его когда-то научили. Мне повезло не стать ни первым, ни вторым, поэтому вопрос этот разрешился для меня легко и как-то незаметно.

В моей прошлой неврологической жизни я много раз пытался устранить у своих пациентов «неврологические синдромы остеохондроза позвоночника». Да, это как раз то самое, о чем вы подумали – защемление, прострел, радикулит, растяжение, миозит и т.д. Применялись все средства, доступные неврологу. Перечислять их не буду. Во-первых, почти все естественным образом забыл. Во-вторых, особо интересующиеся могут открыть учебник по неврологии  любого года издания, так как принципиально за последние полвека ничего в этом плане не изменилось.

Результат моих усилий был почти всегда один и тот же – на какое-то, не очень продолжительное время, пациенту становилось легче, потом все повторялось по старому сценарию. С годами обострения учащались, протекали все более тяжело. С таблеток человек переходил на уколы, затем на капельницы и блокады. Но и от них толку было не на много больше.

Все изменилось, когда я всерьез занялся мануальной терапией. Жалобы у моих пациентов были те же, что и раньше, только «остеохондроз» у них лечить я уже не собирался. Я находил ФБ, убеждался в отсутствии противопоказаний к ликвидации, и убирал их в зависимости от индивидуально сформированной приоритетности. После проведенного lege artis курса лечения мой пациент переставал им быть. То есть я встречался с ним еще однажды через два-три месяца после лечения только для контроля его результатов. Для новых контактов по поводу тех жалоб, с которыми он первоначально обращался, поводов уже не было.

Вот таким не хитрым способом я убедился, что функциональная патология позвоночника является первичной по отношению к ДДП. Когда же я стал тестировать эти проблемы на время возникновения, все последние сомнения (которых, впрочем, уже и не было) по этому поводу растаяли. Ведь что необходимо знать, чтобы точно определиться с приоритетность патологического процесса? Время и механизм возникновения. ММТ недвусмысленно давало понять, что первичная проблема в ФДПС возникла во время родов под воздействием механической нагрузки.

ФБ с удивительным постоянством появляются с самого момента рождения. ДДП в таком возрасте, насколько мне известно, еще не у кого не обнаруживался. И, несмотря на все заявления на предмет того, что «остеохондроз в последнее время помолодел», ранее подросткового возраста он никакими изощренными диагностическими методами не выявляется. Что, безусловно, радует. Потому как шанс, что своевременно и правильно избавившись от функциональной патологии ребенок не получит «раннего остеохондроза», возрастает.

 

Помните про «лакмусовую бумажку»? Мануальный терапевт, считающий, что дегенеративный процесс в позвоночнике является основой для формирования ФБ, выбирает для себя роль подмастерья. Он и не врач вовсе, то есть специалист, осуществляющий диагностику и лечение. Скорее его можно отнести к среднему медицинскому персоналу, который только исполняет врачебные назначения, но самостоятельно принимать решения не имеет права.

Изначально сознавая свою «вторичность» (а как иначе, ведь вторичной является проблема, с которой он работает), он так же относится и к результатам своего труда. Что вы от меня хотите? Что б я вас вылечил? Это невозможно, ведь я не могу устранить саму причину ваших страданий. Вот идите к неврологу, он вас полечит. А я так, парочку каких-то блоков уберу, может вам от этого станет легче. А может и нет. От меня вообще мало, что зависит. Следующий!

Горе человеку, если он решит обратиться к такому «специалисту» со своими жалобами. Сначала тот назначит ему массу ненужных обследований. Потом предложит пройти «комплексный курс лечения», который, по его компетентному мнению, окажет оздоровительное воздействие на все звенья патологического процесса. Мануальная терапия будет значиться лишь одним из пунктов, совсем не первым, в списке назначенных процедур.

Результат такого «профессионального» подхода к лечению предсказуем. Он будет равняться нулю. Нет, человеку станет полегче. За те две-три недели, что его будут окружать заботой и вниманием, и, если повезет, он не будет ходить на работу, организм его отдохнет, включит собственные механизмы защиты. Болевые ощущения закономерно уйдут или притупятся, двигаться станет проще. Более-менее собранным он распрощается с доктором до …

До следующего обострения, которого долго ждать не придется. Ведь причина боли так никуда и не делась! Куда же она могла исчезнуть, если доктор о ней «ни сном, ни духом»? Поэтому любая стрессовая ситуация, которая выведет ОДА человека из состояния компенсации, приведет к очередному обострению.

 

Для меня совершенно очевидно, что функциональная патология в позвоночнике появляется раньше дегенеративно-дистрофического процесса и является главной причиной его возникновения. Не единственной, но главной. Поэтому попытки вылечить ДДП, без учета данной взаимосвязи, обречены на провал.

Учитывая то, что длительность существования ФБ, при отсутствии противопоказаний, никак не влияет на возможность его ликвидации, именно с мануальной терапии следует начинать лечение проблем в позвоночнике. Восстановление нормальной биомеханики как отдельного ФДПС, так и всего позвоночного столба в целом, самым положительным образом сказывается на состоянии всех составляющих их структур.

На этом стояла, стоит, и стоять будет Мануальная Терапия … как минимум в моем исполнении!

Прямо или вскользь эта тема в дальнейшем будет затрагиваться неоднократно. Она, на самом деле, является основополагающей для любого вертебролога. Мое видение проблемы я обрисовал. С его учетом я и буду высказывать свое мнение по всем тем вопросам, что будут дальше обсуждаться.

Ну, все, акценты расставлены, двигаемся дальше.

 

 
Глава одиннадцатая – Остеохондроз.

 

Вот, собрался писать про остеохондроз и вспомнил, что этим не так давно уже занимался. За последние два-три года я написал несколько статей для своих пациентов. Подвигло к этому меня как раз то, что явилось и стимулом к написанию этой книги – моя лень. Ну не люблю я повторять много раз одно и то же! И сейчас я  подумал – а почему бы мне не воспользоваться «шпаргалкой»? Тем более что написал ее я сам. Тем более что темы совпадают один в один.

Пожалуй, именно так я и поступлю. Наверное, что-то в статьях будет повторяться и перекликаться. Все-таки они готовились как отдельные работы, а не как единое произведение. Но это даже не плохо. Будет понятно, что проблемы позвоночника взаимосвязаны.

Может быть, я что-то и поменяю в статьях или как-то их дополню. В общем, постараюсь их адаптировать для книги.

И так …

 

Миф об Остеохондрозе.

 

В детстве я очень любил читать книгу «Легенды и мифы древней Греции». Последнее время я все чаще ее вспоминаю. И лишь потому, что чем дольше занимаюсь медициной, тем больше мне хочется написать книгу под названием «Мифы и легенды современного Здравоохранения».

Самая первая глава в ней должна называться так – «Миф об Остеохондрозе Всемогущем, который был рожден богатым воображением Соискателя Научной Степени, которым запугивают всех Доверчивых Пациентов, который является палочкой-выручалочкой для всякого Нерадивого Врача, и который является неиссякаемым источником наживы для Предприимчивого Лекаря».

 

Остеохондроза позвоночника (ОП), как болезни, не существует! Дегенеративно-дистрофический процесс (ДДП) в позвоночнике (именно так звучит расшифрованный вариант названия ОП) является процессом естественным и никакого отношения к болезни не имеет. У кого-то он возникает раньше, у кого-то позже. Но чаша сия не минует никого.

С возрастом седеют волосы, дряблой становится кожа, ухудшается зрение, снижается подвижность в суставах. Ни кому и в голову не придет назвать эти процессы болезнью. Это, увы, видимые проявления течения времени. В позвоночнике его неумолимое движение заметно в уплотнении межпозвонковых дисков, «отложении солей» на позвонках, уменьшении объема движения в межпозвонковых суставах. Спросите у своего лечащего врача, что такое ОП? Вот именно этими словами он вам и ответит. Т.е. естественный процесс старения организма, видимый в позвоночнике, он назовет болезнью.

 

Иногда процессы, характерные для ОП, могут быть обнаружены у довольно молодого человека, которого рано приписывать к старикам. Возможно их проявление в двух вариантах. В первом случае дегенеративно-дистрофический процесс охватывает весь позвоночник. Совершенно очевидно, что причину этого явления необходимо искать не в самом позвоночнике. Такой вариант развития ОП говорит о нарушении обмена веществ в принципе. Его проявления легко найти и в других органах и системах человека. Проблемы в позвоночнике могут способствовать нарушению обмена веществ, но никогда не являются его непосредственной причиной. Поэтому, совершенно неправомочно списывать все болезни человека на пагубное влияние «распространенного остеохондроза позвоночника».

Для второго варианта характерно развитие ДДП только в отдельном участке позвоночника. Чаще это бывает в поясничном отделе, несколько реже в шейном. И уж совсем редко такое происходит с грудным отделом. Вот здесь уже, действительно, причина ДДП находится в самом позвоночнике. И заключается она в нарушении биомеханики отдельного участка позвоночного столба. Начинается процесс с нарушения взаимоотношений двух позвонков в отдельно взятом фиксационно-двигательном позвонковом сегменте (ФДПС). Происходит это из-за воздействия внешней механической силы на отдельный позвонок. В результате чего один позвонок смещается относительно другого. Если смещение было достаточно сильным и произошло нарушение конгруэнтности суставных поверхностей позвонков, то оно приобретает стойкий характер, т.е. формируется функциональный блок (ФБ).

Что, в таком случае, происходит в межпозвонковом диске и межпозвонковых суставах ПДС, не очень сложно догадаться. Именно, тот самый пресловутый ДДП. В общем, биохимический процесс является закономерным продолжением биомеханического конфликта. И что надо лечить, следствие или причину? Вариантов ответа не так много. А правильным из них будет только один – необходимо устранить ФБ.

 

Ни в западной, ни в восточной медицине нет такого понятия, как ОП. Там, конечно, тоже все не идеально. Однако придумать себе такого козла отпущения, как остеохондроз, мудрецы Востока и технари Запада не догадались. А вот наши светлые головы от медицины сподобились! И сваливают на мифический ОП все, что только смогут. Болит голова – шейный остеохондроз! Сердце болит – грудной остеохондроз! Поясницу «пересекло» - поясничный остеохондроз! Все болит – остеохондроз распространенный!!!

 

И не приставай к доктору, у него и без тебя работы полно. Ведь он старался. Уколы тебе ставили? Ставили. Электрофорез делали? Делали. На массаж ходил? Ходил. Даже блокаду тебе в то место, где болит, воткнули. Ну и что же, что легче не стало?! Сам виноват. Не так сидел, не так лежал, не то ел всю свою жизнь. А теперь хочешь, чтоб не болело? Так ведь остеохондроз неизлечим. Он обратного развития не имеет. Заработал сам, вот и мучайся сам. А медицина здесь бессильна.

 

Бессильна-то она, бессильна, но кто только не предлагает «избавить от остеохондроза». Нет такого медицинского центра, который бы не предлагал свои услуги при «болевых синдромах остеохондроза позвоночника». Как пройти мимо такой кормушки? Спина болит почти у всех. Поток пациентов не прекращается. Вот и старается откусить свой кусок праздничного пирога каждый, в меру своих способностей.

 

Начинается, как всегда, все с диагностики. Раньше был только рентген, единственный и неповторимый. Сейчас ему отдают предпочтение только ортопеды. Думаю, скорее по привычке, чем из соображений объективности результатов диагностики.

В настоящее время последнее слово при постановке диагноза ОП пытаются оставить за собой специалисты УЗИ. В крупных городах пациентов, всеми правдами и неправдами, стараются прогнать через МРТ.

 Диагностика – вещь не дешевая. Но это никого не смущает. Больному надо знать «всю правду о своем позвоночнике». А доктору надо «увидеть» болячку, чтобы поверить в то, что пациент не претворяется. Если бы кто-то взялся подсчитать, сколько денег население затрачивает на диагностику несуществующей болезни, он бы, наверное, ужаснулся от полученных результатов.

 

Ну, а когда свой вердикт диагностика вынесет, тут и многочисленные «проверенные и надежные» методы лечения оказываются под рукой. Перечислять их все не имеет смысла. Да и сами эти методы смысла не имеют. Хотя, извините, совершенно бессмысленными их назвать нельзя. Они имеют целью оставить пациента с проблемой, но без денег.

 

Лечить надо причину, но не следствие. Кокой бы степени выраженности не был ДДП в позвоночнике, у него всегда есть причина. Сам по себе он только «верхушка айсберга».    Либо он становится проявлением естественного старения организма. И тогда речь о лечении вообще не идет. Либо ОП развивается как следствие нарушения обмена веществ. Тогда необходимо выяснить причину этого самого нарушения и, по возможности, оказать лечебное воздействие именно на нее. Либо локальный ДДП формируется вследствие расположенного в данном участке позвоночника ФБ (самый частый вариант). Само собой, что лечение должно заключаться в выявлении и устранении блока.

 

Остеохондроз Всемогущий непобедим. И только лишь потому, что и побеждать-то некого. Он – миф, выдумка, фантазия. Фантастическими битвами пусть увлекаются дети. Взрослым людям можно заняться более серьезными и реальными делами.

 

Вот такая статья была мной написана пару лет назад. Может быть она чересчур эмоциональна, но, по сути, верна. Пожалуй, ничего менять не буду.

Мифическое отношение к остеохондрозу проявляется еще в одной, весьма распространенной, точке зрения на его происхождение. Я имею ввиду миф о том, что остеохондроз является расплатой за прямохождение. Человечество де никак не может до сих пор приспособиться к вертикальному образу жизни. Нагрузка на позвоночник оказывается не соизмеримой той, на которую он был рассчитан изначально, из-за чего в нем и появляются всякие проблемы.

Кто придумал эту теорию, я не знаю. Видимо, это было сделано очень давно. Потому как на протяжении уже многих лет эта ересь с удивительной настойчивостью появляется в разных источниках. Честное слово, хочется посмотреть в глаза кому-нибудь, кто ее распространяет, и задать ему несколько вопросов.

Ну, например, таких: Сколько еще миллионов лет, по его мнению, «человек прямоходящий» должен протопать на двух ногах, чтобы окончательно приспособиться к вертикальному образу жизни? Знает ли он, что у животных, передвигающихся на четырех ногах, имеются все те же признаки ДДП, что и у человека? Почему из всех частей ОДА только позвоночник не приспособился, как он считает, к прямохождению?

Если брать во внимание эволюционную теорию происхождения человека, то по ней, с учетом последних археологических данных, предки человека стали передвигаться на двух ногах 6-7 млн. лет назад. Неужели этого срока недостаточно, чтобы опорно-двигательный аппарат полностью эволюционировал?! Да более чем достаточно.

Это относится, кстати, не только к ОДА, но и ко всем остальным органам и системам человека. Особенно это заметно в работе пищеварительного тракта. Кто сомневается в этом, может попытаться употреблять пищу находясь исключительно в горизонтальном положении. Пить неудобно, жевать неудобно, глотать неудобно. А как неудобно организму проталкивать пищу через весь «пищепровод» без помощи естественной силы тяжести!

В самом ОДА примеры эволюции прослеживаются везде. Нижнечелюстные суставы приспособлены для оптимальной работы именно в вертикальном положении тела. Стопы сформированы в виде амортизатора, необходимого при прямохождении. В отличие от них кисти рук совершенно не приспособлены не только для выполнения опорных функций, но даже для полноценного хватания. Женский таз оптимально подходит для вынашивания плода именно в вертикальном состоянии тела. В самом позвоночнике самые крупные позвонки и самые мощные межпозвонковые диски находятся в его поясничном отделе, что актуально именно при прямохождении, при котором на этот участок приходится максимальная нагрузка.

 

Мифом об остеохондрозе как болезни пользуются шарлатаны всех мастей, начиная с «народных целителей» и заканчивая профессурой, сидящей в навороченных медицинских центрах. Миф о прямохождении как причине этой самой «болезни» особенно успешно пользуют ортопеды. Запугивая обывателя угрозой чрезмерной нагрузки на его несчастный позвоночник, который за 7 млн. лет так и не приспособился к перемещению нескольких десятков килограммов его веса, они бессовестно навяливают ему приспособления «для поддержки позвоночного столба».

Различные пояса, корсеты и корректоры осанки, по мнению ортопедов, очень облегчают жизнь человека, беря на себя часть нагрузки, которая приходится на его ОДА. Что они действительно облегчают, так это его кошелек, поскольку стоят весьма не дешево. Ведь они теперь сплошь «индивидуально подобранные», «из современных материалов», «по последним (чуть ли не нано) технологиям».

Как это ортопеды до сих пор не додумались продавать всякие штуковины для разгрузки рук и ног? Сделали бы какие-нибудь железные трубки с шарнирами вместо суставов и привязывали их к конечностям. Или им помощь не нужна? Или они таки смогли приспособиться, в отличие от позвоночника, к переходу от горизонтального образа жизни к вертикальному?

Зачем я это спросил? Боюсь, что коммерческая извилина в ортопедическом мозгу заработает на полную силу и выдаст идею по созданию, естественно с целью активной продажи, выше указанного приспособления.

 

Собственно, с темой «остеохондроз» можно было бы и заканчивать. Понятно, что это не болезнь, а повод для выкачивания денег из населения. Но просто так расстаться с ней мы не можем потому, что следующей темой будет та, что везде фигурирует как «осложнение остеохондроза позвоночника». Ну конечно, это знаменитая Грыжа Диска. Именно к ней мы плавно и переходим.

 

 

Глава двенадцатая – Грыжа диска.

 

Хорошо, оказывается, иметь шпаргалки. Ни в школе, ни в институте я ими никогда не пользовался. Зря, наверное, очень облегчают работу. Ну, ничего, теперь упущенное наверстаю. Ведь и про грыжу диска (ГД) у меня есть статья. С нее и начнем.

 

ГД.

 

«Прихватило» у человека спину. Ну, прихватило и прихватило. С кем не бывает? Он идет в больницу. Проходит спокойно стандартное обследование и вдруг получает на руки неутешительное заключение – грыжа диска. Что? Грыжа?! Караул! Спасите!! Помогите!!!

Когда первая паника проходит, начинаются поиски путей избавления от хвори. «Сарафанное радио» всегда являлось лучшим источником информации в этой стране. Знакомые и родственники предлагают разнообразные, но, безусловно «самые надежные и проверенные», методы лечения. Это и иглоукалывание, и пчелоужаление, и пиявкопокусывание, и кровопускание, и медопомазывание, и … Кто-то предлагает «целителя», способного вправить грыжу назад. Кто-то настаивает на операции, не веря ни в какие другие методы лечения. Кто-то слышал о заграничном лекарстве, при применении которого грыжа сама «рассасывается». Кому верить? Куда податься? В чем найти спасение?

При любой болезни, прежде чем решать вопрос «как» лечить, необходимо определиться с тем, а «что», собственно, собрались лечить? Что надо лечить при грыже диска? Смешной вопрос, не правда ли? «Конечно, грыжу!» - ответит не только врач, но и любой первокурсник Медакадемии.

И будут не правы и те, и другие.

 

Что собой представляет межпозвонковый диск (МД)? Внутри него находится достаточно мягкое пульпозное ядро. Снаружи ядро окружает очень плотное фиброзное кольцо. Вот эта конструкция из двух составляющих и называется межпозвонковым диском. У него много функций. А главная из них – быть амортизатором между двумя позвонками.

Представьте, что между двумя бочками с водой, стоящих одна на другой, лежит резиновый диск. Когда бочки центрированы, т.е. стоят строго одна над другой, давление на диск распределяется равномерно. В этом случае резиновый диск будет выполнять свои амортизационные функции до тех пор, пока «от старости» не иссохнет и потрескается.

Но если, по какой-то причине, верхняя бочка сдвинется относительно нижней, да еще наклонится, да повернется вокруг своей оси! Что, в таком случае, должно произойти с диском? Правильно, он окажется в дискомфортном состоянии. Давление на диск уже не будет равномерным. Оно будет иметь определенное направление, причем чрезмерное, по отношению с обычным. Именно с этой стороны и сформируется, со временем, выпячивание, или грыжа, в данном случае резинового, диска.

Именно по такой схеме и происходит формирование ГД в позвоночнике. Из чего следует, что грыжа является не самостоятельным заболеванием, но лишь следствием другого биомеханического процесса. Сначала происходит смещение одного позвонка относительно другого, а затем в МД, расположенном между ними, формируется грыжа.

И что надо лечить? ГД, которая является следствием, или смещение позвонка, являющееся причиной? Конечно, причину. Необходимо восстановить нормальную биомеханику позвоночника, т.е. произвести «центрирование» его оси. Для этой цели, в первую очередь, надо убрать все функциональные блоки в фиксационно-двигательных  позвонковых сегментах (ФДПС). Это обеспечивает полноценное движение позвонков и равномерную нагрузку на МД.

Чем раньше это будет сделано, тем больше шансов, что ГД не даст осложнений. Самым тяжелым из них считается разрыв фиброзного кольца с выпадением пульпозного ядра в спинномозговой канал. В таких случаях иногда возникает необходимость в экстренном оперативном вмешательстве.

Но это крайний вариант развития событий. В большинстве случаев своевременное и правильное лечение позволяет полностью избавиться от болезни. Лечением я называю мануальную терапию. Иногда, после основного лечения, проводится курс реабилитации для скорейшего восстановления функций МД. Он может включать в себя иглоукалывание, гомеопатию, фототерапию, специальную гимнастику.

При ГД, как ни при какой другой функциональной патологии опорно-двигательного аппарата, имеет значение владение лечащим врачом методами Мануального Мышечного Тестирования (ММТ). Только с его помощью можно протестировать возможные противопоказания к лечению. Уровень расположения смещенного позвонка, направление смещения, сопутствующую патологию позвоночника достоверно определить можно только с помощью ММТ. Ни одно современное техническое средство диагностики не даст столь полной информации.

«Грыжа диска» - не приговор. Правильный метод лечения, а им является только тот, который устраняет причину болезни, а не борется со следствием, дает очень хорошие результаты. Пройдя его, человек может навсегда забыть это неприятное словосочетание.

 

Меня всегда смущало, что при обсуждении возможных причин появления ГД никогда в качестве решающего фактора не упоминался тот факт, что межпозвонковый диск является частью опорно-двигательного аппарата. И что именно нарушение функции движения должно быть причиной изменений структуры диска, а не наоборот.

В каком возрасте возможно появление нарушений подвижности в ФДПС? В любом. Если вы помните, данная патология выявляется у большинства только что рожденных детей. Куда уж раньше?

А структурная патология, тот самый ДДП, когда она вырисовывается? В лучшем (хотя, конечно же, в худшем) случае в подростковом возрасте.

Сейчас я практически уже не занимаюсь тестированием проблемы на время ее возникновения. Но несколько лет назад, когда я активно работал над выявлением причинно-следственных связей разных, как мне тогда казалось, видов патологии позвоночника, то проводил ММТ с этой целью у каждого своего пациента. Не было ни одного случая, чтобы патология структурная предшествовала функциональной! (Еще раз хочу напомнить, что в этой книге речь идет только о той патологии позвоночника, работа с которой входит в компетенцию мануального терапевта.)

Что особенно важно, имеется ввиду патология одного и того же ФДПС. То есть тот вариант, когда в одном позвонковом сегменте выявлены и ФБ, и ДДП.

Поэтому грыжа диска должна рассматриваться как следствие своевременно не устраненной функциональной патологии в ФДПС. Только такой врачебный подход к пониманию причин ее возникновения дает пациенту шанс на выздоровление.

 

Какой из диагностических критериев является решающим в выборе тактики лечения ГД в современной медицине? Размер грыжи. Поэтому МРТ назначают почти каждому, кто обратился к неврологу или ортопеду с болью в спине. Врач должен увидеть грыжу и только после этого он примет решение, уже надо ее оперировать, или можно еще подождать.

Никто даже не пытается задуматься, когда появилась данная ГД, почему именно в этом ФДПС, почему справа (или слева), она ли является причиной боли?

Действительно, зачем напрягать свои мозги и психику пациента вопросами, ответы на которые все равно не важны? Ведь вот она грыжа, ее замечательно видно на снимках. Корешки спинного мозга еще не сдавливает? Тогда с операцией можно погодить.

Медицина рассматривает грыжу диска исключительно как статичный объект. А она является стадией процесса динамического. У нее есть своя история. В формировании ГД всегда можно проследить последовательные и закономерные этапы.

Начинается все с появления функционального блока в ФДПС. При этом, как известно, блокированный выше лежащий позвонок поворачивается и наклоняется относительно ниже лежащего. Соответственно, нагрузка на межпозвонковый диск распределяется уже не равномерно, а однонаправлено в сторону, противоположную той, в которую наклонился позвонок.

Если такое состояние сохраняется достаточно продолжительное время, происходит постепенное смещение пульпозного ядра диска в сторону, куда направлен вектор нагрузки. Нарушается питание диска. Волокна фиброзного кольца в месте, испытывающем наибольшее давление, компенсанторно уплотняются, теряя при этом свои эластичные свойства. Не справляясь с постоянно испытываемым давлением, фиброзное кольцо начинает «терять форму», выпячивается в одну сторону, формируя так называемую протрузию. Размеры ее могут быть разными, но целостность кольца еще сохраняется, никаких разрывов нет.

Понятно, что такой межпозвонковый диск не может полноценно выполнять возложенные на него функции амортизатора. И вот в один не прекрасный момент, под воздействием далеко не чрезмерной нагрузки, в нем формируется грыжа. Характерным признаком ее является разрыв фиброзного кольца, в который проникает пульпозное ядро диска.

Неприятностей от ГД много, но основными являются две. Во-первых, возможно сдавление корешков спинного мозга выпавшим фрагментом ядра со всеми вытекающими из этого последствиями. Во-вторых, способность к амортизации у межпозвонкового диска в таком состоянии сильно приближается к нулевой. Закономерным итогом чего являются выраженные нарушения статики и динамики позвоночника. Проще говоря, сидеть, стоять, ходить становится крайне затруднительно.

 

Зачем все это надо знать? Всего лишь для того, чтобы правильно провести лечение. Ведь от врача именно это и требуется, не правда ли?

Большинство пациентов (процентов 95), обращающихся за помощью по поводу ГД, на самом деле имеют только протрузию. Величина ее может варьировать от 2 до 6-8 мм. Размер значения не имеет. Важно, что анатомически структуры межпозвонкового диска не имеют необратимых изменений.

Что является причиной формирования протрузии? Правильно, функциональный блок. Какой метод лечения позволяет избавиться от него? Правильно, мануальная терапия.

Теперь понятно, что мануальная терапия является единственным методом ЛЕЧЕНИЯ при протрузии межпозвонкового диска. Любые другие варианты «лечения» лечением не являются. Только правильно проведенная мануальная мобилизация блокированного ФДПС дает возможность снять ассиметричную нагрузку на диск, то есть устраняет саму причину выпячивания.

Далеко не все так просто, если у человека есть истинная грыжа диска. В подавляющем большинстве случаев ее наличие является абсолютным противопоказанием к МТ.

Но нет правил без исключений. В моей практике были ситуации, когда у пациента с достоверно подтвержденной ГД не находилось поводов для отказа от мануальной терапии. Не скажу, что таких случаев было много, но они были. После устранения блока в ФДПС, в котором и располагалась грыжа диска, никаких отрицательных последствий не наблюдалось. Наоборот, пациенты чувствовали себя гораздо лучше. У них значительно уменьшался болевой синдром, уходило ограничение подвижности. В конце концов, им всем удавалось избежать операции!

Все, что касается ГД, требует крайне индивидуального и осторожного врачебного подхода. Все надо проверить, перепроверить и еще раз проверить. Необходимо исключить даже намек на возможные осложнения после мануальной терапии. Без ММТ такую работу осуществить не представляется возможным.

 

Надеюсь, теперь понятно, почему я тему грыжи диска стал рассматривать в той части книги, которая посвящена заблуждениям и  мифам? Да просто поинтересуйтесь, кто еще не знает, какие методы лечения сейчас предлагаются на рынке медицинских услуг для борьбы с ГД.

Всех перещеголять стараются нейрохирурги и травматологи, предлагая различного вида операции. Однако никакой самый современный хирургический способ лечения не устранит первопричину образования грыжи. Именно поэтому такой высокий процент рецидива после проведенного оперативного лечения.

Медикаментозная терапия никак не способна устранить биомеханический конфликт в позвоночнике. В неврологических отделениях больниц в людей вливают тонны лекарств, но ни одно из них не в состоянии сдвинуть позвонок на место. Тогда зачем?!

Иглоукалывание (к которому я отношусь хорошо) может устранить энергетический дисбаланс. Таковой всегда имеется при любом заболевании, в том числе и при ГД. Нормализация энергетики может уменьшить боль, снять напряжение, повысить двигательную активность. Но все это временно! Ведь блок-то иглами снять нельзя. Для этого необходимо механическое воздействие, а совсем не энергетическое.

Особый разговор о собратьях по цеху, то есть мануальных терапевтах.

Некоторые из них берутся вправить все и вся, не взирая на объективные данные и возможные последствия. Отличить их не сложно. Как правило, в своих рекламных заявлениях они безапелляционно заявляют, что «работают с грыжей диска» и гарантируют успех. Бежать от таких докторов нужно так быстро, как только позволяет здоровье, если человек не хочет расстаться с его остатками.

У других, осторожных, подходы прямо противоположные. Они категорически против любого механического воздействия на ФДПС даже с протрузией, не говоря уже о грыже диска. Веских аргументов своей точки зрения они предъявить не могут, однако на мнении своем настаивают с упорством, достойном лучшего применения. Все сводится к одному слову «Опасно!». Жизнь вообще штука опасная, как известно, от нее умирают. Но вы растолкуйте, в чем заключается опасность мануальной терапии у данного конкретного пациента? А так же объясните, что лучше, провести лечебную мобилизацию (конечно, при отсутствии противопоказаний) или оставить человека с проблемой и перспективой того, что в дальнейшем будет только хуже? Все мои попытки получить ответы на подобные вопросы всегда натыкались на обиженное «сам дурак!».

Вот и получается, что ГД похожа на собаку в будке. Не известно, привязана собака или нет, большая она или маленькая, злая или ласковая. И подходить страшно, и уйти просто так нельзя, вдруг потом выскочит и покусает кого-нибудь.

Точно знает о том, что за псина в будке сидит, только ее хозяин. Спросить бы его, да говорит он на таком языке, что не всяк поймет.

К счастью, есть один универсальный язык, на котором можно поговорить с любым обладателем собаки, ой! извините, грыжи. Называется он ММТ. Владеющий им может всегда получить всю необходимую ему информацию непосредственно от владельца, то есть тела. Для мануального терапевта знание этого языка, пожалуй, даже важнее, чем знание родного разговорного. Ведь только с его помощью можно развеять мифы, опровергнуть заблуждения, разгадать все загадки тела.

 

Подытожим. ГД формируется в три этапа – функциональный блок, протрузия, истинная грыжа диска.

 Единственным этиопатогенетическим (с учетом причины) методом лечения на первых двух стадиях является мануальная терапия, при отсутствии противопоказаний к ней.

Истинная грыжа диска почти всегда исключает возможность применения МТ. Однако это утверждение нельзя принимать за аксиому. Возможны индивидуальные особенности течения заболевания и активности механизмов компенсации, которые позволяют разблокировать ФДПС с грыжей.

Независимо от стадии грыжеобразования показания и противопоказания к лечению определяются строго индивидуально с учетом клиники и данных дополнительных методов исследования.

Владение методом ММТ является необходимым и обязательным условием для допуска врача к работе с пациентами с грыжей диска.

 

 

Глав тринадцатая – Сколиоз идиопатический.

 

Разберемся сразу с терминологией. Слово «идиопатический» означает «невыясненной этиологии», другими словами «причина не известна». Самое короткое объяснение слова «сколиоз» - искривление позвоночника во фронтальной плоскости, то есть вбок. Соответственно, разбирать мы сейчас будем боковое искривление позвоночника, причина которого не известна.

Если верить медицинской статистике, то идиопатический сколиоз (ИС) является самым распространенным из всех видов сколиоза. По разным данным он встречается у 8-16% населения.

А если верить собственным глазам и рукам, то ИС не существует вовсе. Во всяком случае, я не могу припомнить ни одной ситуации, когда бы у меня возникли трудности с выяснением причины сколиоза.

Да и что там выяснять, если причина эта, практически, у всех одна и та же. Помните, с чего все проблемы начинаются? Правильно, с родовой травмы в верхнешейном отделе позвоночника. Самый распространенный ее вариант представляет собой правостороннюю ротацию первого шейного позвонка. Особенности строения С1 таковы, что он наклоняется в туже сторону, в которую поворачивается. В этом состоит его уникальность, потому как у всех остальных позвонков наклон и поворот всегда происходит в разные стороны.

Что произойдет с нижележащим, то есть вторым шейным позвонком? Сустав между ним и С1 не пострадал, следовательно он «пойдет за ним», повторяя его пространственную ориентацию. Следующий позвонок постигнет та же участь. И так далее.

Но не до бесконечности. Точнее, не все 24 позвонка станут последовательно повторять движение, навязанное положением С1. Почему? Давайте вспомним, как выглядит позвоночник сбоку. В шее есть изгиб вперед, в грудном отделе назад, в поясничном опять вперед. То есть строение позвоночника при виде сбоку дугообразное. Дуг этих три, вершины их расположены приблизительно на середине каждого из трех отделов позвоночника.

Что произойдет с дугой, если составляющие ее элементы будут закручиваться в одну сторону? Она отклонится в сторону. Причем в сторону, противоположную направлению вращения. Поэтому в шейном отделе при правостороннем подвывихе С1 произойдет смещение оси позвоночника влево.

Две последовательные, но направленные в разные стороны, дуги не могут откланяться в одну сторону. И, начиная со второго грудного позвонка, фронтальная ось начинает откланяться вправо. А поясничная дуга закономерно получает изгиб влево.

Как итог мы имеем S-образное нарушение осанки. Которое имеет вполне объяснимую и легко выявляемую причину.

Время, за которое функциональный блок Ос-С1 успевает перерасти в совсем не идиопатический сколиоз, у каждого пациента свое. Видимые проявления сколиоза не зависят от возраста. Решающее влияние на скорость его формирования оказывают тип конституции тела и сопутствующие проблемы со здоровьем.

У высоких и худощавых астеников нарушение осанки будет заметно раньше, чем у низеньких и плотно сбитых гиперстеников. К трем-четырем годам жизни астеники уже имеют заметные проявления начинающегося сколиоза. Для гиперстеников критическим периодом для позвоночника является подростковый возраст.

Сопутствующая патология значительно ускоряет развитие сколиоза. Все, что, так или иначе, ослабляет здоровье, распыляет защитные ресурсы организма. Механизмы активной компенсации способны поддерживать организм в рабочем состоянии долгие годы, если будут использованы рационально. Однако в условиях, когда различные болезни «тянут одеяло на себя» энергетика человека быстро истощается, не успевая восстанавливаться. Поэтому «где тонко, там и рвется». И функциональная патология позвоночника исключением из правил не становится. Чем больше у ребенка болячек, тем быстрее проявится сколиоз.

 

Вся патология в организме, в том числе и в ОДА, делится на еще функциональную и уже структурную. Функциональный сколиоз (ФС), а именно так следует называть пресловутый ИС, не сопровождается необратимыми изменениями в позвоночнике. Сколиоз, как следствие родовой травмы шейного отдела позвоночника, является не единственной, но самой распространенной формой ФС.

Я сейчас не буду подробно на них останавливаться, только перечислю некоторые. Итак, к группе функциональных относятся краниальный (при смещении костей черепа), висцеральный (при патологии внутренних органов), эмоциональный (как реакция на стресс) и энергетический (из-за воздействия лучевой нагрузки) сколиозы. Общим для всех видов ФС является то, что он «самоликвидируется», как только обнаруживается и устраняется причина, его вызвавшая.

Сколиозы, вызванные или сопровождающиеся изменениями в структуре отдельных составных частей ОДА, не относятся к компетенции мануального терапевта и здесь не рассматриваются.

 

Мифы и легенды передаются из уст в уста. Иногда их записывают на бумаге. Иногда по их мотивам ставят спектакли и снимают кино. Все знают, что они являются выдумкой и, на самом деле, этого никогда не было и быть не могло.

С мифом о Сколиозе Идиопатическом случилось то, примеров чему я лично подобрать не могу. Во-первых, он был создан искусственно. Зародился он в затуманенном ортопедическом сознании, неспособном понять уникальную простоту возникновения искривлений позвоночника. А во-вторых, он, единственный из известных мне мифов, смог материализоваться. Воплотился он в ужасного монстра, имя которому «Детские сады и школы для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата».

Вот подумайте сами, можно ли вылечить болезнь, причина которой неизвестна? Конечно, нет. Можно как-то сгладить или подавить на время ее симптомы. Разве это можно назвать лечением? Ведь «идиопатическая» причина болезни никуда не делась, значит и проявления  ее не заставят себя долго ждать.

Однако в вышеуказанных учреждениях ортопеды активно «лечат» ИС всеми, доступными им, способами. То, что они никого вылечить там не могут, даже не самое страшное. Ужасно то, что ребенку с ранних лет прививают психологию больного человека. Его учат тому, как человек с искривлением позвоночника должен лежать, как сидеть, как переносить тяжести. Объясняют, что болезнь с ним на всю жизнь и, чтобы не стало хуже, правила эти надо соблюдать всегда.

То, что не станет лучше, признают и сами работники этих контор. Однако усердия от этого у них не уменьшается. Огромные материальные средства ежегодно тратятся на содержание специализированных школ и детских садов. Я не говорю, что они совсем не нужны. В них проходят курс реабилитации и дети с органической необратимой патологией ОДА. Им, действительно, нужны особые условия и особое отношение. Но значительную часть находящихся там детей составляют те, что имеют функциональные нарушения позвоночника, излечиваемые за две-три недели!

Кстати, в последнее время все чаще стали появляться заметки по поводу того, что ИС является врожденной патологией. Это очередной искусственно скультивированный миф. Очень удобный, кстати, миф. Когда не понимаешь причину патологического процесса, так приятно свалить все на его врожденность. Сразу снимаешь с себя всю ответственность за результат своих манипуляций с телом. Нет, от самих манипуляций никто отказываться не собирается. Все те же массаж, ЛФК, физиопроцедуры и прочая к ребенку будут применять и впредь. Вот только, учитывая врожденный характер патологии, результатов, и так приближающихся к нулю, уже и вовсе не ждут.

 

Приступая к работе над этой главой, думал, что сейчас легко и быстро накатаю страниц десять, ведь тема-то того заслуживает. Но вот что-то не получается. Видимо выдохся, ежедневно объясняя родителям всю несостоятельность их многолетних попыток избавить свои чада от нарушений осанки. Раньше я объяснял долго и подробно, потом все короче и лаконичнее. Вот, наверное, и разучился говорить много о том, чего в природе не существует. Я говорю не о сколиозе вообще, он был, есть и будет. Речь идет о той его части, которую принято считать идиопатической.

В моей работе, к счастью, болезни с невыясненной этиологией не встречаются. Не потому, что ко мне не доходят такие пациенты, а потому, что их не бывает вообще. Причинно-следственные связи в развитии любого патологического процесса в организме всегда можно отследить. Сколиоз, в этом плане, не исключение.

 

 

Глава четырнадцатая – «Разные» ноги.

 

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!... Помните эту оптимистическую песню строителей светлого будущего? Знаете, это совсем не утопия. Я знаю некое сообщество людей, которые от собственной веры в бесплодную, казалось бы, фантазию, имеют вполне конкретный осязаемый результат. Сейчас я вам расскажу историю современных алхимиков, научившихся буквально из ничего ковать золотую монету.

Для начала немного биомеханики. Спереди и сзади позвоночник здорового человека выглядит совершенно прямым. То есть отвес, опущенный от макушки головы, будет проходить строго по середине каждого позвонка, не отклоняясь ни влево, ни вправо.

Поскольку здоровыми, как мы знаем, с рождения остаются единицы, то и идеальный результат опыта с отвесом получить весьма затруднительно.

Первый шейный позвонок имеет и свое специфическое название «атлант». Оно закрепилось за ним потому, что на его «плечах» удерживается голова. Выражаясь языком строителей, атлант является несущей частью, фундаментом для головы. Соответственно, куда фундамент заваливается, туда и дом наклоняется. Поэтому дом, извините, голова, у большинства младенцев отклонена вправо.

Расстояние от основания черепа, которое расположено на С1, до его макушки значительное. Поэтому верхняя точка ОДА, коей и является макушка головы, смещается вправо весьма прилично. И если теперь провести опыт с отвесом, то он наверняка даже не заденет нижние поясничные позвонки, так сильно центр тяжести сместится в правую сторону.

Пока новорожденный находится в горизонтальном положение, эти проблемы могут быть и не замечены. Но вот уже садится ребенок с трудом, поскольку не может сохранить равновесие и потому заваливается в одну сторону.

А что должен испытывать организм ребенка в ситуации, когда тот начинает вставать на ноги? Стоять-то не удобно! Левая нога подкашивается, ноги заплетаются, падения идут одно за другим.

Со стороны это конечно выглядит умилительно. А ОДА ребенка совсем не смешно. Он испытывает значительные перегрузки, в связи с тем, что вес тела неравномерно распределяется на  правую и левую половины тела.

И тогда мудрое тело включает механизм защиты от перегрузок. Компенсируя падение вправо, спровоцированное наклоном головы в эту сторону, таз, смещаясь влево, переводит центр тяжести тела в срединное положение. Первая-то проблема никуда не делась, но ее компенсирует такая же, но противоположная по месту расположения в ОДА и вектору направления силы тяжести.

Таз, как и любая другая часть живого организма, не умеет совершать прямолинейные движения, он всегда двигается по спирали. Поэтому, смещаясь влево, он наклоняется вправо и поворачивается влево. Формируется так называемый «косой» таз. При этом левая подвздошная кость оказывается выше провой.

Биомеханическая часть рассказа почти закончена. Осталось только вспомнить, что тазобедренный сустав потому так и называется, что бедренная кость нижней конечности крепится к подвздошной кости таза. И если левая подвздошная кость оказывается, по причинам, изложенным ранее, выше правой, то …

    ...Ну, конечно. Левый тазобедренный поднимается относительно правого. Соответственно, левая нога будет выглядеть короче правой. Только выглядеть! Анатомически ее размеры ничуть не отличаются от размеров другой нижней конечности. Именно поэтому такое состояние и носит название «относительное укорочение».

А теперь, дети, давайте все вместе дружно позовем того волшебника, который ваши «относительно» разные ноги умеет превращать в «абсолютно» настоящие деньги! Раз, два, три: «Ортопед! Ортопед! Ортопед!». А вот и он. Что он вам принес? Правильно, дети, целый мешок красивых стелек в ваши башмачки. Только он вам их не подарит. Он продаст их вашим мамам и папам. Они засунут их в ваши ботиночки, а вы будите топать в них по дорожке. Это ничего, что легче вам не станет. Скорее наоборот. Зато Кудеснику Ортопеду вы доставите большую радость. А это как раз и есть то самое, для чего стельки были придуманы.

 

Не люблю приводить примеры из практики, это всегда выглядит как самореклама. Но сейчас один, совсем не рекламный, все-таки опишу, он, что называется, в тему.

Пару лет назад у меня лечилась молодая женщина. Жалобы у нее были на боли в спине и головные боли в течение около полутора лет. Ничего сверхъестественного в ее проблемах не было. Провел первый сеанс, в конце все перепроверил. Движения были восстановлены в полном объеме. Пациентка сказала, что чувствует себя замечательно, и довольная ушла от меня.

Жалобы и состояние ее перед вторым сеансом были точно такие же, как и перед первым! Я был в недоумении, женщина в расстроенных чувствах. Опять все сделали как надо. Боли сразу ушли, движения стали свободными.

Через неделю все повторилось! Ситуация для меня совершенно необычная, потому как я даже и вспомнить не мог, когда такое еще было. Стал «с пристрастием» допрашивать даму, что она такое с собой делает, что все возвращается. Она клялась, что выполняла все мои рекомендации и вообще вела себя очень спокойно.

Пришлось повторить всю ту работу, которая была проведена еще на первом сеансе. И вот когда женщина уже покидала мой кабинет, она спросила: «Доктор, а стельки мне продолжать носить?».

Если бы я не сидел, то, наверное, свалился бы на пол.

- Какие стельки?!

- Как, какие? Мне ортопед назначил стельки носить. Я в них уже полтора года хожу.

- Толщина их одинакова?

- Нет, левая на 8 мм толще.

- ?????

Я ей, значит, все поправляю. А она после этого надевает свою «лечебную» обувь и на «разных» ногах ходит. Чему ж тут удивляться, что все проблемы возвращались. Они и возникли-то лишь потому, что она стала носить обувь, разную по высоте.

Больше она ко мне не обращалась. Позвонила дней через десять, сообщила, что у нее все хорошо. Правильно, ведь стельки она собственноручно вытащила из своих туфель в конце достопамятного для нас обоих разговора.

 

Человек рождается с анатомически симметричным ОДА. Асимметрия возможна только функциональная, связанная с доминантностью одного из двух полушарий мозга или какой-нибудь патологией Центральной нервной системы (ЦНС). В обоих случаях нет, и не может быть, показаний для коррекции функциональных нарушений приспособлениями, изменяющие анатомические параметры частей ОДА.

Тот, кто читает книгу сначала, а не открыл ее на главе, которая его больше всего заинтересовала, уже должен догадаться, в чем должно заключаться лечение проблемы, одним из симптомов которой является относительная асимметрия ног. Название лечебного метода вынесено в заглавие книги. А начинаться лечение будет с приоритетного ФДПС, которым почти всегда является Ос-С1.

И ни о каких стельках, «уравнивающих» длину ног даже речи быть не может. Они могут только усугублять проблему, искусственно поддерживая перекошенность таза. Когда ось позвоночника во фронтальной плоскости выровняется, таз тоже станет ровным. Тазобедренные суставы окажутся на одном уровне и ноги, не переставая быть одной длины всегда, и выглядеть будут равными. Что в очередной раз подтвердит правило, что лечить надо причину, а не следствие.

 

 

Глава пятнадцатая – Массаж.

 

Надо чуток передохнуть, то есть воспользоваться шпаргалкой.

Когда я в 1001-й раз на вопрос, проходил ли пациент ранее какой-то курс лечения, услышал ответ «да я два-три раза в год хожу на массаж», то не выдержал и написал соответствующую статью. В ней я постарался, в максимально сдержанной форме, отразить свое отношение к этому виду ритуального рукоприкладства. Вот что получилось.

 

«Лечебный» массаж.

 

У вас заболела спина (или шея, рука, нога и т.д.). Не согнуться, не разогнуться; ни сидеть,    ни стоять невозможно. С работы вы приходите в полностью разобранном состоянии. Но и с утра, после сна, вы не чувствуете себя полностью здоровым. Боль не проходит, а с каждым      днем становится только сильнее.

И когда ваше терпение заканчивается, вы вспоминаете, что когда-то, когда у вас тоже как-то что-то болело, вы походили на массаж, и у вас все прошло. Вот оно, спасение!

Вы ищете телефон массажиста, но, оказывается, его нет у вас. Не беда! Друзья и знакомые предлагают вам на выбор несколько вариантов. И конечно, все эти специалисты крайне достойные, мастера своего дела, имеют большой опыт работы и прочая, и прочая …

Вы выбираете лучшего из лучших, на ваш взгляд, и отправляетесь к своему спасителю от боли.

Мастер своего дела вполне оправдывает ваши надежды. Он вас внимательно осмотревает, ощупывает, находит болезненные участки на теле, точно определяет, какие мышцы напряжены, а какие расслаблены. Он говорит вам, что у вас болят напряженные и «забитые» мышцы. Он предлагает вам курс лечения, состоящий из десяти сеансов массажа, расслабляющий эти мышцы, а значит, избавляющий вас от так надоевшей вам боли. И вы с радостью со всем соглашаетесь.

 

И вот оно, чудо! Всего несколько дней назад вы были развалиной, а сейчас вы готовы парить над землей! Благодарность ваша не имеет границ, но имеет вполне материальный эквивалент. Но это ерунда. Ведь вы и так готовы были заплатить любые деньги тому, кто вернет вам свободу движения. В общем, все остаются весьма довольны друг другом и расстаются до …

…До следующей, не такой уж далекой встречи. Потому, как через некоторое время, исчисляемое совсем не годами, а иногда неделями и даже днями, ваша боль возвращается к вам. Сначала легонько и изредка, потом более интенсивно и часто, она напоминает о себе. Но теперь вы уже не мучаетесь с выбором методов борьбы с ней. Вы точно знаете, где вам могут помочь.

И вот вы опять оказываетесь на кушетке у вашего спасителя. И опять вам становится легче от прикосновения его профессиональных рук. И опять вы ему признательны, и признательность свою подтверждаете материально. И опять все довольны. И опять, и опять, и опять …

 

Знакомая история, не правда ли? Если не с вами, то с кем-нибудь из ваших знакомых она обязательно случалась.

Несколько реже, но не намного, встречается иной вариант развития событий. У человека ничего особенно не болит. Но он решает «походить на массаж», чтобы «укрепить здоровье». И уже после первого или второго сеанса его скрючивает так, что он начинает проклинать и массажиста за то, что он такой неумелый, и себя за то, что его угораздило пойти на массаж.

Проходит какое-то время и намучившийся человек попадает, наконец, к специалисту, который избавляет его от боли и доходчиво объясняет, в чем была причина его состояния, и какую роль в этом сыграл «лечебный» массаж. Объяснение это оказывается совсем не заумным, и человек удивляется, как ему самому в голову оно раньше не пришло. Ведь если бы, в свое время, он задумался о возможных последствиях массажа, то не мучился бы, потратив время, деньги, душевный покой на восстановление утраченного здоровья.

 

Объяснения эти, и впрямь, не так уж сложны.

Как становятся массажистом? Человек с медицинским образованием, а иногда и без оного, записывается на курсы массажистов, где изучает технику массажа. Технику! Т.е. его обучают тому, как надо работать с мышцами. Как! Но массажистам не объясняют, почему с мышцами происходят те или иные метаморфозы.

Об истинных причинах изменений в мышцах массажист даже не догадывается. Да ему это и не сильно интересно. Его собственные витиеватые версии этого имеют целью убедить всякого, входящего в его кабинет, в его компетентности и опыте. И только.

 

Из чего состоит опорно-двигательный аппарат (ОДА)? В очень упрощенном варианте на этот вопрос можно ответить так – из костей, связок и мышц.

Кости составляют остов, каркас, твердую основу ОДА. Они являются опорной его частью.

Мышцы, обладающие способностью к сокращению и расслаблению, обеспечивают движение, т.е. являются двигательной частью ОДА.

Связки две эти составные части ОДА соединяют между собой.

В здоровом, нормально работающем, организме каждая из частей ОДА выполняет отведенную ей самой природой часть работы. Так происходит до тех пор, пока, по различным причинам, не наступает сбой в работе системы.

Для ОДА главным фактором, нарушающим его работу, является чрезмерное механическое воздействие на организм.

 

Если при таковом воздействии пострадала, главным образом, мышца, то для работы всего ОДА это не очень существенно. Каждая мышца участвует в довольно сложном акте движения, в котором кроме нее работает и множество других мышц. Среди них есть как мышцы-антагонисты, т.е. мышцы, обеспечивающие движение в противоположную сторону, так и мышцы-синергисты, помогающие совершать однонаправленное движение. Так вот эти самые синергисты и берут на себя функцию мышцы, в случае ее повреждения. На работе ОДА локальное повреждение мышцы, или даже группы мышц, существенно не сказывается.

 

Совсем другое дело, когда повреждения затрагивают остов, каркас ОДА. Мы сейчас не говорим о крайних вариантах повреждений в виде переломов. Клиническая картина и, соответственно, методы лечения там достаточно очевидны. Но существует еще и  многочисленная группа так называемых подвывихов, смещений, функциональных блоков позвонков. В этом случае нарушается центрирование оси позвоночника. Т.е. смещенный со своего места позвонок приводит и к смещению центра тяжести организма. Тело начинает «падать» в ту или иную сторону. И вот для того, чтобы это падение не произошло, двигательная часть ОДА, т.е. мышцы, берут на себя функцию опорной его части.

В регионе смещения позвонка часть мышц, составляющих так называемый «мышечный корсет», изменяют свой тонус в сторону повышения, пытаясь, тем самым, зафиксировать непрочный участок позвоночника. Это компенсаторная реакция организма, призванная стабилизировать функциональную патологию позвоночника.

До поры до времени такая компенсация работает. Тело двигается почти без ограничений и переносит почти привычную нагрузку. Но так не может продолжаться бесконечно! Ведь часть мышц выполняет не свойственную им чрезмерную работу. И они просто начинают уставать. И когда эта усталость достигает определенного критического барьера, мышцы подают сигнал «SOS»! Сигнал этот – боль.

А теперь вернитесь к началу статьи и вспомните, что, чаще всего, люди пытаются сделать с этой болью. Правильно, идут к массажисту. И тот уверенно и радостно массирует напряженные мышцы … Лишая человека боли и денег, а организм компенсаторной мышечной защиты проблемного участка позвоночника. И так раз за разом. И опять, и опять, и опять …

 

Ни одна мышца в организме без причины не станет напрягаться. В 99 случаях из 100  причина напряжения не находится в самой напряженной мышце. Поэтому и работа с ней ничего общего с лечением не имеет. Скорее наоборот. Снимая компенсаторное мышечное напряжение, массажист лишает организм необходимой ему защиты. Способствуя, тем самым, обострению компенсированной, до вмешательства «целителя», проблемы.

 

Вся изюминка или, как сейчас говорят, «фишка» массажа заключается в том, что после него действительно субъективно становится легче. Ведь боль исходит только из напряженной мышцы. А если ее расслабить, то вместе с напряжением уходит и боль.

Вот только эффект этот очень временный. Пока не устранена причина (читай – функциональный блок, подвывих позвонка), устранение следствия (читай – мышечное напряжение и, сопутствующая ему, боль) является бесполезной, а порой и опасной, приводящей к обострению, процедурой.

 Но это никого не останавливает. В больницах и медицинских центрах назначают, и еще    долго будут назначать, «лечебный» массаж. И благодарные пациенты еще долго будут     содержать за свой счет многочисленную и прожорливую популяцию массажистов.

Но помните! Незнание законов сохранения и укрепления здоровья не освобождает человека от ответственности перед собственным организмом (вы наносите ему вред) и собственной семьей (вы выбрасываете деньги на ветер)!

 

Хотел этой статьей и ограничиться. Но буквально вчера узнал об еще одной темной стороне «лечебного» массажа. Не могу с вами этим новым своим знанием не поделиться.

Пациентка рассказала, что месяца три назад у нее заболела шея и левое плечо. Она всячески пыталась вылечиться, но толку не было. Пару недель назад она попала в крутой медицинский центр к суперпрофессионалу (ей именно так и сказали) по массажу. И что, вы думаете, этот супер с ней сделал? Он ей провел сеанс «диагностического массажа»! После которого ее так скрутило, что она три дня плакала и пила таблетки.

Не зная брода, не суйся в воду! Видимо народная мудрость этому суперу не указ. Ведь он, не зная причины плохого самочувствия пациентки, провел процедуру с одной только целью – посмотреть, как это скажется на ее состоянии.

И это называется «диагностика»?! Я бы это даже глупостью не назвал. Поскольку глупость предполагает наличие хоть каких-то мозгов. Но у этого супера они, похоже, отсутствуют как факт.

Женщина к нему, разумеется, больше не пошла. А ведь он предлагал курс из двадцати сеансов массажа …

 

 
Глава шестнадцатая – Компенсация.

 

Может быть, кому-то из читателей эта глава покажется слишком скучной или чересчур специализированной. Но не написать ее я не могу. Постараюсь сильно не распространяться, остановлюсь только на ключевых моментах.

Итак, речь пойдет о механизмах компенсации, или, выражаясь профессионально, саногенетических изменениях биомеханики. Если сказать настолько просто, чтобы было каждому понятно, что имеется ввиду, то говорить будем о том, как тело пытается приспособиться к патологическим процессам, которые в нем происходят.

То, что приспособительные механизмы имеют место быть, думаю, ни у кого сомнений не вызывает. Те, кто думает, что это не так, могут постараться представить ситуацию, когда саногенез напрочь отсутствует. Да люди просто вымерли бы давно как мамонты, если бы не обладали способностями справляться с инфекцией, ранами и ушибами, отравлениями и всякой другой напастью.

Поскольку речь в этой книге идет не обо всем организме, а только о той его части, что осуществляет функции опоры и движения, то и обсуждать мы будем механизмы компенсации, свойственные ОДА.

Для начала попробуем ответить на очень простой вопрос, что, вообще, в ОДА способно приспосабливаться к изменениям? Очевидно, та его часть, что может активно реагировать на происходящие в нем перемены. Какая структура имеет такие возможности? Только мышцы. Кто хочет, может вернуться ко второй главе книге, там об этом подробно написано.

Ни связки и уж, тем более, ни кости не обладают способностями проявлять активные саногенетические реакции. Поэтому меня долго смущало словосочетание «саногенетически значимый функциональный блок». Имеется ввиду ФБ, который якобы компенсирует перегрузку в ФДПС.

Особенно часто такой вид блока упоминается в связи с грыжей диска. Высказываемая идея проста до примитивности – блок в ФДПС с грыжей диска формируется как защитная реакция, чтобы разгрузить страдающий межпозвонковый диск. Следовательно, трогать его нельзя, иначе диску станет совсем плохо.

Не хочу повторяться, объясняя нелепость таких заявлений. Совсем недавно, в главе о ГД, я подробно об этом говорил .

Но пока эта идея с саногенезом ГД владеет мозгом мануального терапевта, пациент его не получит адекватного лечения. И нейрохирург будет кромсать грыжу, поскольку от пациента отказались и неврологи, и мануальные терапевты.

 

Никакой функциональный блок компенсаторным быть не может. Наоборот, он возникает там и тогда, где и когда механизмы компенсации перестают работать. Мышца, будь она сильной или слабой, до конца пытается выполнять свою работу и поддерживать функционирование ОДА в оптимальном режиме. Но возможности ее не беспредельны, и рано или поздно наступает истощение ее ресурсов. Вот тогда в ФДПС, испытывающем перегрузку и утратившем защиту от этой перегрузки в виде компенсаторного мышечного напряжения, формируется ФБ.

Поэтому, если отсутствуют противопоказания, функциональный блок необходимо устранить. Он не может никого ни от чего защитить. Он может только нарушать нормальную биомеханику позвоночника.

А вот с причиной, которая вызывает формирование ФБ, надо разбираться отдельно. Она требует к себе такого же подхода. То есть ее надо выявить и ликвидировать. Не всегда для этого достаточно только мануальной терапии, но это уже совсем другая история.

Я обещал, что не буду этой специфической главой никого переутомлять. Обещание свое выполняю, поэтому переходим к другой теме для обсуждения.

 

 

Глава семнадцатая – Спина болит у всех беременных.

 

Именно такое заявление я услышал однажды в одной телепередаче. Ведущая нисколько не сомневалась в справедливости своих слов. Доктор, что был гостем студии, только согласно покивал головой. Потом стали показывать, как опрашивают беременных женщин на предмет болей в спине. Они единогласно утверждали, что боли такие присутствуют. А некоторые из них покорно вопрошали-утверждали: «Да куда же от них денешься?».

А почему болит-то спина? Да, увеличивается вес тела. Да, смещается вперед центр тяжести, увеличивая тем самым нагрузку на мышцы спины. Но разве это не подразумевалось заранее? Я имею ввиду, что беременность является естественным для женщины состоянием, и природа должна была позаботиться заранее, чтобы оно было максимально комфортным.

Природа и позаботилась. Строение скелета, прочность связок, сила мышц ОДА женщины позволяют обеспечить ей удобное вынашивание плода и безопасное родоразрешение. Вот только человек давно уже является существом не столько биологическим, сколько социальным. Поэтому и влияние социума на его здоровье порой превалирует над природным влиянием.

Кто готовится стать мамой? В недавнем прошлом девушка. Кем до этого была эта самая девушка? Маленькой девочкой. Которая сама не так давно покинула роддом на руках родителей, закутанная в пеленки. А как часто оттуда выносят здоровых детей? Вот именно …

Только что мы говорили о компенсации. Мышцы, которые обеспечивают ее, способны очень долго, порой десятки лет, поддерживать тело в работоспособном состоянии. Продолжительность и качество функционирования компенсаторных механизмов зависит, главным образом, от степени нагрузки, которая приходится на ОДА. В стрессовой ситуации, а стрессом, напомню, для ОДА является недостаток или избыток нагрузки, происходит срыв компенсации. Сказывается это, прежде всего, в тех участках ОДА, которые были уже до этого проблемными, но находились до поры до времени под защитой системы биомеханической компенсации.

И вот молодая женщина готовится стать мамой. Вроде до этого была более-менее здорова. Ну, голова иногда побаливала. Да спина после работы в наклон изредка ныла. Еще в транспорте порой укачивало. Да с кем этого не бывает?! Ведь и остальных почти то же самое. А раз это у всех, значит это нормально, и лечить ничего не надо!

То, что причиной ее временных недугов являются сидящие в ее позвоночнике пара-тройка ФБ, мадам не догадывается. И то, что проблемы пока временные, а не постоянные, благодарить надо свою молодость и присущую ей хорошую работу механизмов компенсации.

Но срок беременности растет, а с ней и живот. Центр тяжести смещается вперед, нагрузка на мышцы спины вырастает. Нарастающее напряжение в них проявляется утомляемостью и постепенно усиливающейся болью. Компенсаторный механизм работает в форсированном режиме.  Но когда его усилий становится недостаточно, происходит срыв.

Где тонко, там и рвется. Для позвоночника таким «тонким» местом является заблокированный ФДПС. Он и становится причиной боли в спине.

Заметьте, только причиной, но не источником. Боль идет из богатых на болевые рецепторы мягких тканей ОДА, таких как связки, фасции, мембраны, мышцы, сухожилия. Почему? Те структуры, что участвовали в саногенезе, что называется, самоустранились, устав от непомерных нагрузок. Вот всем остальным мягким тканям ОДА и пришлось принять удар на себя. А они к этому были не готовы. Более того, их и не предполагалось использовать для этих целей. Поэтому, выполняя не свойственную им работу, они напрягаются чрезвычайно. Напряжением этим они раздражают расположенные среди своих волокон болевые рецепторы. Результат – боль.

 

Получается, что телеведущая была не так уж и не права. Действительно, большинство беременных женщин испытывают боль  в спине. Вот только представление о том, что боль эта неизбежна и даже естественна, в корне неверно. Причина боли кроется в не пролеченной функциональной патологии позвоночника. Следовательно, будь она своевременно устранена, никакой боли и не было бы.

Кстати, кто-то может спросить, а что значит «своевременно»? Это значит, чем раньше, тем лучше. Будущую маму надо проверять на предмет функциональной патологии ОДА еще в роддоме. Нет, не тогда, когда ее туда привезли, чтобы разрешиться от бремени. А тогда, когда она попала в него самый первый раз в жизни. Совершенно верно, когда сама появилась на свет.

Но если этот момент был упущен, то лечение не поздно провести и в любое другое время. Лучше, конечно, еще до беременности. Но и наличие приличного животика противопоказанием для лечения не является.

 

Не только по поводу обязательной боли в спине у беременных существует стойкое заблуждение. Не менее настойчиво навязывается и представление о том, что после родов позвоночник должен беспокоить. Ну, как же, необходимо ребенка на руках носить, кормить в неудобных позах, с коляской возиться.

Действительно, покрутиться маме приходится. И нагрузка на ее позвоночник выпадает приличная. Но если он здоров, то с этой нагрузкой справится. Неприятностей стоит ожидать только от позвоночника, в котором есть скрытые, читай компенсированные, проблемы. Того и гляди, что он не выдержит напряженный ритм жизни. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, о которых написано несколько выше.

 

Обидно и неприятно, когда радость ожидаемого материнства омрачают боль и ограничение подвижности. Чтобы этого не произошло, девушки и женщины, позаботьтесь о своем позвоночнике вовремя. Эта книга полностью посвящена тому, как это сделать правильно.

 

 

Глава восемнадцатая – Комплексное лечение.

 

Реклама является двигателем торговли. Кто лучше, красочнее, заманчивей о себе расскажет, у того больше шансов обрести популярность среди потенциальных  покупателей.

Медицинская услуга является товаром и, как и любой другой товар, должна быть проданной на максимально привлекательных для ее поставщика условиях. Чем медицинское заведение может вызвать интерес к себе? Ответ напрашивается сам собой. Как и любой другой продавец, оно должно гарантировать, прежде всего, качество товара.

В медицине «качество» предполагает лечебный результат. Но взять и просто так заявить, что «мы гарантируем вам здоровье», нельзя. Это скорее отпугнет возможных пациентов, нежели привлечет. Ведь известно, как сложно что-либо гарантировать, когда речь идет о здоровье.

С другой стороны, качественный результат лечения обещать и не нужно. Если он действительно есть, то «сарафанное радио» быстро разнесет об этом молву. И информация о том, что где-то кто-то хорошо лечит, достигнет каждого, кто в ней нуждается. Причем, особенно значимым является то, что именно «кто-то» обеспечивает хороший результат. Качественная работа всегда ассоциируется с именем того, кто ее проделал. Впрочем, это касается не только врачебного дела, но и любой другой сферы деятельности человека.

Если обещать качество нерационально, то чем еще можно заманить к себе потенциального пациента? Есть два варианта.

В первом случае аппетитной наживкой является некий эксклюзив. Надо всем рассказать о том, что у вас в учреждении есть нечто такое, чего днем с огнем не найти больше нигде. Не важно, что это, вид инструментальной диагностики, новое лабораторное оборудование или перспективный метод лечения. Важна только степень его эксклюзивности. Желательно, чтобы она была абсолютной. Во-первых, это должно всем дать понять, что вы самые-самые и поэтому именно с вами надо иметь дело. А во-вторых, это позволяет избежать конкуренции и сравнения результатов применения вашего эксклюзива. На новизне и избранности можно какое-то время очень неплохо зарабатывать. Со временем эти факторы, конечно, утратят свое магическое действие, но правило «куй железо, пока горячо» пока еще никто не отменил.

 

Однако штучный товар потому так и называется, что на всех его не хватает. Что же делать остальным конторам, у которых нет в заначке эксклюзива? Приходится пользоваться тем, что есть. Но тогда уж из того, что есть, надо сделать такую конфетку, чтобы ее непременно захотелось съесть каждому, кто о ней узнает. «Комплексный подход» подходит для этих целей как нельзя лучше.

Самым перспективным, в плане раскрутки, он станет, если будет использован только по одному из медицинских направлений. Поскольку, в данной книге речь идет о функциональной патологии ОДА, на ней мы и остановим свое внимание.

Так вот, собираются под одной крышей специалисты из разных, но смежных на первый взгляд, медицинских профессий, и объявляют себя Медицинским Центром. Дают этому Центру какое-нибудь запоминающееся название и начинают «окучивать огород». Основной фишкой обработки сознания становится лозунг «Мы оказываем комплексное воздействие на все звенья патологического процесса!».

Обязательно перечисляются все специалисты, которые этот комплексный подход будут обеспечивать. Чем больше их наберется, тем комплексней будет считаться работа. Медцентр, заявляющий себя в качестве солидного профильного по работе с патологией позвоночника, не может не иметь в своем штате невролога, ревматолога, массажиста, рефлексотерапевта, мануального терапевта, специалиста УЗИ, физиотерапевта, ортопеда, инструктора ЛФК. Кого-то я забыл?

Показателем продвинутости Центра служит и наличие в его списке оказываемых услуг «лечебных» саун, кедровых бочек, массажных кресел и кроватей.

Чем хорош такой Медцентр? Никто не сможет из него уйти безнаказанно. Там всякому готовы причинить добро, с какой бы жалобой он не обратился. Ведь всегда найдется специалист, который именно Вам, товарищ дорогой, сможет помочь! Более того, таких специалистов будет много, ведь Центр способен «оказать влияние на все звенья патологического процесса»!

Тут Вам и расслабляющий массаж, чтобы разгрузить Ваши уставшие мышцы. Тут и мануальная терапия, если Вы любите, чтобы спина прохрустела в сильных руках. Лечебная блокада тоже Вам, если болит уж очень сильно. И китайские иголочки, куда надо воткнут, чтобы полегчало. Потом еще зарядочку под руководством опытного инструктора поделаете, чтобы мышцы подкачать. А в конце в бочку или в сауну, для полноты ощущений. Ну и для того, что закрепить эффект, просто необходимо приобрести у нас сделанный специально для Вас поддерживающий Ваш позвоночник корсет. Ведь, правда, хорошо?!

Да, хорошо … Хорошо пополнилась касса Центра. Но так ли уж хорошо будет пациенту от оказанного на его организм воздействия? Ведь если поинтересоваться у врачей, что, собственно, они лечили, что можно услышать в ответ? Скорее всего, очень расплывчатую фразу, типа «неврологические симптомы остеохондроза позвоночника».

Выражение более чем удобное, для реализации на практике своего бизнес-плана по выкачиванию денег из населения. И в этом отношении оно вполне оправдано. Но для человека, на котором этот бизнес-план обкатали, худшие времена еще впереди.

Ведь в этом Центре он оставил не только деньги. Он потерял там часть своего здоровья. Понимаете, не приобрел, а потерял! Ведь организм воспринимает любое воздействие, оказываемое на него не по прямому показанию, как агрессию. И для защиты от этой агрессии мобилизует все свои защитные ресурсы. А у больного человека их и так не очень много. Поэтому, вместо того, чтобы укрепить здоровье, человек растрачивает его остатки.

 

Любое лечение должно быть строго этиопатогенетическим, то есть учитывающим причину и этапы развития болезни. Когда оно таковым не является, то оказывает на организм не оздоровительный, а угнетающий эффект. Причина у болезни всегда одна, а факторов, способствующих ее появлению и развитию, может быть несколько. Но непосредственная причина всегда одна. Соответственно и лечебный метод может быть только один. Именно тот, который оказывает подавляющее причину влияние. Только после его применения, могут быть использованы, да и то, если в этом будет необходимость, другие методы, которые являются уже не лечебными, а реабилитационными, то есть такими, которые помогут организму быстрее восстановиться. Из чего следует, что категорически нельзя использовать сразу несколько вариантов лечения. Ничем, кроме денег, не оправданная комплексность лечебного процесса угнетает здоровье и опустошает карман.

Предложение пройти курс лечения, включающий в себя одновременно несколько методов, может исходить только от «специалиста», который ни сном, ни духом не ведает, что же на самом деле надо лечить. Оно имеет не такой уж и тайный смысл – а вдруг повезет, и что-нибудь из того, что я назначу, подействует?

Шанс, что именно так все произойдет, практически равен нулю. Еще и из-за того, что некоторые, из предложенных видов лечения, по механизму влияния могут быть прямо противоположными друг другу.

Но это мало кого интересует, поскольку главным при комплексном лечении является процесс, а не результат. Ведь надо сначала отбить деньги, вложенные в организацию Центра, а потом постараться и на хлеб с маслом заработать. Собственно, для этого все медицинские центры и создаются.

 

 

Глава девятнадцатая – Палочки-выручалочки.

 

Есть в нашей медицине некие, даже и не диагнозы, а я бы их назвал «фразеологические обороты», которые употребляются всякий раз, когда доктор хочет прикрыть свою некомпетентность. Это такие палочки-выручалочки, по одному взмаху которых не отягощенное интеллектом подобие человека в одно мгновение превращается в специалиста с высшим медицинским образованием.

И сразу для него все становится легко и просто. Еще совсем недавно мучился, страдал, не мог понять, как объяснить своему пациенту, что не знает, как его вылечить. Но вот сказал волшебные слова, и как гора с плечь!

Ведь это не он, доктор, виноват, что человеку не становится легче от его назначений. Это он сам в своих бедах виноват! Просто, у него такое состояние, с которым медицина справиться бессильна. А потому, какой же с него, доктора, может быть спрос?

 

Подозреваю, что во всех медицинских специальностях есть свои палочки-выручалочки. Они должны быть уже только потому, что врачи, в массе своей, понятия не имеют о причинах хвори своих пациентов. А без этого вылечить, кого бы то ни было, не представляется возможным.

Но признаваться в своем незнании доктора не любят. Вот и рождаются в затуманенных врачебных умах такие варианты состояния здоровья, которые при своевременном употреблении в дело снимают с них всякую моральную ответственность за результаты своей работы.

Даже сами врачи признают, что это именно «некие состояния», а не болезни. Ведь болезнь врач должен лечить и вылечивать. А «состояние» лечить не надо. И это очень удобно! Ну что тут поделаешь, раз уж так все случилось? Просто, жизнь так сложилось, что сочетание каких-то неблагоприятных факторов привело организм в нерабочее состояние. Вот на жизнь свою и пеняй, это она во всем виновата. А медицина здесь, увы, тебе не помощник …

 

Есть несколько таких состояний, которые особенно часто упоминаются в связи с патологией позвоночника.

Пальму первенства среди них надежно удерживает неподражаемый Остеохондроз. Я уже писал о нем, поэтому подробно еще раз останавливаться не буду. Отмечу только, что не устаю восхищаться способностям неврологов к тому, как они вживляют в сознание своих пациентов две противоположные по своей направленности идеи.

Первая гласит, что остеохондроз неизлечим. А вторая настаивает, что никто, кроме них, неврологов, избавить от него не может.

Как им это удается? Честно говоря, не знаю. Но систематически выслушиваю от своих пациентов рассказы о том, как они многие годы лечили остеохондроз то у невролога в поликлинике, то в неврологическом в отделении стационара. И всякий раз, когда, намучавшись от бесполезности лечения, они вопрошали, нельзя ли полечиться еще как-нибудь, то слышали в ответ настойчивое предостережение от попыток покинуть неврологическую обитель. Дескать, никто, кроме них, неврологов, эту неизлечимую болезнь вылечить не умеет. А потому даже и пытаться что-то изменить не стоит.

Прямо даже и не знаю, чего в таких заявления больше, упрямства, глупости или пофигизма? Думаю, всего одинаково. Упрямство от инертности и не желания что-либо менять в своей жизни. Глупость от неумения думать. Пофигизм оттого, что «над ними не каплет», потому, как чтобы они не делали, ответственности за результаты своей работы они все равно не несут.

 

Процентов 80 людей, впервые оказавшихся в моем кабинете в качестве потенциальных пациентов, в ответ на вопрос по поводу жалоб, отвечают совершенно одинаково – «У меня остеохондроз!». И ведь это они не сами придумали. У них так в амбулаторных картах и историях болезни записано.

Оно и не мудрено. Ведь практически всех, кто жалуется на боль в спине (а кто на нее не жалуется?) отправляют на УЗИ, R-графию или МРТ позвоночника. Прибор фиксирует структурные изменения. Врач-инструменталист непринужденно называет их «остеохондрозом» и выдает соответствующее заключение. Лечащий врач спокойно вписывает результат инструментального метода обследования в строку «Диагноз».

Ему даже в голову не придет, что результат обследования не может являться диагнозом. Он дает только пищу для анализа ситуации, но подменить собой полноценный врачебный диагноз не в состоянии.

В прочем, о чем это я? Ведь именно так на практике все и происходит. У нас же медицина теперь «приборная». Что прибор предъявит, то доктор за истину в последней инстанции и принимает. Это так удобно - и голова свободна от раздумий, и всегда есть на что сослаться.

Вот и ходят пациенты стройными рядами от одного специалиста по остеохондрозу к другому годами и десятилетиями. Ведь однажды поставленный прибором диагноз права на отмену не имеет. Поэтому и армия остеохонрозников год от года только увеличивается. Ограничить ее рост в состояние только уменьшение продолжительности жизни носителей этой страшной болезни. Чему медицина тоже немало старается способствовать.

 

Вторую строчку в рейтинге волшебных палочек уверено занимает ВСД (вегетодистония, нейродисциркуляторная дистония и др.).

В чем заключается суть ВСД, то есть, какова ее причина, толком не может объяснить никто. Отцы-основатели учения о вегетодистонии предлагают на выбор множество вероятных факторов появления того или иного симптомокомплекса нарушения деятельности вегетативной нервной системы. Заметьте, именно вероятных. Потому как конкретную связь между проявлением ВСД и какой-то достоверной причиной ее возникновения никогда установить нельзя.

Да это и по определению невозможно. Ведь ВСД полноценным диагнозом не является. Она изначально считалась симптомом, то есть следствием, некой болезни. Однако это никого не  смущает. До причин докапываться у нас не принято.

Поэтому приговор «Вегетососудистая дистония» выносится всякому, кому не повезло прийти к доктору с разбитой кирпичом головой или со сломанной шеей. Голова болит? Кружится? Ах, еще и слабость?! Ну, точно, все сходится. У Вас ВСД! Получите и наслаждайтесь тем, что всю оставшуюся жизнь никто с вами больше церемонится не будет.

Стоит врачу в поликлинике увидеть в карточке пациента запись о вегетодистонии, как он уже считает себя морально обязанным свалить на нее все. Ведь те же отцы-основатели учения о ВСД очень предусмотрительно придумали не только невероятное количество ее вероятных причин, но и такое же бесконечное число ее возможных проявлений. Что, безусловно, очень облегчает работу многих врачей.

Но поскольку ВСД относится к «состояниям», а не к болезням, это снимает с таких врачевателей тел человеческих всякую ответственность за результат их неусыпной заботы о здоровье своих пациентов.

 

Если остеохондроз и ВСД являются ветеранами палочка-выручалочного движения, то следующие «состояние» появилось сравнительно недавно. Но уже норовит потеснить старожилов и весьма агрессивно рвется на первую строчку хит-парада спасательных средств для врачей в затруднительных ситуациях. Речь идет о бесподобной врожденной Дисплазии Соединительной Ткани (ДСТ).

Я обещал, что постараюсь максимально оградить читателя от медицинской терминологии. Как могу, стараюсь сдержать обещание. Но в данном случае у меня нет другого выхода, как привести полную формулировку понятия ДСТ. Вот она: Дисплазия соединительной ткани (ДСТ) (dis — нарушения, рlasia — развитие, образование) — нарушение развития соединительной ткани в эмбриональном и постнатальном периодах, генетически детерминированное состояние, характеризующееся дефектами волокнистых структур и основного вещества соединительной ткани, приводящее к расстройству гомеостаза на тканевом, органном и организменном уровнях в виде различных морфофункциональных нарушений висцеральных и локомоторных органов с прогредиентным течением, определяющее особенности ассоциированной патологии, а также фармакокинетики и фармакодинамики лекарств.

Лично у меня мозги поплыли уже после первого прочтения этой поэмы. Она сразу внушает трепет и уважение, пугает своей загадочностью и грандиозностью. Второе и каждое последующее приобщение к ней только усиливают первое впечатление. Начинаешь считать себя мелким и незначительным перед открывшимися тебе глубинами познания.

Но все идолопочетание улетучилось довольно быстро при первых же контактах с пациентами, у которых данное состояние кем-то ранее было выявлено и зафиксировано документально. На поверку выяснялось, что заумное словосочетание всякий раз подменяло собой подлинную, но так и не обнаруженную болезнь.

Ведь если формулировку ДСТ перевести на нормальный человеческий язык, то она, оказывается, говорит всего лишь о том, что что угодно и где угодно может болеть по причинам врожденного характера. Ну и что же врач может с тобой сделать, если ты такой родился?

Великолепное, потрясающее, замечательное состояние! Рука прямо сама тянется приписать его всякому пациенту, у которого болячка не напоминает банальный чирей. Я думаю, что это только вопрос времени. Как только основная врачебная масса узнает о существовании ДСТ, медицинская документация будет обильно пестреть ей в виде диагнозов.

Не могу удержаться и не привести еще одну выдержку из ученой статьи про данную дисплазию. Звучит она так: Одна из основополагающих характеристик дисплазии соединительной ткани как дисморфогенетического феномена — фенотипические признаки ДСТ могут отсутствовать при рождении или иметь очень незначительную выраженность (даже в случаях дифференцированных форм ДСТ) и, подобно изображению на фотобумаге, проявляться в течение жизни. С годами количество признаков ДСТ и их выраженность нарастает прогредиентно.

Понятно, что и здесь требуется перевод на нормальный язык. Оказывается, несмотря на генетическую обусловленность состояния, оно может никак не проявляться не только сразу после рождения, но и еще многие годы. Это позволяет врачу прилепить ярлык ДСТ в любом возрасте и освободить его от объяснений, почему раньше пациенту не был выставлен данный диагноз. Что только усиливает привлекательность ДСТ в качестве волшебной палочки-выручалочки.

 

Практикующий мануальный терапевт ежедневно сталкивается с выше указанными «состояниями», вынесенными в качестве диагнозов у пациентов, которые к нему обращаются. Если он безропотно соглашается с ними, то положительного результата от его работы ждать не стоит.

Во-первых, мануальная диагностика с оглядкой на какую-то ДСТ наверняка будет неправильной.

Во-вторых, ошибки в диагностике закономерно приведут к неадекватному лечению.

В-третьих, не соответствующее патологии лечение только усугубляет ее.

Поэтому потенциальному пациенту мануального терапевта желательно уже во время первой встречи узнать его отношение к подобным «состояниям». И если выяснится, что он ничего против них не имеет, то это должно стать поводом к скорому и пока еще безболезненному расставанию с ним.

 

 

Глава двадцатая – Мышечные боли.

 

Передо мной лежит книга Дж.Г.Тревелл и Д.Г.Симонс «Миофасциальные боли». Издана она в далеком 1984-м. Труд, безусловно, грандиозный, заслуживающий уважения. В нем во всех подробностях описаны болевые синдромы, связанные с мышцами человеческого тела. Более обширной работы на эту тему, наверное, не существует.

Книга эта у меня уже девять лет. Приобрел я ее по настоятельной рекомендации уважаемых среди мануальных терапевтов людей. Заявлено мне было буквально следующее – «Никакой серьезный мануальщик работать без нее не имеет права!».

Сначала книжку я внимательно читал. Потом не очень внимательно. Потом поставил на полку в книжном шкафу и с тех пор больше не доставал.

И что, я не совсем серьезный мануальщик? Да нет, вроде я основательно подхожу к своей работе. Скорее, я ленивый мануальщик. В том смысле, что я не люблю рабочее время тратить на всякие пустые хлопоты, то есть заниматься тем, что не имеет никакого отношения к тому, что является лечебным процессом.

 

Я не собирался отдельно останавливаться на болевых мышечных синдромах. Мне казалось, что в первых главах уже достаточно сказано о роли мышц в формировании функциональной патологии ОДА. Но вот недавно полистал Интернет на эту тему и понял, что надо кое-что добавить.

Почти не вызывает споров среди специалистов тот факт, что боль в мышцах является синдромом какого-то патологического состояния, которое сформировалось не в самой этой мышце. Как раз вчера на глаза попалось такое выражение -  мышечно-тонический позвоночный синдром. Само название синдрома говорит о том, что мышечный спазм произошел из-за каких-то проблем в позвоночнике. Далее автор статьи развивает мысль, что боль в мышце является результатом ее спазмирования. Следовательно, продолжает он, чтобы избавить пациента от боли, необходимо устранить спазм. И сразу предлагает несколько вариантов локального воздействия на мышцу с целью устранения этого самого ненавистного спазма.

Как оказалось, подобный подход является весьма распространенным и даже почти общепризнанным явлением. Статей, подобной первой, я обнаружил великое множество. То есть всеми признается, что спазм в мышце происходит из-за патологического процесса в позвоночнике, но лечить предлагается именно мышцу.

Парадокс? На первый взгляд, да. Ведь понятно, что попытка устранить следствие без устранения причины обречена на провал. Непосредственный источник проблемы неизбежно будет стимулировать появление все новых болевых синдромов. Так не правильнее ли будет вырвать сорняк с корнем сразу и на всегда вместо того, чтобы периодически его обламывать?

Конечно правильнее. Но проблема заключается в том, что врачи, как правило, не знают: 1) где именно в позвоночнике располагается патология, вызвавшая мышечный болевой синдром, 2) в чем, собственно, эта патология заключается.

Поэтому и работают по принципу «что болит, то и лечу», предпочитая не задумываться о причинно-следственных связях, о которых они, в лучшем случае, догадываются, но доподлинно не знают.

В результате такого подхода на свет появилось множество способов «лечения» болезненно напряженной мышцы.

 

Уже многие годы у спецов по борьбе с мышечным спазмом пользуется успехом постизометрическая релаксация (ПИР). Не внедряясь в глубины физиологии, отмечу только, что суть ее заключается в том, что после кратковременного дополнительного напряжения мышца на какое-то время расслабляется почти до состояния нормотоничности. Эффект таковой, действительно, имеет место быть. В зависимости от длительности заболевания и его тяжести он может быть более или менее продолжительным.

Ведь это очень удобно, да и выглядит весьма эффектно, когда у тебя буквально под руками уходит боль! Человек, которому ты помог, тут  же готов выразить тебе свою безмерную благодарность. Только не стоит ему говорить о том, что состояние неги вернулось к нему не на всегда. И даже очень не на долго. Все по тому же – причина боли не устранена.

Ну, ничего, придет еще разок. А может и не разок. Да и пусть себе ходит. Деньги ведь платит исправно, так чего бы ему ко мне и не походить!?

 

(Для невнимательного читателя, или того, кто читает ее не с первой страницы, еще раз  напоминаю, что речь здесь идет только о той патологии ОДА, работа с которой входит в компетенцию мануального терапевта. Существуют болезни, при которых ПИР, и другие методы воздействия, указанные далее, применяется с должной эффективностью. Поэтому я говорю не о бесполезности метода вообще, а о неэффективности его применения при функциональной патологии опорно-двигательного аппарата.)

 

Не меньшей популярностью у некоторого числа мануальных терапевтов пользуется фармакологическая блокада. Ведь чего проще, взял да и вкачал в мышцу некоторое количество анестезирующего средства. Да еще гормончика туда добавить для пущей эффективности. От такого коктейля мышца не только расслабится, но и вообще всякие признаки жизни подавать перестанет. А что еще нужно? Не болит? Вот и радуйся!

 

В последнее время стало почти модным предложение пройти курс мануальной терапии с использованием исключительно ее мягких техник. Особенно привлекательным данное направление преподносится именно при мышечно-тонических синдромах. Дескать, мы вас так мягко, что само собой предполагает безопасно, полечим, ничего нигде хрустеть не будет, но выйдите вы от нас как огурчик! Особенно подчеркивается, что сеанс будет довольно продолжительным, никак не меньше часа. Что, безусловно, говорит о тщательности процедуры. Ни одна напряженная мышца от нас не уйдет!

Может быть и так, не уйдет. Только для чего все это? В свое время я изучал мягкие техники. Пожалуй, даже самые мягкие из всего арсенала мануальной медицины, и какое-то время, по наивности своей, пытался использовать на практике. После чего стал отмечать, что пациенты, прошедшие у меня курс мягкой мануальной терапии стали ко мне через некоторое время возвращаться с теми же проблемами. Природу этого явления я довольно быстро вычислил. И конечно она заключалась в том, что не в мышцах таилась причина их напряжения и болезненности. А поскольку мои телодвижения на нее никакого подавляющего влияния не оказывали, то, по сути, были бесполезными.

И тогда я задал себе свой любимый вопрос, зачем я это делаю? Не найдя убедительного ответа на него, я спокойно отказался от ненужной техники. Что практически сразу привело к желаемым для меня и моих пациентов последствиям – они за один курс лечения избавлялись от своих проблем и больше с ними ко мне не приходили. Меня это вполне устроило.

 

Древнее как мир представление о том, что физическая культура укрепляет здоровье, вряд ли нуждается в корректировке. Именно укрепляет. Но для меня всегда оставалась тайной маниакальное назначение «лечебной» физкультуры при функциональной патологии ОДА. В чем заключается ее лечебность и что именно она способна излечить?

Слабые мышцы укрепляем! Напряженные мышцы растягиваем!

Почему какие-то мышцы слабые? Почему другие напряженные?

Или ответы на эти вопросы совсем уже не важны? Работаем по принципу «тяни-толкай» и будь, что будет?

Некоторое время тому назад ко мне обратился мужчина. Он рассказал, что уже многие годы мается с болью в поясничной области. Избавиться от нее он пытался самыми разнообразными, как медицинскими, так и не очень, способами. Ко мне он пришел после занятий по специальной программе с инструктором, который являлся чемпионом мира по фитнесу. Занятия принесли ощутимый результат – мужчина увеличился на два размера за счет прироста мышечной массы. Но спина как болела, так и продолжала болеть!

Однако это еще не самый печальный пример. Многие дети в школах годами посещают занятия по ЛФК, но стройнее и краше от этого не становятся. Кто-то где-то рапортует о том, что проблемные дети занимаются по специальной программе и тем самым их здоровье находится под неусыпным контролем. А по сути дела, вместо того, чтобы своевременно и правильно пролечить ребенка, его загоняют в группу ЛФК, где он годами повторяет одни и те же, совершенно бесполезные для его здоровья, упражнения.

 

И уж совсем нелепой является высосанная из пальца идея, что для мышц являются лечебными некие позы-движения. На свет божий она явилась не так давно. В красивых книжках с картинками активно пропагандируются некие упражнения, способные, по мнению автора, снимать мышечное напряжение и тем самым устранять функциональные блоки в позвоночнике.

То, что ФБ может быть сформирован не мышцами, а какой-либо другой структурой ОДА, автор даже и не предполагает. Не смущает его и то, что ФБ устраняется легко и безболезненно в течение нескольких секунд даже через тридцать-сорок лет после своего формирования. Что бы произошло с мышцей, если бы она такое длительное время в спазмированном состоянии поддерживала существование функционального блока? Да она бы уплотнилась за счет замещения эластичных волокон фиброзной тканью на столько, что ее невозможно было бы растянуть никакими упражнениями.

Снять напряжение в мышце можно множеством давно известных способов. Кто-то, для красного словца, может назвать это и лечением. Но зачем же подавать старый гарнир под новым соусом? Ведь за основу идеи о лечебных позах-движениях лежит давно известный факт, что после напряжения мышца расслабляется. Этот эффект используется в разных методиках по релаксации. Лечением, конечно, это не является. В лучшем случае, это можно отнести к средствам реабилитации. Ну, так и называйте вещи своими именами, не зомбируйте людей заманчивыми предложениями избавиться от ФБ в домашних условиях.

 

Многие из вас наверняка видели железные вышки, имеющие всего одну опорную часть. Обычно они используются для связи. Если смотреть на такую конструкцию издали, то кажется, что стоит одинокая высоченная железяка с множеством антенн на самой верхушке. И как только она не свалится?

Но если подойти поближе, то никаких сомнений в ее устойчивости не остается. Ведь со всех сторон она закреплена равномерно натянутыми тросами. Они не позволяют вышке завалиться в сторону.

Но что произойдет, если вдруг вышка получит повреждение, которое приведет к нарушению ее целостности? Конструкция погнется, и тогда ее центр тяжести уже не будет проецироваться на середину ее основания. Вышка начнет падать.

Но не упадет, ведь от падения ее удерживают тросы. Но теперь уже они будут натянуты неравномерно. С той стороны, в которую сместится центр тяжести, натяжение тросов снизится, зато с противоположной стороны возрастет. В такой ситуации не вся система тросов испытывает равномерную нагрузку. Всю работу по поддержанию вышки в устойчивом состоянии приходится выполнять той ее части, что расположена с противоположной от вектора падения стороны.

Думаю, не сложно догадаться, с какой целью я привел данный пример. Всего-то и надо, что заменить вышку на позвоночник, а тросы на мышцы. И сразу станет понятно, отчего появляется боль в мышцах при функциональной патологии позвоночника.

Совершенно верно. Функциональный блок (или блоки) смещает центр тяжести тела. Мышцы стремятся уберечь организм от падения, «тянут» его в противоположную сторону.

Если своевременно не провести лечебную мобилизацию ФБ, то мышца просто устанет справляться с ежедневной чрезмерной нагрузкой. И тогда она начнет подавать сигналы, что ей плохо и она нуждается в помощи. Каким образом? Она начинает болеть.

Что необходимо предпринять для предотвращения обрыва чрезмерно натянутого троса? Восстановить целостность вышки. Это вернет ее центр тяжести на место и позволит равномерно распределить нагрузку на всю систему тяжей.

Что нужно сделать, чтобы устранить гипертонус мышцы и избавить человека от боли? Ликвидировать функциональные блоки. Восстановится центр тяжести тела, уйдет компенсаторное мышечное напряжение.

А чего следует ожидать от выше перечисленных методов локального воздействия на напряженную мышцу? Разрушения компенсаторной защитной реакции с увеличением нагрузки на блокированный ФДПС. Что, по извращенному представлению применяющих эти методы докторов, является для организма благом.

 

Вторую часть книги, посвященную самым распространенным заблуждениям функциональной вертебрологии, можно заканчивать. Авгиевы конюшни, да и только. Разгребать все эти недоразумения должен не один Геракл, а целая их армия.

Пора переходить к вопросу, а почему, собственно, сложилась такая ситуация с Мануальной Терапией? Почему хирурги, гинекологи, зубные врачи, терапевты молча делают свою работу, а мануальные терапевты все время оправдываются, объясняют, доказывают?

Ведь совершенно очевидно, что с Мануальной Терапией что-то не так, раз вокруг нее и внутри нее существует такая неразбериха. Вот о том, почему это «не так» получилось, и будем рассуждать в части третьей.

 

 

Часть третья – Почему все не так.

 

Глава двадцать первая – Парадоксы истории.

 

Мануальной терапии, как мне кажется, очень сильно не повезло. Ей не повезло в том, что она появилась на свет гораздо раньше того явления, которое сейчас принято называть медициной. Конечно, тогда ее никто Мануальной Терапией не величал. Были костоправы, которые более или менее успешно правили вывихи, деформации черепа у новорожденных и после травм головы, выравнивали горбы, соединяли кости после переломов. Наверное, сколько человечество существует, столько времени среди людей и находились такие, что своими руками помогали другим людям жить и выживать.

То, что постоянно присутствует в его жизни, человек склонен воспринимать как обыденное явление. Скорее всего, именно поэтому, когда в Европе стали активно заниматься изучением анатомии, физиологии, биохимии человеческого тела, то есть тех наук, что потом стали основой научной медицины, о патологии опорно-двигательного аппарата, которую можно лечить только руками, как-то забыли.

Очень жаль, что не один ломоносов, пирогов или бехтерев в свое время не заинтересовался мануальными методами лечения и не взял их под свою опеку. Мануальной терапии не хватило светила науки, локомотива прогресса, который втянул бы ее в медицинское сообщество в качестве равной среди равных.

Когда во второй половине двадцатого века только заговорили о МТ, как разделе медицины, хирургия, ортопедия, неврология, ревматология и др. уже имели официальную историю своего развития, насчитывающую десятки и сотни лет. Поэтому тогда, когда какая-то выскочка без роду и племени постаралась заявить свои права на возможность своего участия в лечении пациентов с патологией ОДА, да к тому же без всяких лекарственных средств и операций, это естественным образом воспринялось многими как попытка отстранения их от этого процесса.

Позволить этого было никак нельзя. Ведь к тому времени многие отрасли медицины были уже серьезно вовлечены в процесс выкачивания денег из пациентов с различной патологией ОДА. Что часть из нее, причем часть значительная, имела функциональную природу, то есть была полностью обратимой, пытались даже не упоминать. Чем большее число людей считало себя хронически больными, тем выгоднее было той части медицинской индустрии, что производила различные лекарства, средства для ухода, корректоры осанки, корсеты и т.д.

Поэтому на МТ  с первых дней ее появления началось давление. Ее называли то лженаукой, то шарлатанством, то костоломтвом. Многочисленные исследования, проведенные, заметьте, ортопедами и неврологами, напрочь отрицали саму возможность наличия функционального блока, как такового. А раз нет предмета для лечения, то не должно быть и медицинской специальности, таковое лечение способное произвести!

Ее и не было очень долгое время. В России лишь в 1997 году официально ввели должность врача-мануального терапевта. По министерскому приказу мануальным терапевтом мог стать прошедший соответствующий курс обучения невролог или ортопед. Почему именно такая подготовка была выбрана базовой, для меня всегда оставалось загадкой. Ведь не та, не другая специальность не имела никаких преимуществ перед всеми остальными в том, что касается знаний по функциональной патологии ОДА. Невролог или ортопед с ней чаще сталкивались, но и только. Но то, что они знали о ней больше, чем врач любой другой специальности, даже и не подразумевалось.

В большей части стран врачебной специальности «Мануальный терапевт» до сих пор не существует. Нет, мануальные методы лечения есть и там. Но, чаще всего, ими занимаются  люди без медицинского образования, окончившие какие-нибудь курсы.

Вот и выглядит Мануальная Терапия падчерицей при мачехе Медицине. Вроде и в семью приняли, но равной не сделали. Поэтому и отношение к ней соответствующее. Как бы она не старалась, как бы усердно не трудилась, ей все равно отводят только роль помощницы при более знатных членах семьи, тех же Неврологии и Ортопедии.

И опять не нашлось ни одного принца, который был бы готов вывести эту золушку в свет. Ведь уже и выросла, и окрепла, и стать медицинская появилась, а все ребенком несмышленым кличут. Потому как без протекции в этом мире никуда не сунешься. А вельможных покровителей у Мануальной Терапии как не было, так и нет.

Скорее всего, уже и не будет. Да и ладно. Адекватная Мануальная Терапия способна самостоятельно встать крепко на ноги. Ей только надо навести порядок в своем ближайшем окружении да с собственными мыслями собраться. Вот о том, что ей пока еще мешает перерасти из подростковой, порой не ловкой в своих движениях, Мануальной Терапии, в солидную, уверенную в своих силах, самодостаточную Адекватную Мануальную Терапию, пойдет дальше речь.

 

 
Глава двадцать вторая – Проблемы диагностики.

 

Медицина за последние полвека окончательно перестала быть врачебным искусством. Талант и интуиция доктора ушли на второй, или даже третий, план, уступив лидерство машине. Сейчас окончательный вердикт по поводу того, каков у пациента диагноз и как его надо лечить, принимается только на основании результатов инструментальных методов обследования.

Врач стал заложником технического прогресса и никуда ему из этой кабалы уже не вырваться. Машина участвует в диагностическом процессе практически в любом разделе медицины.

И только у МТ нет достоверных источников информации среди многочисленной армии диагностических приборов. Как такое смогло случиться? Сейчас попробуем разобраться.

 

Одной из главных причин, думаю, следует считать то, что мануальная терапия всегда существовала не совсем внутри медицина, а как бы рядом с ней. Поэтому, не обладая мощной поддержкой государства или финансовых структур, просто не имела возможности пользоваться в полной мере всем тем арсеналом инструментов, который был в распоряжении врачей разных специальностей.

Скорее всего, именно по этой причине методы инструментальной диагностики, которые могли бы помочь мануальному терапевту в его работе, не разрабатывались. Раз они не были востребованы, то зачем ими заниматься вообще?

Нет, позвоночник, конечно, «смотрели» и другие специалисты. Чаще всего это делали неврологи и ортопеды, к которым, так уж сложилось, обращались люди с проблемами в спине. Всем им назначалась рентгенография позвоночника.

И что же было видно на снимках? Правильно, дегенеративно-дистрофический процесс (ДДП) разной степени развития, он же пресловутый «остеохондроз».

Вывод напрашивался сам собой – вот от него, родимого, все и болит!

О функциональной патологии ОДА в те времена еще открыто не говорили. Поэтому ее и не искали при обследовании. Так и закрепилось во врачебных умах мнение, что причиной боли в спине, а заодно и почти всех видов нарушения осанки, является ДДП.

Это был ложный след. Не понимая истиной причины боли, ею стали считать то, что смогли увидеть.

Позднее, когда существование ФБ, его роль в нарушении биомеханики позвоночника и, как следствие, развитии ДДП, стало более-менее очевидной, от своих слов, высказанных ранее, никто отказываться не стал. Человеку вообще с трудом дается изменение устоявшейся точки зрения. Во врачебной, всегда очень консервативной среде, скованной к тому же корпоративными интересами, это особенно заметно.

Как раз к стати подоспели и новые методы исследования, основанные на компьютерных технологиях. Магниторезонансная томография (МРТ) стала применяться почти повсеместно и результаты исследований позвоночника с ее помощью в очередной раз порадовали неврологически-ортопедическое сообщество.

Ну, как же, ведь остеохондроз находился почти при каждом обследовании. Да еще и грыжи диском стали видны самым чудесным образом. И что характерно, чем в большей степени выраженности проявлялся ДДП, и чем больший размер имела ГД, тем выраженней был болевой синдром. Ну и какие еще могут быть вопросы?

Принцип «что вижу, то и лечу» всегда пользовался у неврологов с ортопедами особенной популярностью. С приходом техники, позволяющей увидеть составные части позвоночника в истинном их обличии, он получил развитие в невиданных масштабах. Сейчас только самый ленивый из докторов не берется лечить остеохондроз.

     

А, чего это, собственно, я на них взъелся? А, может, они правы? Неужели МРТ может врать, «умный» все-таки прибор?

Нет, ни МРТ, ни даже рентген, используемый в докомпьютерную эпоху, не врали. Они с холодной беспристрастностью отображали то, что было. Пристрастными были те, кто интерпретировал результаты обследования.

Ведь что искали? Изменения в позвоночнике, которые могли вызвать нарушения его функции и боль. Дегенеративные процессы были на лицо. А других и не искали!

О том, что движение в позвоночнике в целом и в каждом отдельном ФДПС совершается по спиралевидному механизму и сейчас большинство врачей не знает. А на заре развития вертебрологии и вовсе никто об этом не догадывался. Поэтому главный диагностический критерий функционального блока, смещение одного позвонка относительного другого в горизонтальной плоскости, и не пытались выявить.

Вот в чем вся загвоздка! Кроме исследования структуры позвонков и межпозвонковых дисков необходимо было проверить взаиморасположение двух рядом находящихся позвонков!

А как же функциональные пробы? Их проводят давно и успешно.

Действительно, проводят. Но что на них видно? Смещение позвонков вперед-назад относительно друг друга. И о чем это говорит? Только о том, что один позвонок смещается в большей или меньшей степени относительно другого вперед или назад.

В диагностическом плане никакой цены такая информация не имеет.

Клиническое значение имеет только объем и характер движения позвонка в горизонтальной плоскости. А эти параметры, насколько мне известно, до сих пор не фиксируют ни при одном инструментальном исследовании позвоночника.

Хотя, нет, один метод, пусть и не совсем полноценный, все-таки есть. R-снимок «через открытый рот» способен отобразить смещение первого шейного позвонка относительно второго как раз в горизонтальной плоскости. Однако ценность такого обследования не стоит преувеличивать. Снимок в состоянии отобразить положение позвонков в краткий миг проведения съемки. Динамику процесса, то есть объем и характер движения позвонков, он показать не в состоянии.

 

Я полагаю, что технические возможности современной диагностической аппаратуры вполне позволяют проводить исследования на наличие ФБ в позвоночнике. Необходимо лишь задаться такой целью и выработать необходимый алгоритм действий.

Причем, учитывая то, что следует выявить функциональную патологию позвоночника, которая может быть устранена мануальными методами воздействия, инструментальную составляющую диагностического процесса следует активно сочетать с ручными диагностическими приемами. Вы уже догадались, что я имею в виду ММТ.

То есть, чтобы сузить границы инструментального исследования, еще до его проведения мануальный терапевт должен провести ММТ и выявить те ФДПС, которые в таковом исследовании нуждаются. Тогда и сама диагностика займет меньше времени и потребует меньших материальных затрат.

После проведенного лечения мануальными методами инструментальное исследование следует повторить, чтобы убедиться, что не только мануальная диагностика, но и мануальная мобилизация проведены правильно.

После того, как сформируется некая «критическая масса» результатов такого двойного исследования, следует провести детальный анализ проведенной работы. Я думаю, что выводы из такого анализа могут быть следующими:

1)              Функциональный Блок не плод богатого воображения мануальных терапевтов, а суровая действительность.

2)              ММТ является достоверным диагностическим методом.

3)              Применение ММТ в работе - необходимое и обязательное требование для каждого мануального терапевта.

4)              Мануальная мобилизация блокированного ФДПС дает прекрасный лечебный результат.

 

На бумаге все выглядит красиво. Вот только кто всем этим будет заниматься?

Понятно, что отдельно взятый мануальный терапевт такую работу осилить не в состоянии. Почти все они трудятся частным образом и не обладают ни финансовыми, ни материальными, ни людскими ресурсами для столь грандиозного проекта.

Кто таковыми ресурсами обладает? Государство. Если оно на деле, а не на словах заинтересовано в том, чтобы граждане его были здоровы и вели полноценный образ жизни, оно способно обеспечить такого рода исследования.

Но и какая-то часть государства в лице мощной финансовой или промышленной структуры может проявить интерес к такой работе. Если по причине временной нетрудоспособности своих сотрудников, связанной с проблемами позвоночника, она ежегодно теряет кругленькую сумму, то ей в самый раз взяться за реализацию подобной идеи на практике. Экономия финансовых средств при реализации результатов такого проекта многократно перекроет затраты на его осуществление.

Огромный методологический и практический интерес к работе должен быть у инструментальных диагностов. Методика наверняка будет крайне популярна. Тот, кто первым ею овладеет, получит большие и моральные, и материальные дивиденды.

 

Но далеко не все будут рады возможности «увидеть» ФБ воочию. Я сейчас перечислю некоторые специальности, которым такая информированность придется не по вкусу, а вы попробуйте не догадаться, почему. Это ортопеды, травматологи, неврологи, нейрохирурги, ревматологи, педиатры, акушеры-гинекологи, инструкторы ЛФК, массажисты, фармацевты, изготовители ортопедических изделий.

Возможно, кого-то забыл. Так что, не догадались? Трудно не догадаться. У кого-то из этих специалистов визуализация ФБ просто вырвет большой кусок праздничного пирога прямо изо рта. Другим, я надеюсь, станет стыдно за то, что они многие годы закрывали глаза на очевидные факты, способствовали своими неадекватными действиями страданиям своих пациентов.

 

К сожалению, я об этом уже говорил, наша медицина чересчур механизирована. Наличие или отсутствие проблемы, зафиксированные машиной, имеют несоизмеримо больший доказательный вес, чем самое честное слово врача. Даже если я приведу статистику из миллиона вылеченных пациентов, грош ей будет цена, если я не предъявлю инструментального подтверждения своей работы. Таковы реалии настоящего времени и с этим ничего не поделаешь.

Но вот что интересно. И тогда, когда станет возможным увидеть ФБ даже в трехмерном цветном динамическом отображение, решающее слово будет не за машиной. Любой результат инструментального метода обследования диагнозом не является, и подменять его собой не может.

Только врач способен определить показания и противопоказания к лечению. Самый совершенный метод диагностики способен дать только часть информации о патологии. Всю картинку целиком увидеть может только человек.

И всю ответственность за здоровье и жизнь пациента несет его лечащий врач. Разделить эту ответственность с машиной не получится. Поэтому, дорогой доктор, на технику надейся, но сам не плошай!

 

 
Глава двадцать третья – Знание - сила.

 

Знаете, какой вопрос мне задают на приеме чаще всего? Звучит он так – Почему нам раньше об этом никто не рассказал?

И это при том, что я ничего такого особенного им и не говорю. Наоборот, все, что я рассказываю и показываю, очень просто и всегда кажется очевидным и само собой разумеющимся.

Вот эта простота выявления и метод решения проблемы, с которой он не один год пытался справиться самыми разными способами, и вызывает недоумение у человека. Одна молодая женщина три дня назад меня спросила: «Как же так, ведь я буквально на прошлой недели была на приеме у специалиста, а он мне ничего такого не говорил? Почему? Он что, этого не знает?»

Я ответил, что не знает. На что в ответ услышал следующую реплику: «А я думала, что все врачи должны все знать. Ну, если не все, то хотя бы по своей специальности».

Совсем не плохо, конечно, когда ты считаешься специалистом не только потому, что соответствующая табличка висит на двери твоего кабинета, но и потому, что ты им просто-напросто являешься. То есть обладаешь всеми теми знаниями и навыками, которые для данной профессии являются обязательными.

Только где же их взять, эти знания? В ВУЗе, скажите вы, где же еще. Или там их не дают?

Не удивляйтесь, но там их действительно не дают. Нет, за шесть лет обучения кое-какую полезную информацию для себя будущие врачи получить могут. Но только не ту, которая касается работы опорно-двигательного аппарата.

 

На первых курсах обучения главным предметом для студентов, желающих получить профессию врача, является анатомия. Будущему доктору надо точно знать, как устроен человек вообще и отдельные его составные в частности.

После анатомической зубрежки наступает время изучения физиологии. Именно эта наука изучает, как функционирует тот или иной орган, или система органов, человеческого тела.

Лишь после того, когда усвоено, как устроен и как работает здоровый организм, приступают к изучению его патологии. Опять идет анатомия, но уже патологическая, где рассматривается, как выглядят органы и системы в болезни. А патофизиология исследует, как они при этом функционируют.

Только после такой основательной теоретической подготовки студенты допускаются до контактов с пациентами на клинических базах для непосредственного изучения болезней и способов их лечения.

Нормальный, в общем-то, способ построения системы обучения. От простого к сложному, от теории к практике. Будущий врач практически любой, выбранной для себя, специальности за время обучения в ВУЗе может получить почти всю, необходимую для работы по профилю, информацию.

Но только не тот, кто собирается, или надеется, работать с патологией опорно-двигательного аппарата. По одной простой причине – о функции этого самого аппарата ему  никто не расскажет.

Как такое возможно? ОДА является одной из главных жизнеобеспечивающих систем организма, а его функционирование не изучается?

Увы, это так.

Строение ОДА на курсе анатомии можно познать в деталях. Но когда дело доходит до изучения того, как он функционирует, то из всего сложного двигательного акта рассматривается только один аспект, а именно «физиология мышечного сокращения». И более ничего, как будто работа двигательного аппарата человека начинается и заканчивается простым сокращением мышц.

Это тем более странно, учитывая, что все остальные системы человека изучаются полноценно. Если проходят работу сердечно-сосудистой системы, то едет детальное ее рассмотрение, начиная от сокращения сердечной мышцы, проталкивающее кровь в аорту, до проникновения крови в ткани через самые мелкие капилляры. От прохождения воздуха через верхние дыхательные пути до попадания кислорода в кровь через альвеолы легких изучается работа дыхательной системы.

По схожей схеме рассматривается работа всех органов и систем, начиная с кожи и заканчивая центральной нервной системой.

Но раздела «физиология движения» вы не найдете в учебниках. Человек, в кармане которого лежит диплом о высшем медицинском образовании, понятия не имеет о том, что такое правильное движение тела, чем характеризуется неоптимальный двигательный акт. И, само собой разумеется, что он ничего не знает о видах нарушения функции ОДА и, тем более, о способах их лечения.

Теперь понятно, почему вопрос из первой строки данной главы так часто звучит у меня на приеме? Неврологи, ортопеды, педиатры, нейрохирурги, многие мануальные терапевты о функциональной патологии ОДА ничего не знают. Они в этом не виноваты. Так выстроена система обучения.

Сам не так давно узнал, что, оказывается, в институтах физкультуры и на кафедрах валеологии в университетах преподают не только биомеханику, науку о движении человеческого тела, но и мануальную терапию. Биомеханику там изучают долго и основательно, мануальную терапию в общих чертах. Но ведь в медицинских ВУЗа этого нет ни в каком виде!

 

Кто и когда решил, что врачу не обязательно знать физиологию движения, я не знаю. Но последствия такого решения оказались самые плачевные. У человека болит спина. Он идет к доктору за помощью. А доктор ни сном, ни духом, что там и почему болит, и что с этим можно сделать.

Человек так устроен, что неизвестное его всегда настораживает или даже пугает. Врач тоже человек. И он боится того, чего не знает. Не знает он о функциональной патологии ОДА. Ее же и боится.

Но боятся в одиночку не интересно, да и не перспективно. Могут трусом посчитать или плохим специалистом. Поэтому лучше бояться коллективно. Чем большее число людей в этом коллективе будет состоять, тем комфортнее себя боящийся ощущает.

Вот и сбиваются врачи в более или менее многочисленные стаи, внутри которых формируется устойчивая точка зрения на предмет того, как надо относиться к пациентам, имеющим проблемы со спиной. «К мануальным терапевтам обращаться нельзя, они могут только навредить … Грыжу диска можно вылечить только оперативным путем … ЛФК и массаж могут излечить от болей в спине … Сколиоз является врожденной патологией … И прочая, и прочая …»

И ладно бы, если б только внутри медицинской среды такие идеи витали. Но ведь они активно прививаются людям, желающим избавиться от своих проблем с позвоночником. А вместо объективной оценки своего состояния и реальной помощи, человек на приеме у такого бояки узнает, что никаких перспектив у него нет и на выздоровление надеяться не стоит.

В общем, доктор сам не знает и боится, еще и пациента запугивает. Таким образом, армия боящихся врачей дополняется армией напуганных пациентов.

 

С биомеханикой любой врач ознакомиться возможность имеет. Но, как говорится, за свой счет. В некоторых институтах усовершенствования врачей преподают физиологию движения человека. Однако туда не отправляют врачей в обязательном порядке. Надо с начала захотеть познать что-то новое для себя. А затем найти время и финансы, чтобы задуманное осуществить.

В системе, где не поощряется индивидуальный подход к каждому пациенту и персональная ответственность врача за результаты своей работы, очень сложно найти много желающих потратить свои время и деньги на действия, не сулящие карьерного роста. Поэтому добывают знания, необходимые для получения практических результатов своего труда, только неуспокоенные индивидуалисты, которым не безразлично, как они используют время, проведенное в своем рабочем кабинете. Системе такая самоотдача не просто не нужна, но только мешает плавно катиться по накатанным рельсам.

Вот и приходится каждый раз наблюдать, как простые вещи пациент воспринимает как откровение небес. А я их уже настолько устал повторять, что сел писать эту книжку. Но это не жалоба, не подумайте. Это всего лишь констатация действительности.

 

 

Глава двадцать четвертая – Ортопеды.

 

Вы, наверное, уже поняли, по моим предыдущим репликам, что к ортопедам я испытываю особенно «теплые» чувства.

Так сложилось, что у мануальных терапевтов и ортопедов фактически один фронт работ. И те и другие занимаются функциональной патологией ОДА. Есть у ортопедии и, так сказать, структурная составляющая их деятельности. Это работа с инвалидами, реабилитация после травм и др.

Не знаю, возможно в этой, структурной, области они делают все правильно и, может быть, даже являются незаменимыми. Но их агрессивное скудоумие в отношении функциональной патологией позвоночника и суставов проявляется так явно, что, в очередной раз сталкиваясь с ним, я впадаю в ступор.

Почему? Просто, у меня в голове не укладывается, как можно не понимать, да что там не понимать, просто не замечать тот очевидный факт, что ортопедические способы «лечения» функциональной патологии ОДА не только не избавляют от нее, но лишь усугубляют ситуацию.

 

Немного истории. Ортопедия всегда рассматривалась как часть травматологии, специализирующейся на патологии опорно-двигательного аппарата. История травм конечностей и позвоночника, равно как и попыток их лечения уходит в глубь веков. Сам термин был введен в конце восемнадцатого века французом Николя Анри. Тогда же он нарисовал символ ортопедии в виде изогнутого дерева, привязанного к жерди веревками.

В конце девятнадцатого и начале двадцатого веком стойкое употребление получил термин «ортопедия-травматология». То есть последние лет сто ортопедия не рассматривается ни в каком другом аспекте, кроме как в связке с травматологией.

Еще в девятнадцатом веке сформировалось четкое мнение, что ортопедия занимается стойкими деформациями тела, которые предполагают наличие искривлений в твердой его части, то есть костях. До сих пор, насколько мне известно, это мнение никто не пытался оспорить.

 

Единого учения о функциональной патологии ОДА нет до сих пор. И мне ничего не известно даже о попытках его создать. Мануальная терапия, как врачебный метод устранения таковой патологии, официально зафиксирована меньше полутора десятков лет назад. То есть между появлением профессии «ортопед-травматолог» и профессии «мануальный терапевт» лежат даже не десятки, а сотни лет.

Но ведь обратимые нарушения функции ОДА все это время имели место быть, как бы их не называли. И кто же ими занимался? Правильно, ортопеды-травматологи.

Врачи, исповедующие хирургический способ лечения как единственно правильный, все время занимались «лечением» патологии, даже не предполагающий хирургического вмешательства. А как травматологи лечат травмы? Верно, фиксацией. Ведь если кость сломана, а это самый распространенный вариант травмы, края ее надо соединить и зафиксировать, чтобы она правильно срослась. И это правильно.

Но зачем фиксировать участок позвоночника, в котором нет никаких стойких деформаций позвонков? О чем я? Да о таком чудесном изобретении пытливого ортопедического ума, как корректор осанки.

Разнообразие форм, размеров, цен корректоров осанки при входе в ортопедический салон поражает воображение обывателя. Выбирай, какой понравился, и ходи всю оставшуюся жизнь стройным и красивым! Не беда, что ты себя чувствовать здоровым не будешь. Главное, что ты будешь таковым выглядеть.

Стойкую привязанность, напоминающую токсикоманию, ортопеды испытывают в отношении воротника Шанца. Его настоятельно рекомендуют носить всякому, кто имел неосторожность предъявить доктору жалобы, напомнившие ему о существовании в природе нестабильности позвоночника. Ну, как же, раз что-то неустойчиво, нестабильно, его надо зафиксировать.

 

Во второй главе я уже писал, что гипермобильность всегда является состоянием вторичным и возникает тогда, когда где-то рядом находится участок позвоночника с ограниченным объемом движения. Так вот, организм воспринимает искусственное ограничение подвижности, вызванное применением различных фиксаторов, так же, как любой блок. И реакцию на это ограничение выдает именно ту, которая ему необходима в качестве компенсации недостаточной подвижности. Реакция эта всегда одинаковая – возникновение повышенной подвижности в соседних с зафиксированными участках.

Вот и получается, что воротник Шанца, призванный бороться с нестабильностью позвоночника, ее только усиливает.

А ношение корректора осанки, способного, с точки зрения ортопеда, бороться с сутулостью и сколиозом, то есть «укрепить спину», снижает фиксирующую способность мышечного корсета.

 

О стельках и разных ногах я уже писал, повторяться не буду. Меня вот только настораживает возросшая в последнее время активность так называемых подиатров. Не путайте с педиатрами, то бишь детскими врачами.

Подитрами называет себя группа андроидов, выведенная искусственно из плодородной среды ортопедов-травматологов, слезно упрашивающая считать их «специалистами по стопе».

Стельками-супинаторами они предлагают вылечить все, от запоров до чесотки. Само собой разумеется, что только при их непосредственном участии можно избавиться от нарушения осанки, плоскостопия, остеохондроза и любой другой болезни опорно-двигательного аппарата.

Оспаривать эти абсурдно-оптимистические заявления я сейчас не стану. Только напомню заинтересованному читателю о ММТ и возможности с его помощью выйти на первопричину проблемы. Не было ни одного случая в моей практике, чтобы любая патология стопы тестировалась в качестве приоритетной. Это всегда было следствием какого-то другого процесса, зародившегося, кстати, совсем не в стопе. А попытки устранения следствия, без выяснения причины  и ликвидации в первую очередь ее, всегда обречены на провал.

 

В главе, посвященной идиопатическому сколиозу, я упоминал о специализированных учреждениях для детей с проблемами опорно-двигательного аппарата. Руководят лечебным процессом в таких заведениях почти повсеместно ортопеды.

Кто-то из них в свое время решил, что для исправления сутулости будет очень полезным, если дети значительную часть времени проведут в положении лежа на животе. Ведь логично, правда же, раз сутулый человек сгибается вперед, взять да и положить его лицом вниз, чтобы он под весом собственного тела из-за действия силы тяжести выгибался назад.

То, что патологический процесс, который через какое-то время стал заметен в виде сутулости и нарушения осанки, начался совсем не в грудном отделе позвоночника, никого не волнует. Равно как и то, что ребенок, читающий книгу и пишущий в тетради лежа на животе испытывает огромную нагрузку в шейном отделе позвоночника.

Примитивное мышление способно только на самые простые решения. Где уж там задумываться о причине и следствии. Тут все как в анекдоте, «еду лес – пою лес, еду поле – пою поле». Вижу, что позвоночник согнут вперед – через колено его назад!

Вред, который при этом наносится здоровью ребенка, несоизмерим с тем, если бы его оставили в покое и вообще ничего не делали. Но кого это волнует?

 

Понятно, так распорядилась история, что долгое время ортопеды были единственными, кто занимался патологией ОДА. Но сколько воды утекло с тех пор, как Анри набросал на бумаге свой рисунок. Однако до сих пор ортопеды кроят свою работу по старым лекалам. И пытаются механическими приспособлениями фиксировать все подряд.

Я догадываюсь, что это очень выгодно. Достаточно зайти в любой салон ортопедических изделий и посмотреть на ценники.

Но медицина никогда не была отраслью, где зарабатывание денег было самоцелью. Да, врач может и должен получать достойную оплату своего достойного труда. Однако достой труд врача предполагает обретение его пациентом здоровья. А не наоборот.

На этой оптимистической ноте разрешите закончить главу, посвященную несовместимости функциональной патологии опорно-двигательного аппарата и ортопедических способов ее лечения.

 

 

Глава двадцать пятая – Мануальный Вавилон.

 

Помните историю о строительстве Вавилонской башни? Взялись мастера построить самую высокую в мире башню. Но говорили они все на разных языках, поэтому друг друга не понимали. Результатом этого непонимания стало то, что они бросили начатое дело и разбрелись по всему свету.

Все это мне сильно напоминает положение дел в современной функциональной вертебрологии. Много школ, направлений, учений, а единого представления о том, что можно лечить руками, нет.

Я понимаю, что такое состояние предмета говорит об его становлении. Но сколько лет надо еще ходить в первый класс для того, чтобы всем одинаково прочитать одни и те же буквы и одинаково понимать смысл простых слов?

Отсутствие единства в рядах представителей мануальной медицины является козырем в руках ее противников. Их довольно много. И все они ждут, не дождутся, когда же ручные методы воздействия официально признают шарлатанством и запретят  применять.

Однако это никого не вразумляет. Не знаю, где как, но в медицине интеллектуальная и карьерная конкуренция всегда была, есть и еще не скоро исчезнет. Быть основателем научной школы, иметь учеников, издавать фундаментальные труды, занимать высокую ступень в иерархической академической лестнице – к этой вожделенной цели стремятся многие.

Достигают ее единицы. Но, взобравшись на вершину, никого рядом с собой видеть не хотят. И всю оставшуюся энергию тратят на поддержание личного имиджа и отстаивание собственной точки зрения, как единственно правильной и неоспоримой.

Есть, конечно, и объективные причины для отсутствия взаимопонимания между представителями разных направлений мануальной медицины. Зарождались они в разное время, в разных странах. Всего пару десятков лет назад врачи всего мира, а не только стран запада, получили возможность свободного общения друг с другом. Этого срока оказалось пока недостаточно, чтобы обсудить все спорные вопросы и прийти к какому-то согласию.

Вот и развивается мануальная медицина не как единая вселенная, а в виде независимых параллельных миров. И главное, что мешает им слиться, это их недостатки, а не эксклюзивные достоинства. Но признаваться в них себе, а тем более кому-то постороннему, они не собираются. Не вооруженным взглядом они не видны. Но у меня такое оружие есть. Это опыт их изучения и контактов с их представителями. Этим своим опытом я сейчас с вами и поделюсь.

 

С самого того момента, когда остеопатия появилась в стране, она настаивала на особом отношении к себе. Не сама, конечно, остеопатия, как медицинская специальность, а те врачи, которые первыми стали применять этот метод.

Ну, как же, европейское образование. Само это словосочетание должно было вызывать у всякого, кто имел честь пообщаться с остеопатом, трепет и уважение. Европейски образованный человек в сознании обывателя всегда представлялся носителем всех достоинств, которые присущи лучшим представителям человеческой цивилизации.

Действительно, получить специализированную подготовку по остеопатии в родном отечестве долгие годы было не возможно. Поэтому и приходилось первопроходцам выезжать в Европу для обретения необходимых знаний. По прохождении соответствующего курса они сдавали экзамен. После чего фотографировались в мантии и свидетельством об окончании обучения на иностранном языке. Эта фотография вскоре должна была занять самое видное место в рабочем кабинете, дабы каждый входящий смог убедиться, что занимающий его специалист не лаптем щи хлебал.

Я не против получения знаний, совсем наоборот. Но против того, чтобы из профессии делали культ. Не знаю, специально ли остеопатам внушают, что они избранные, или они сами к этому приходят, но горделивая профессиональная спесь присуща многим из них.

Почему-то они решают, что знают что-то такое, что простым смертным знать не дано. За три года обучения, действительно, свой информационный багаж можно пополнить значительно. Но с каких это пор профессиональные знания стали считаться поводом для задирания носа? Знаешь – знай, умеешь – умей. Единственным мерилом твоих знаний и умений может быть результат твоей работы. Что может считаться результатом адекватной помощи врача, мы уже не раз разбирали.

Ну, о практике мы еще поговорим. Сейчас же остановимся на декларируемых самими остеопатами постулатах их работы.

Первым и главным из таковых является тот, который утверждает, что остеопат лечит саму причину болезни, а не ее следствия. В чем же, по их мнению, состоит эта причина? В невидимых глазу, недоступных исследованию любыми приборами напряжениях глубоких тканей организма.

И только высоко чувствительными руками остеопата, а такая чувствительность обретается только за годы упорных занятий, возможно это напряжение обнаружить. И сразу его устранить, опять же методами, доступными только европейски образованному остеопату.

Методы эти, о чем говорит второй постулат, исключительно мягкие. Ведь ему совершенно незачем прикладывать дополнительные усилия. Благодаря своим особо чувствительным рукам он выходит на первичное напряжение, то есть именно то, из-за которого возникли все остальные. Его надо только чуть-чуть расслабить, а дальше проблемы рассыпаются сами как карточный домик.

Прочтите любую рекламную статью, призывающую обратиться к услугам остеопата, и вы обязательно встретите в ней слова о лечении причины болезни и безопасности остеопатического воздействия.

На счет безопасности спорить не буду. Мне, во всяком случае, ни разу не приходилось сталкиваться с осложнениями после проведенного остеопатического лечения.

А вот по поводу лечения причины болезни у меня кое-какие соображения есть.

В живом организме постоянно происходит движение. Не важно, бодрствует человек или спит, тело его работает. Кровь ни на секунду не останавливается в сосудах. Кислород круглые сутки поступает в кровь благодаря работающим без остановки легким. Система пищеварения все время что-то расщепляет и переваривает. Даже мозг во сне работает, перерабатывая полученную за день информацию.

Полного покоя в организме нет, и не может быть, нигде.

Остеопат снимает напряжение. А когда, при каких условиях напряжение вообще может возникнуть? Если все работает так, как надо, все движения жидкостей и тканей совершаются полноценно, то с чего бы возникать стойкому напряжению?

Вот именно, стойкому. Ведь никому и в голову не придет снимать временное напряжение тканей, связанное с естественными потребностями организма. Сердце должно напрячься, чтобы протолкнуть кровь в аорту. Мышца должна напрячься, чтобы тело смогло сдвинуться с места. Желчный пузырь напрягается, когда требуется выбросить очередную порцию желчи.

Что же должно случиться, чтобы напряжение тканей из естественного временного состояния перешло в патологическое постоянное?

Должно возникнуть ограничение подвижности. Если ткань вынуждена ограничить движения в своих естественных пределах, то она лишается возможности для полноценного расслабления, поскольку в расслабленном состоянии она занимает больше места в пространстве, нежели в сокращенном.

Не имея возможности расслабиться, ткань какое-то время находится в той или иной степени напряжения. Если напряжение это будет длительным, оно может вызвать укорочение и уплотнение ткани. То есть, обратимое напряжение ткани переходит в необратимое ее уплотнение.

Таким образом, мы выяснили, что ограничение объема движения ткани ведет к ее напряжению.

В каких формах может проявляться ограничение подвижности?

Временное или стойкое.

По каким причинам может возникнуть временное ограничение подвижности тканей, называемое часто спазмом? Под влиянием самых различных факторов механического, температурного, химического или эмоционального характера.

Надо ли снимать этот спазм? Лучше это сделать, поскольку любое напряжение доставляет человеку массу хлопот и неудобств.

Будет ли это считаться лечением? Конечно, нет. Пока не устранена причина, спазм вызвавшая, вероятность его возвращения весьма велика.

Перенесем свое внимание на стойкое ограничение подвижности тканей. Вероятно, именно оно должно являться предметом пристального внимания остеопата.

Какой структуры тела способны обеспечивать стойкое ограничение подвижности?

Очевидно, что это суставы.

Все мягкие ткани организма в состоянии временного напряжения способны к расслаблению и обретению полной свободы движения. А плотные ткани такой способностью не обладают.

Мы уже обсуждали тот момент, что движением костей можно считать только их смещение относительно друг друга в области суставов. Именно поэтому стойкое ограничение движения тканей возможно только при нарушении функции суставов.

Каким оно, в свою очередь, может быть?

Обратимым или необратимым.

Вернемся к понятию блока из начала книги и вспомним, что обратимым является блок функциональный, а необратимым структурный.

 

Вот это забег из вопросов и ответов! И для чего все это?

Да лишь для того, чтобы было понятно, что любое снятие напряжения тканей без устранения причины оного лечением считаться не может.

Снятие спазмов приносит пациенту облегчение, но только на какое-то время.

Необратимый структурный блок не является предметом работы ни одного специалиста по ручным методам лечения, как бы он себя не называл.

По сему единственным методом действительно «лечения» остается только ликвидация обратимого ФБ. Чем остеопаты, кстати, совсем не брезгуют, но вслух об этом не распространяются.

Снимают они блоки весьма активно, что сопровождается соответствующим звуковым эффектом. В техническом аспекте работу с блоками остеопаты проводят безукоризненно. Хотя бы в этом плане европейское образование ожидания оправдывает.

Но вот в области стратегии европейцы подкачали.

«Если не знаешь, в какую сторону поворачивать позвонок для снятия блока, поворачивай в обе!»

«Я могу вам устранить блок, но после этого вылезет грыжа».

Эти фразы были произнесены остеопатами, имеющими на руках свидетельства об окончании обучения по трехгодичной европейской программе. Говорят эти фразы о том, что люди совершенно не понимают, что они делают, и чем их работа может закончиться.

Я очень надеюсь, что не все остеопаты так мыслят. Но тот факт, что они напрочь отвергают ММТ в качестве диагностического метода, полагаясь только на собственные традиционные подходы к работе, не сулит их пациентам быстрого выздоровления.

Может быть поэтому у остеопатов так популярно «остеопатическое ведение пациента». Я знаю целые семьи, которые годами систематически посещают остеопата. Он им все время что-то подлечивает да подправляет. На Западе, откуда метод пришел в нашу страну, такое сотрудничество тоже весьма распространено. Все довольны. Врач без задержек получает соответствующий денежный эквивалент проявления своих навыков. Пациент доволен тем, что находится под постоянным контролем грамотного специалиста, который к тому же гарантирует безопасность своих манипуляций.

И никто не находит забавным, что выздоровление он гарантировать не может. Или не хочет. Или не знает, что для этого надо сделать.

 

Еще когда я не был тесно знаком с остеопатией и остеопатами, мое внимание привлек один интересный момент их работы. Во многих прейскурантах кроме цен на их услуги проставляется время, которое предполагается затратить на ту или иную процедуру. Оно всегда довольно продолжительное, от часа до двух с половиной.

Читающий такой документ человек видимо должен испытывать уважение к специалисту, готовому потратить на него свое драгоценное время. Не даром, конечно, совсем даже, не даром. Но сама продекларированная продолжительность сеанса должна убеждать потенциального пациента в том, что внимание ему будет оказано полное и что врач ни один из его недугов не пропустит.

Меня вот такая привязка по времени всегда озадачивала. За что пациент платит деньги, за время, проведенное с врачом с глазу на глаз, или за результат его работы? А если вся необходимая работа сделана за полчаса, а на процедуру выделено два? Что делать оставшиеся полтора? Создавать видимость работы?

А если и двух предусмотренных часов на работу не хватило? Вставай, дорогой товарищ, твое время вышло?

Разумеется, врач должен планировать свое время. Но как можно, не видя человека воочию ни разу в жизни, зная только его возраст, пол да предполагаемый кем-то какой-то диагноз, назначать ему процедуру с фиксированным временем?

Возможно, когда-нибудь мне удастся найти объяснение этому, парадоксальному, на мой взгляд, явлению. Но пока ничего, кроме недоумения, у меня такие объявления не вызывают.

 

С остеопатией закончили. Сейчас буквально несколько строк о краниосакральной терапии (КСТ). Метод этот отпочковался от остеопатии и является, в некотором роде, ее утонченной версией.

В основе КСТ лежит представление о ритмах тела. Основоположники метода не безосновательно решили, что раз уж в организме все движется, то это происходит не хаотично, а в соответствии с представлениями науки физики о движении. Поскольку все движения в теле совершаются по волнообразному принципу, то возникая, то угасая, следовательно, им должны быть свойственны все характеристики этого типа движения.

При ближайшем рассмотрении все именно так и оказалось. Движения органов и структур тела имели свою амплитуду, частоту, направленность. Своими руками врач все эти особенности движения мог отследить. Выяснилось, что состоянию здоровья соответствуют строго определенные характеристики движения, которые значительно отличаются от тех, которые выдает орган в случае его болезни.

Мало того, оказалось, что руками врач способен изменить характер движения той или иной структуры организма. Эта возможность и легла в основу лечебного воздействия КСТ. Ведь если ритмом движения можно управлять, то его просто надо привести в соответствии с параметрами, характерными для здоровой структуры тела. И тогда эта структура начнет выздоравливать, повинуясь заданному ритму.

 

КСТ получила весьма широкое распространение в мире. Из всех контактных методов лечения она использует самый мягкий вариант воздействия на тело человека. Применение КСТ совершенно безопасно и во многих случаях весьма эффективно. Вот только с функциональной патологией ОДА, которой и посвящена эта книга, метод справиться совершенно не способен.

Почему? Да все очень просто. Истинный функциональный блок никакими мягкими техниками устранить нельзя.

Интересно то, что при работе с ФБ с помощью техник КСТ почти всегда удается добиться восстановления ритма движения, характерного для здорового ФДПС. Более того, пациент при этом ощущает улучшение самочувствия. У него проходит или уменьшается боль, снижается ограничение подвижности, улучшается настроение.

И все бы хорошо, когда б такое состояние стало нормой жизни. Но как предутренний туман тает с первыми лучами солнца, так и самочувствие резко ухудшается с попыткой перейти к активному образу жизни.

Еще бы! Ведь причина проблемы не была устранена. КСТ способна уменьшить напряжение в окружающих блокированный ФДПС тканях и только. Сам ФБ для своей ликвидации требует гораздо более интенсивного воздействия чем то, которое способна дать краниосакральная терапия.

Ну а восстановление нормального ритма движения заблокированного ФДПС, ощущаемое руками врача, возникает за счет того, что весь этот ФДПС начинает совершать сбалансированное движение. В результате доктор получает искаженную информацию от структуры, которая, имея ограниченные в своей подвижности составные части, вся целиком движется какое-то время почти полноценно.

 

КСТ незаменима в качестве средства снятия остаточного напряжения тканей, сохраняющаяся после устранения ФБ методами мануальной терапии. Здесь она проявляет себя во всем блеске. Мягко, аккуратно, ненавязчиво КСТ уравновешивает ритмические характеристики тканей, восстанавливая гармонию там, где только что присутствовал хаос.

В общем КСТ, как и любой другой лечебный метод, имеет рамки, за которыми эффективность ее применения значительно снижается. Для того чтобы понять эту простую истину, надо не просто провести несколько лечебных сеансов пациенту, а иметь возможность проследить близкие и отдаленные последствия своей работы. Проверка временем, пока отсутствуют другие достоверные методы контроля, оказывается для КСТ, как и для других ручных методов лечения, той лакмусовой бумажкой, через которую проявляются результаты усилий врача по устранению функциональной патологии ОДА. В случае с КСТ неизбежная реакция проявляется достаточно быстро и отчетливо.

 

К Прикладной Кинезиологии (ПК) у меня особое отношение. Именно она дала мне в руки инструмент, посредством которого оказалось возможным установить двустороннюю связь с телом пациента. Я говорю о ММТ, являющимся неотъемлемой частью работы специалиста по ПК.

По поводу тестирования я уже пропел осанну и готов повторить ее еще много раз, поскольку ценность его для мануального терапевта нельзя измерить ничем. Ну, если только в качестве мерила не использовать количество оздоровленных пациентов. Впрочем, какую цифру не назови, она все равно будет бесконечно малой по сравнению с той, которой может исчисляться число людей, еще нуждающихся в квалифицированной помощи.

Для тех, кто никогда не сталкивался с ПК, будет сложно понять, в чем заключается суть работы специалиста, использующего этот метод в своей практике. В главе, посвященной ММТ, я уже писал о том, что ни одно, даже самое красочное, описание метода не даст читателю полное представление о нем.

ПК является методикой именно прикладной, то есть сугубо практической, и необходимо видеть, как работает врач, а еще лучше, оказаться в роли его пациента, чтобы более-менее предметно о ней рассуждать. Тем не менее, постараюсь коротко познакомить вас с ПК для того, чтобы далее пояснить, почему я включил ее в список технологий, затрудняющих развитие Единой Функциональной Вертебрологии.

ПК базируется на представлении о том, что весь организм человека состоит из определенных функциональных цепей. Звеньями одной такой цепи являются позвонок, мышца, внутренний орган, зуб, энергетический канал, характерная эмоциональная реакция и некоторые другие составные части организма. Таких структур в теле человека несколько и все они находятся в тесной взаимосвязи.

Любой патологии любого звена любой цепи соответствует определенная реакция мышцы, входящей в данную цепь. Эту реакцию можно отследить с помощью ММТ. Короче говоря, почти любую патологию организма можно вычислить с помощью одного только тестирования, не прибегая к помощи инструментальных методов обследования.

Невероятно? Я предупреждал, что представить некоторые описываемые моменты будет  сложно.

Если постараться и прогнать мысль о том, что все, только что сказанное, является фантастикой, то можно себе представить, какие диагностические перспективы открывает овладение доктором данным методом.

И вот эти самые перспективы и являются, как ни странно, камнем преткновения для распространения ПК.

Почему? Вы догадываетесь, сколько всего находится в человеческом организме? Да только один атлас по анатомии весит несколько килограммов. А еще надо ориентироваться во взаимоотношениях органов и систем, понимать строение и принципы работы энергетической системы, разбираться в психологии, владеть техникой тестирования более сотни мышц и прочая, и прочая …

Думаете, всему этому учат будущих врачей в ВУЗе? Ничего подобного. Врач,  попавший на курс изучения ПК, узнает обо всем этом, как правило, впервые.

Не всякий мозг способен переварить и усвоить такое количество новой для себя информации. И одного желания сделать это часто становится недостаточно.

Поэтому для определенного числа врачей первый курс изучения ПК оказывается и последним. Человек элементарно оказывается не готовым к тому, что многое из того, что он раньше знал и чем занимался, надо забыть и начинать опять все буквально с ноля. И, побывав какое-то время во взбудораженном состоянии, доктор решает отказаться от перспективного, но туманного будущего и остаться в не совсем правильном, но понятном настоящем.

У меня хватило терпения эту перестройку пережить. И даже не потому, что меня манили открывающиеся передо мной перспективы овладения ПК. Просто я чувствовал, что работать по-старому уже не могу. Я это ощущал еще до курсов, но не видел выхода за пределы тех представлений о возможностях мануальной терапии, которые имел. Поэтому без сожаления расстался со своим прошлым опытом в надежде, что моя интуиция меня не подвела, и я выбрал правильный путь.

Около пяти лет у меня на то, чтобы понять: а) возможности ПК безграничны, б) мне эта безграничность не нужна.

Попытки объять необъятное, которые я предпринимал на первых парах, успехом не увенчались. Всеядность Прикладной Кинезиологии с одной стороны помогала понимать сложные причинно-следственные связи в развитии практически любого патологического процесса в организме, с другой стороны мешала сосредоточиться на деталях. Я, как мануальный терапевт, стал значительно лучше представлять степень влияния ОДА на работу организма в целом. В то же время я скорее чувствовал, чем понимал, что некоторые детали функциональной патологии позвоночника оставались вне моего поля зрения.

И тогда я сменил репертуар. Амплуа специалиста по ПК я оставил тем, кто хотел этим заниматься, себе же, вполне осознанно, выбрал роль мануального терапевта.

Как показало время, сделано это было правильно и своевременно.

В общем, не сложно догадаться, для чего я привел собственный опыт работы по принципам ПК. Он вполне наглядно доказывает, что в том объеме, который сейчас предлагается мануальным терапевтам для изучения, Прикладная Кинезиология не нужна. Что-то из нее, и даже многое, можно давать только для ознакомления.

Часто бывает достаточным просто знать, что какие-то взаимосвязи существуют, но не тратить время и усилия для их детальной отработки. Существуют «длинные» и «короткие» пути в диагностики. Правильное использование ММТ позволяет врачу пойти коротким путем, пропуская промежуточные этапы, тем самым повышая КПД своей работы.

Я понимаю, для того, чтобы понять, что тебе действительно необходимо, а без чего можно обойтись, желательно знать о предмете обсуждения как можно больше. Учиться на своих ошибках надежней, чем все время пользоваться чужим опытом.

Однако, развиваясь таким путем, ПК рискует нажить себе еще не мало врагов, коих и сейчас хватает. Поверхностного взгляда на нее явно не достаточно для того, чтобы хотя бы понять основные принципы, на которых она базируется. А изучать ее детально многие, по разным причинам, не хотят или не могут.

Преподавание адаптированного для нужд исключительно мануальной терапии объема ПК позволит обрести ей целую армию поклонников. Некоторые из них, возможно, захотят изучить ее более глубоко. Таким образом, проникновение будет не только взаимным, но и взаимовыгодным.

 

Три метода, из всего арсенала Мануальной Медицины, которые я представил, наиболее широко представлены в стране. Внутренние проблемы, которые есть в каждом из них, и в которых никто не желает сознаваться, мешают их взаимодействию и взаимообогащению. Но не они являются главным препятствием для развития Мануальной Терапии. Есть еще одна Сила (точнее, Слабость!), стоящая на пути превращения полупрофессионального рукоприкладства в полноценную врачебную Адекватную Мануальную Терапию. Степень ее негативного воздействия превосходит все вместе взятые, ранее мной названные и, возможно, не упомянутые вовсе, факторы. Она никого не щадит, не ведает стыда, для нее не существует авторитетов. Она многолика и многочисленна. Именно ей будет посвящена вся следующая глава.    

 

 

Глава двадцать шестая – Сор из избы.

 

Как это ни прискорбно, но речь пойдет о мануальных терапевтах.

Чем отличается хороший товар от плохого? Цветом и формой? Нет, конечно. Выглядеть и тот и другой могут одинаково. Ценой? Возможно. Хотя за большую цену вам могут впарить и халтуру. Качеством? Вот оно, то самое, что отличает добротный продукт от его подделки.

Кто может создать качественный продукт? Квалифицированный специалист. А кто способен лишь на его имитацию? Подсобный рабочий, который, возможно, наблюдал со стороны за работой мастера и уверен, что этого уже достаточно для того, чтобы повторить его работу. Он штампует нелепые поделки и думает, что они ничем не хуже вещей, созданных мастером.

Что является товаром в медицине вообще и в мануальной терапии в частности? Что хочет получить человек от врача в обмен на свои деньги? Здоровье.

Кто способен предложить высокого качества такого вида товар? Профессионал. Настоящий профессионал. Не по сертификату специалиста, дающего право заниматься определенным видом деятельности, и не по табличке на двери кабинета, а по сути. То есть врач, имеющий ясное представление о том, что он может сделать, что он должен сделать, каков будет результат его работы.

Кто-нибудь может назвать с десяток мануальных терапевтов, соответствующих таким критериям профессионализма? Нет? А пятерых? Тоже нет? Ну, ладно, парочку хоть назовите. Как, опять нет кандидатов? Одного, пожалуйста, всего лишь одного! Пусто?!

Вот поэтому люди и опасаются обращаться к мануальным терапевтам. И, между прочим, правильно делают. Последствия контактов с ними могут самыми неожиданными, а значит неприятными. Поскольку ожидает человек от врача всегда одного, улучшения самочувствия. А рискует получить ухудшение или, в лучшем случае, что все останется так, как было.

Не думаю, что я сгущаю краски. Я давно в этой системе и немного ориентируюсь в том, что можно назвать рынком услуг и в том, кто эти самые услуги предоставляет. Поэтому давайте немного порассуждаем, почему слова «профессионал» и «мануальный терапевт» так редко встречаются в одном предложении.

 

Для начала хочу, чтобы вы вспомнили тот злободневный вопрос, который до сих пор не получил ясного ответа. Ему была посвящена вся десятая глава книги. Не надо ее всю перечитывать заново. Напомню, звучит он так – какой патологический процесс является приоритетным, то есть появляется раньше по времени и является, соответственно, причиной развития следующего? Речь идет о патологии функциональной и структурной.

Всякий мануальный терапевт, который считает, что структурные изменения в позвоночнике первичны, строго говоря, совсем и не терапевт. Терапевтом является врач, проводящий диагностику и лечение болезней у своих пациентов. А о каком «лечении» может идти речь, если доктор заранее настроен на то, что ему предстоит возиться со следствием болезни, на которую он все равно повлиять не в состоянии?

Такая запрограммированная второстепенность своего участия в лечебном процессе предопределяет и отношение мануального терапевта к результатам своего труда. Поэтому весь его куцый профессионализм ограничивается технически правильно выполненными манипуляциями.

Понятно, что после работы такого «специалиста» здоровья не прибавится.

А кто знает, откуда такое отношение к своей профессии у части, большей, к сожалению, части, мануальных терапевтов берется? Что, не в курсе? Попробуем внести ясность.

Что нужно сделать, чтобы стать мануальным терапевтом? Для начала необходимо выучиться на врача. Однако в ВУЗе, как мы уже знаем, о мануальной терапии никакой информации не дают. Профессию эту можно получить, пройдя соответствующий курс подготовки на базе заведения, занимающегося последипломным образованием врачей.

Заведения такие называются Институтами усовершенствования врачей. Там, как и в обычных ВУЗах, есть профильные кафедры, готовящие медицинские кадры по соответствующим направлениям. Те из них, которые берутся превратить просто врача в мануального терапевта, называются так: «Кафедра неврологии, мануальной терапии и … еще чего-нибудь».

Слово «неврологии» здесь ключевое. Потому как преподают там неврологи и готовят они неврологов. Попутно, так сказать в свободное от своего основного занятия время, эта кафедра воспитывает подрастающее поколение мануальных терапевтов.

В свое время именно неврологи изобрели болезнь «остеохондроз». Сделано это было задолго до того, как мануальная терапия была официально признана в качестве врачебной специальности. Поэтому, когда появилась возможность повлиять на неуступчивый остеохондроз с помощью нового метода, неврологи поспешили ей воспользоваться. Ведь все их попытки извести заразу с помощью лекарственных средств, физиопроцедур, массажа и лечебной физкультуры заканчивались безрезультатно.

Вот мануальную терапию и присовокупили к перечисленным выше методам. Авось, хоть она сдвинет проблему с мертвой точки!

При этом сразу подразумевалось, что мануальный терапевт, как и массажист, физиотерапевт и инструктор лечебной физкультуры, может быть только исполнителем воли лечащего врача. Назначали мануальную терапию только после того, как выяснялась неэффективность медикаментозного лечения и только в комплексе с другими методами.

При таком подходе нивелировалась ценность мануальной терапии как самостоятельного метода лечения. Эффект от ее применения растворялся в многочисленных реакциях организма на другие способы воздействия.

Соответственно, падало доверие к мануальной терапии и формировалось мнение о ее бесполезности. Что, отчасти, было правдой, учитывая изначально уготованную ей вспомогательную роль.

В общем, «я тебя породил, я тебя и убью». Неврологи, ставшие инициаторами появления новой врачебной специальности, используя имеющийся у нее потенциал не по назначению, сами способствовали ее деградации.

В последние годы в некоторых Институтах усовершенствования организовались кафедры только мануальной терапии. Наверное, это должно изменить невнятную ситуацию, складывающуюся вокруг нее. Времени, однако, прошло еще слишком мало, чтобы кадры, обученные там, сказали свое веское слово в пользу метода. Пока же мы имеем то, что имеем.

 

Злую шутку с мануальными терапевтами сыграла полная бесконтрольность результатов их деятельности. Несколько выше я уже писал о проблемах диагностики функциональной патологии позвоночника.

ММТ и сейчас преподают в единичных центрах подготовки мануальных терапевтов. Но даже если бы тестированием овладели все врачи, ценность его в доказательном плане ничтожна. Оно имеет громадное значение для мануального терапевта, но только в процессе непосредственного контакта с пациентом. Зафиксировать результат использования ММТ в виде цифр невозможно.

Достоверной инструментальной диагностики функциональной патологии нет и не было. Поэтому, что хотел сделать мануальный терапевт, что он на самом деле сделал, для всех, в том числе и для самого доктора (если только он не владел ММТ), оставалось и остается тайной за семью печатями.

Бесконтрольность непроизвольно стимулирует вседозволенность, проявляющуюся в очковтирательстве. Мануальный терапевт делает, что хочет, и объясняет свои действия любыми словами, которые приходят на ум и могут успокоить пациента. А что, все равно никто проверить не может!

Собственные ошибки и промахи, в таких условиях, очень легко скрыть и записать их на чей угодно счет. Никто не может проверить, чем состояние позвоночника до вмешательства мануального терапевта отличается от того, в котором он находится после манипуляций с ним.

Такое положение дел вряд ли идет на пользу мануальной терапии. К сожалению, оно будет сохраняться до тех пор, пока не будут разработаны достоверные методы инструментальной диагностики функциональной патологии позвоночника. Надеюсь, эти времена скоро наступят.

 

Некомпетентность и отсутствие должного контроля результатов работы должны были, по всем законам логики, стать сдерживающим фактором для распространения мануальной терапии. Кому нужен метод лечения, который проводят врачи, не имеющие ясного представления, что они делают, осуществляющийся к тому же бесконтрольно?

Никому. Кроме самих этих врачей.

Официально разрешенная мануальная терапия появилась в стране в тот период ее развития, когда шла активная коммерциализация всего и вся. И новая медицинская специальность оказалась весьма приспособленной к рыночным условиям.

Ведь что нужно для работы мануального терапевта? Комнатка в десять-двенадцать квадратных метров и кушетка. Да корочки о прохождении курсов соответствующей специализации, коих в те времена проводилось не мало.

Ни тебе специального оборудования, ни инструментов. Ничего не надо.

Кроме желания по-легкому срубить побольше деньжат.

И рубили. Правдами и неправдами получали лицензии и начинали, как выразился один мой знакомый, «окучивать огород».

Возможность собрать с такого огорода солидный урожай была столь очевидной, что только ленивый не попробовал себя на этом поприще. В мануальные терапевты пошли все, кому надоело сидеть на нищенской зарплате врача.

Когда попытка просто выжить увенчалась успехом, захотелось уже и хорошо пожить. Первоначальные индивидуалисты стали организовывать медицинские центры и клиники, набирая солидные штаты, добавляя к мануальной терапии другие услуги, способные увеличить доходность бизнеса.

И кому какое дело, не правда ли, что принципы работы остались прежними? Кто об этом знает? Как никто раньше не мог проверить, что мануальный терапевт делает, так и сейчас это остается невозможно сделать.

Вот армия предприимчивых, но некомпетентных, мануальных терапевтов и расползлась по всей стране. Жертвами ее стали, и еще станут, тысячи и тысячи наивных и плохо информированных людей. Увы, такова суровая правда нашего времени.

 

Когда лечебный процесс не является адекватным, то есть проводится без учета причины возникновения патологии, он не может быть эффективным. Но зато его можно сделать эффектным.

Вы заметили, как много в мануальной терапии «авторских» методов? Нет? Пройдитесь по Интернету. Мануальные терапевты наперебой предлагают единственно правильные, дающие отличный результат, лично ими разработанные и, соответственно, запатентованные, методы исцеления.

Я не зря говорю о них, используя множественное число русского языка. Их, действительно, много. Вы спросите, почему же тогда они «единственно правильные»? Да потому, что товар с таким ярлыком дороже стоит, только и всего.

Помните, в главе о комплексном лечении я говорил об эксклюзивном методе лечения, используя который его правообладатель может извлечь большую для себя выгоду. Это закон рынка – если у тебя есть что-то, чего нет у твоих конкурентов, ты можешь это продать по столь высокой цене, которую только покупатель способен осилить.

В медицине вообще и в мануальной терапии в частности не должно быть авторских методов лечения. Либо ты делаешь то, что действительно необходимо предпринять при данной патологии, либо действуешь сообразно собственным, как правило, не совсем верным, представлениям о том, что и как надо лечить.

Но если все будут работать правильно, а значит одинаково, то как же выделиться? А выделиться очень хочется. Во-первых, это выгодно. Во-вторых, и самолюбие свое потешить надо.

Вот и изобретаются авторские методы. В основном, это уже известные, но поданные под особым углом зрения, подходы к лечению.

На хорошо подретушированный метод получается патент на изобретение. Красивую бумажку можно поместить в рамочку и повесить на стене рабочего кабинета. Нет, лучше перед входом в него, чтобы всяк входящий мог прочувствовать торжественность предстоящего ему момента общения с мэтром. Да и в рекламном проспекте упоминание об авторском подходе к лечению лишним совсем не будет.

Нацеленность на извлечение максимальной выгоды из разрекламированного авторского подхода к лечению заставляет «авторов» работать на потоке. Качество работы отходит на второй план (вообще-то, на первом оно никогда и не было), главным становится количество. Понятное дело, что здоровье пациентов, особенно в долгосрочной перспективе, никого уже не интересует. Хуже не стало? Полегчало чуток? Ну и ладушки! Все, все, дорогой, иди уже. Видишь, люди ждут? Следующий! …

 

Самая читающая страна в мире видимо такой и остается. Иначе чем объяснить растущее число книжных магазинов. И это на фоне Интернета, в котором можно найти практически любую, интересующую тебя, информацию.

Значит, есть спрос. Следовательно, предложения не заставляют себя ждать.

Про мануальную терапию, честно говоря, пишут не так уж и много. В основном это небольшие главы в книжках из серии «помоги себе сам» или что-то в этом роде. Но поскольку таких книг сейчас огромное количество, то получается, что и про мануальную терапию народ кое-что узнает.

Хотя лучше бы он «этого» не знал. Ведь кто эти книжки пишет? Да все, кому не лень. У нас ведь каждый второй знает, как надо играть в футбол, как делать шашлык, как правильно воспитать (чужого!) ребенка, как лечиться. Вот и спешат поделиться бесценным опытом.

Если мне память не изменяет, всего пару раз мне попадались на глаза книжки, в которых про мануальную терапию написано было более-менее достойно. Во всех остальных случаях явно прослеживалось, что автор о предмете не имеет ни малейшего представления.

Например, один из них, который сам себя называет Доктором (именно так, только с большой буквы), пишет, что если перед сеансом мануальной терапии пациенту не сделали расслабляющий массаж, то это означает, что мануальный терапевт ничего не понимает в лечении. Поэтому Доктор настоятельно рекомендует не лечиться у таких мануальщиков.

Другие, чуть более скромные, но не более знающие, авторы разными словами или настойчиво призывают лечиться у мануальных терапевтов, или не менее убедительно рекомендуют никогда к ним не обращаться. Первые утверждают, что мануальная терапия может излечить чуть ли не ото всего. Вторые, не утруждая себя приведением аргументов, запугивают, что она опасна.

Несчастный читатель, обращаясь то к одной книге, то к другой, впадает в ступор, силясь понять, что есть истина. Ведь и полечиться хочется, и обращаться к мануальному терапевту страшно.

И спросить совета не у кого.

Хотя, постойте, как это не у кого? А форум?

Как, вы еще не знаете, что такое форум? О, это великое изобретение цивилизации. В Интернете есть такие чудесные сайты, где можно общаться на расстоянии - задавать вопросы, получать ответы, делиться сплетнями и т.д. Сайты такие рассчитаны либо на всех сразу, либо созданы под целевую группу пользователей.

Вот и врачи пошли в Сеть, как еще называют Интернет. И насоздавали форумов, где любой человек может задать доктору, находящемуся от него за тысячи километров, любой вопрос. Удобно, не правда ли?

Очень. Особенно для врачей. Ответственности никакой, а умом, или тем, что за него принимают, блеснуть можно.

Не уверен, что от таких Интернет-консультаций есть хоть какая-нибудь польза. Простите, не так. Уверен, что пользы от них никакой нет. Зато вреда, думаю, приносят не мало.

Никогда не понимал, и не пойму, наверное, как можно ставить диагноз, давать советы по лечению не видя человека воочию. Не знаю, каким образом врачам других специальностей удается убедить виртуальных пациентов в разумности своих бесполезных рекомендаций, но живущие на форумах мануальные терапевты давно уже побили все рекорды по словоблудию.

Ведь совершенно не важно, что они вообще там пишут. Единственно умной виртуальной рекомендацией может быть предложение обратиться к нормальному мануальному терапевту очно. Все их остальные витиеватые выражения, это лишь попытка отвергнутых практикой непризнанных гениев самоутвердиться.

Мануальный терапевт слышит руками, видит руками, чувствует руками. Без непосредственного контакта с пациентом он ничего о его состоянии, возможном способе лечения, прогнозе сказать не может. Любая заочная консультация гарантированно является профанацией – ничего не значащие слова значительного, как ему самому кажется, человека.

 

Будущих врачей за время учебы в ВУЗе не только многому учат, но и кое от чего ненавязчиво, но надежно, отучают. Я имею ввиду способность думать и самостоятельно  принимать решения. Системе, где все поставлено на поток, индивидуальности не нужны. Главное, чтобы твоя работа способствовала выполнению планов, разнарядок, норм. В общем, статистическая отчетность лечебного учреждения от твоей деятельности пострадать не должна. А все остальное не существенно.

Казалось бы, какое отношение это имеет к мануальным терапевтам? Большая часть из них работает частным образом и от установок государственной системы здравоохранения практически не зависит. Твори – не хочу!

Но чем творить-то? Ведь прежде, чем стать мануальным терапевтом, будущий доктор наравне со всеми прошел через разрушающую личность программу обучения. Его не учили думать. Его учили запоминать, что скажут, и по первому требованию сказанное повторить.

Поэтому главным препятствием для становления высоко профессиональной, а значит интеллектуальной, мануальной терапии являются не умеющие анализировать, делать выводы, принимать самостоятельные решения мануальные терапевты.

С чего вдруг я это взял? Может во мне бушует «личная неприязнь», как вопрошали в известном комедийном фильме?

Нет, нет личной неприязни. Есть незашоренный, не связанный корпоративными интересами, свободный взгляд человека, трезво оценивающего положение дел в профессии, к которой он, так уж сложилось, имеет самое непосредственное отношение.

С единичным проявлением бардака в мануальной терапии человек сталкивается тогда, когда ему лично какой-то доктор сделает нечто такое, от чего у него навсегда пропадает желание впредь обращаться к мануальным терапевтам. Поэтому он больше никуда не ходит, потому, что точно не знает, но догадывается, что и остальные «специалисты» не лучше.

Я же, как раз, не догадываюсь, а знаю, что так оно и есть.

Не хочется переходить на личности, поэтому излагать буду без упоминания фамилий.

Руководитель нескольких центров мануальной терапии, кандидат наук, преподаватель на курсе мануальной терапии задает вопрос: «Надо ли снимать функциональный блок, если человека ничего не беспокоит? При осмотре я обнаружил ФБ в шейном отделе позвоночника, а ни боли, ни ограничения движения в шее нет. Что делать?».

Первым напрашивается ответ – ничего не делать. Есть ошибка в диагностике. Боли при ФБ может и не быть, но ограничение подвижности должно быть обязательно. Потому он и блок, что вызывает ограничение движения в ФДПС.

Однако правильнее будет ответить вопросом на вопрос – а что вы, товарищ дорогой, вообще делаете в мануальной терапии?

Наличие ФБ уже само по себе является показанием для его ликвидации. Если не обнаружено противопоказаний, блок необходимо устранить. Пусть сейчас он себя никак не проявляет. Но в условиях, когда на блокированный ФДПС будет оказана дополнительная нагрузка, он заявит о себе во весь голос. И резкая боль, и выраженное ограничение подвижности, и головокружение не заставят себя ждать. Так зачем ждать?

Я точно знаю, что далеко не на всех кафедрах мануальной терапии дают знания об этом. Но думать, думать ведь никто пока не запретил! Да, не поощряют, но запретить не могут. Так думай! Наблюдай, анализируй, задавай себе трудные вопросы, ищи ответы на них, делай выводы, проверяй практикой, ошибайся и начинай все заново, пока не докопаешься до истины.

Скажите, выше обозначенный доктор именно это и делал? Может быть. Может быть, он на правильном пути. Но как он сейчас лечит и чему он сейчас может научить других врачей? Вопросы, которыми обязательно надо задаваться ученику, не простительны человеку, считающему, что он вправе кого-то учить.

Это всего лишь один, хотя, как мне кажется, весьма показательный пример неспособности самостоятельно мыслить. Не приспосабливаться к изменяющимся условиям социальной среды, не повторять в себе то, что уже кем-то было задумано и реализовано, а, пропуская через себя информацию, оставлять необходимое, отказываться от бесполезного, стремиться к еще неизведанному.

 

Еще одной бедой некоторых представителей отечественной мануальной терапии является их навязчивое стремление во всем соответствовать стандартам западной медицины. И это при том, что там как раз и нет вообще мануальной терапии, как врачебной специальности, каковой она является у нас.

Я не против проверенных данных. Я за достоверные инструментальные методы исследования патологии позвоночника. Я за изучение и использование накопленного в мире опыта диагностики и лечения любых болезней.

Но зачем свое желание влиться в мировое медицинское сообщество доводить до абсурда?

Однажды мне довелось беседовать с доктором, кстати, тоже кандидатом наук, по поводу так называемой цервикогенной, то есть возникающей из-за проблем в шее, головной боли. Позже я узнал, что мой собеседник считал себя большим специалистом в этом вопросе. Я же о том, что существует такое официальное название, даже не подозревал. Лечил себе шеи, после чего проходили головные боли, и даже не догадывался, что они так изыскано называются.

Беседа завязалась после того, как я привел случай исчезновения многолетней головной боли после лечения мануальной терапией шейного отдела позвоночника. Боль я никак не пытался классифицировать. С помощью ММТ я быстро выяснил, что голова болела из-за смещения двух верхних шейных позвонков. Противопоказаний к мобилизации обнаружено не было. Смещение устранил, головная боль исчезла. Что еще нужно?

Мне было заявлено, что я поступил опрометчиво и непрофессионально. Оказывается, сначала надо было выявить максимальное количество диагностических признаков цервикогенной ГБ. Все они перечислены в международной классификации головной боли (есть и такая). Если клиника у моей пациентки не соответствовала указанным в классификации критериям (а кто их сравнивал?), то надо было провести дифференциальную диагностику с другими видами ГБ. И только после того, как обнаружится пункт классификации, которому будет полностью соответствовать состояние пациентки, можно приступать к лечению (наверное, оно тоже где-то уже было прописано).

Про ММТ я даже заикаться не стал. Я вот как-то почувствовал, что оно не относится к известным моему собеседнику международным стандартам диагностики.

Зато я с удивлением узнал о другом, Золотом стандарте цервикогенной ГБ. Оказалось, что это фармакологическая блокада структур шеи или нервных образований. Вот если в шею вкачать лекарство, и от этого головная боль исчезнет, то ее смело можно назвать ЦГБ. А до этого ни-ни.

И совсем уже у меня челюсть отвисла, когда доктор рассказал, что если он подозревает цервикогенный характер ГБ, то проводит три сеанса МТ и следит за их последствием. Если боль прошла, то она точно от шеи!

И я еще смеялся над массажистами …

Честное слово, даже комментировать ситуацию не хочется. Ведь это анекдот. А объяснять анекдот – только портить его.

Мой собеседник имел научную степень. Он свободно владел иностранным языком. Цитаты так и сыпались из его уст. Он был человеком широких взглядов. В узких границах механистической западной медицины.

 

Хотя, почему был, он и сейчас живет и здравствует. И именно ему принадлежит фраза, которая на меня лично произвела неизгладимое впечатление.

Звучит она так – мануальная терапия может быть рекомендована при неэффективности медикаментозного лечения.

Конгениально, как говорил великий комбинатор! Получается, что некое патологическое состояние ОДА можно лечить и лекарственными средствами и механическим воздействием? Каким образом такое может прийти в голову?

Представляете, к травматологу приводят пациента с вывихом, например, плечевого сустава. А он говорит, вот сейчас укольчики поставим, таблеточки дадим и будем ждать. Если сустав после этого сам не вправится, то тогда я его попробую это сделать.

Лечение может быть или адекватным, или никаким.

Адекватность предполагает соответствие лечебного воздействия причине возникновения патологии.

Биохимический процесс, к которому можно отнести воспаление, интоксикацию, аллергическую реакции и др., лечится химическими средствами.

Биомеханический процесс, а это вывихи, смещения, блоки, ущемления и т.д., лечится механическим воздействием.

Так если у человека патология изначально связана с биомеханическим конфликтом структур позвоночника, зачем его накачивать лекарствами? Что это даст, кроме потери времени и дополнительной токсической нагрузки на его печень?

Причина появления ранее оглашенной мысли, однако, весьма банальна. Оказывается, такие рекомендации даны западными специалистами, работающими с пациентами с болью в спине. То, что они, эти самые рекомендации, как минимум, не логичны, никого не смущает. Ведь это идет с вожделенного Запада, значит, сомнению подвержено быть не может.

Становись! Собственные мозги долой! Равнение на Запад! Ура! Ура! Ура!

 

Знаете, мне уже надоело говорить о том, что с Мануальной Терапией творится такой бардак. Но если писать правду, то кроме этого бардака описывать больше нечего. Это не негативное восприятие бытия, а объективное состояние дел в мануальной терапии на текущий момент.

Если бы это было не так, то люди не боялись бы обращаться к мануальным терапевтам за помощью.

А они боятся. И поступают разумно. Лучше остаться со своей привычной болячкой, чем нажить себе новые после посещения мануальщика. Что, не так? Увы, именно так …

 

Но, не все так плохо.

Есть плохой сапожник, которому даже новый сапог в руках подержать давать нельзя, потому как угробит. И есть хороший сапожник, который старый башмак так подлатает, что в нем еще десяток годков проходить можно.

Есть бездарный артист, которого и в массовке выпускать страшно. И есть актер, который играет, как живет, и ему веришь.

Много есть никчемных мануальных терапевтов, которых на пушечный выстрел к пациентам подпускать нельзя. Но есть и те, которым вполне можно доверить свое здоровье. Их не много, но они все же есть.

Вот о том, какую помощь лично Вы можете получить из надежных рук адекватного Мануального Терапевта, и пойдет речь в следующей части книги.

 

 
Часть четвертая – Вы и Ваш мануальный терапевт.

 

Глава двадцать седьмая – Зачем?

 

Предвосхищая возможные Ваши вопросы, я буду сам их иногда задавать и сам же попробую максимально достоверно на них отвечать.

И так, зачем? Зачем вообще необходимо обращаться к мануальному терапевту?

Да затем, что хоть раз в жизни мануального терапевта посетить надо. Так сложилось, что ту патологию, с которой работает мануальный терапевт, врачи других специальностей просто не знают. Я не имею ввиду, что не знают, как ее лечить. Не знают, что она вообще существует!

Я уже писал, что функциональной патологии позвоночника в медицинском ВУЗе не уделяют ни одной минуты. Поэтому, из всех врачей только мануальный терапевт, прошедший специальный курс обучения способен в ней ориентироваться.

А патология эта многообразна  и проявления ее могут быть самими невероятными. Ни Вы, ни Ваш лечащий врач даже не догадаетесь, что, например, хронический насморк может быть связан с ограничением подвижности шейных позвонков, а кашель со смещением копчика, полученном при падение на горке.

Кто хоть раз обращался за медицинской помощью, знает, что диагностика и лечения сейчас очень «конкретные». То есть, на какое место Вы пожалуетесь, то конкретно место и будут обследовать и лечить.

Если Вы пожалуетесь на боль в колене, то именно его и будут лечить, предварительно прогнав его через все диагностические аппараты, которые есть в больнице. А ведь коленный сустав является частью ОДА и может реагировать на любую его патологию, начиная с плоскостопия, заканчивая черепно-мозговой травмой.

Но заниматься выяснением таких сложных взаимоотношений в организме Ваш врач не станет. По разным причинам. Основными из которых являются отсутствие реальной заинтересованности в конечном результате своей работы и примитивный способ мышления, привитый системой обучения.

Хороший мануальный терапевт этими недостатками не страдает. К тому же он имеет соответствующую подготовку, которая поможет ему выйти на причину недуга, а не зацикливаться на борьбе с ее следствиями.

В общем, совершенно не важно, что Вы думаете по поводу своего состояния здоровья. Может Вы догадываетесь, что в правом боку колет из-за проблем с позвоночником, а может и нет. Сходите к мануальному терапевту. Он или развеет Ваши сомнения, не обнаружив патологии ОДА, способной причинить Вам неудобства, или подтвердит ее присутствие. Как минимум, Вы будите знать, в каком направлении дальше двигаться.

 

 

Глава двадцать восьмая – Ваш малыш.

 

Попробуем разобраться, по каким признакам Вы сами можете догадаться, что у Вас или Ваших близких есть патология ОДА и что пора обращаться к мануальному терапевту. Логично будет начать с самых маленьких.

В последней главе первой части я уже перечислил некоторые проявления перенесенной родовой травмы. Сейчас остановимся более детально на некоторых из них.  

Первое, на что надо обратить внимание, это положение головы новорожденного. Ограничение повороты головы в одну сторону может быть, а чаще всего так и есть, связано с ротационным подвывихом первого шейного позвонка (С1).

Первый позвонок является опорой, фундаментом для плотной части головы черепа. Куда наклоняется фундамент, туда и дом заваливается. Поэтому вынужденное положение головы связано не с тем, что ребенку «так удобно» и не с тем, что он «так привык», а с тем, что он просто не может совершать полноценное вращение за счет фиксированного в определенном положении С1.

Не пытайтесь сами повернуть голову ребенка в сторону ограничения. Это может закончиться очень плачевно.

Так же не стоит фиксировать шею воротником Шанца. Это только усугубляет ситуацию и вызывает недовольство ребенка.

Лучше сразу обратиться к мануальному терапевту, имеющему опыт работы с новорожденными.

Кое-что можно сделать и самим, но об этом позже.

 

Если Вы вовремя не предпримете необходимые меры, и  вынужденное положение головы сохраняется несколько недель, то неизбежно появится деформация черепа ребенка.

Загляните в анатомический атлас, в котором представлено строение черепа новорожденного. На картинке ясно видно, что кости черепа друг к другу практически не фиксированы. Так предусмотрено природой. Ведь иначе ребенок просто не сможет родиться.

В естественных родах при прохождении родовых путей головка очень сильно деформируется. Сразу после рождения ребенок кричит и совершает первый вдох. Это достаточно сильно повышает внутричерепное давление, и кости черепа расходятся на положенное самой природой место.

Этот процесс неизменно сопровождает рождение человека уже многие тысячелетия.

Что же происходит с головой новорожденного при ее вынужденном положении? Под действием силы тяжести, не имея участков стойкой фиксации к соседним структурам, кости черепа начинают смещаться относительно друг друга. На стороне, в которую чаще обращено лицо ребенка, кости сдвигаются немного вперед.

Это очень легко обнаружить. Положите одну кисть своей руки под затылок младенца, а пальцы второй руки аккуратно расположите на области лба. Не надо никуда давить. Просто постарайтесь почувствовать ассиметрию между левой и правой половинами головы. Почти всегда удается обнаружить, что затылок на одной стороне несколько примят. Зато лоб на этой же стороне немного выпирает.

Не пугайтесь, обнаружив у своего чада нечто подобное. Череп формируется до пяти лет. И если Вы правильно полечите ребенка, то деформация исчезнет бесследно.

 

Одним из симптомов РТ может быть пресловутый «гидроцефальный синдром» (ГС). У девяти из десяти новорожденных неврологи обнаруживают повышение внутричерепного давления. А потом усиленно начинают его лечить, накачивая малыша химией. Не важно, что положительного результата все равно не будет, главное показать, что забота о здоровье ребенка проявлена.

Все знают, даже первоклассники, что в голове находится мозг. А вот то, что между мозгом и черепом находится целая система мозговых оболочек, имеет представление далеко не каждый. Врачи когда-то немного изучали ее на курсе анатомии, но потом благополучно все забыли.

Верхний слой мозговых оболочек имеет название твердая мозговая оболочка (ТМО). Она очень плотная и слабоэластичная. В некоторых местах она прочно сращена с костями черепа.

ТМО является для мозга конструкцией защитной, поэтому очень плотно облегает его со всех сторон. Соответственно, все сосуды, которые кровоснабжают мозг, вынуждены через нее проходить. Им просто некуда больше деваться.

Что произойдет с ТМО, когда кости черепа начнут смещаться по отношению друг к другу? Она станет напрягаться. Натяжение ее будет неравномерным. В связи с чем какая-то часть кровоснабжающих сосудов будет сдавливаться. Причем страдают и приносящие кровь сосуды, и отводящие.

Вот именно за счет нарушения венозного оттока и формируется ГС. В основе его лежит биомеханический конфликт. Который может быть устранен только механическим способом, то есть методами мануальной терапии.

Поэтому, как только услышите от своего педиатра или детского невролога, что у Вашего ребенка ГЦ, быстренько топайте к доктору, который своими руками все эти перекруты сможет убрать.

 

«Пришла беда, откуда не ждали!»

Это я про УЗИ шейного отдела позвоночника у новорожденных. Нет, серьезно, я нисколько не преувеличиваю, это настоящая беда.

Вот, нормальный вполне метод диагностики УЗИ. Думаю, его применение принесло уже не мало пользы. Но, наверняка, у него, как и у любого другого диагностического метода, есть свои границы возможностей. В этих границах и надо работать творчески и плодотворно. Когда же его пытаются использовать для целей, на которые он изначально не был рассчитан, то ничего хорошего из этого выйти не может.

В последние несколько лет почти всем детям первых месяцев жизни стали назначать УЗИ шейного отдела позвоночника. И 99% результатов такого обследования звучит абсолютно одинаково – нестабильность 2-го и 3-го позвонков.

После получения такого заключения несчастные родители с ног сбиваются, пытаясь найти специалиста, способного устранить нестабильность у их чада. Понятное дело, что помощь они ни от кого получить не могут. Хотя, нет, ортопеды охотно надевают на всех детишек воротники Шанца. Но, об это уже речь шла, повторяться не будем.

О чем может говорить такое количество идентичных результатов обследования? Об их ошибке.

Да, родовая травма ШОП встречается сплошь и рядом. Но она не сопровождается нестабильностью позвонков с первых же месяцев жизни! Пока ребенок лежит и только пытается крутить головой по сторонам, никакая гипермобильность не разовьется. Она может присоединиться, когда он перейдет в вертикальное положение, то есть начнет сидеть и ходить.

Практика убедительно доказывает, по крайней мере мне и родителям моих маленьких пациентов, что никакой нестабильности у малышей, несмотря на грозное заключение УЗИ, и в помине нет.

Но, даже если бы она и была, она не лечится теми методами, которые пытаются навязать ортопеды и неврологи. Почему? Вспомните, что является причиной повышенной подвижности позвонков, и сами все поймете.

Поэтому, граждане молодые родители, если у вашего карапуза УЗИ выявило нестабильность позвонков, первым делом не паникуйте. Скорее всего, ничего этого и нет вовсе. А, во-вторых, сходите к мануальному терапевту, работающему с новорожденными. Он либо подтвердит, что поводов для беспокойства нет, либо проведет адекватное патологии лечение.

 

Некоторые проблемы новорожденных, такие как срыгивание, плохой сон, задержка физического развития, могут иметь несколько причин. Одной из них может быть родовая травма черепа или шейного отдела позвоночника.

Чтобы не изнурять себя сомнениями по поводу наличия или отсутствия РТ, обратитесь как можно раньше к мануальному терапевту. Не найдется ничего, так будите точно знать, что механических повреждений у ребенка нет. А если найдется, то вовремя проведенное адекватное лечение избавит Вас от забот.

 

 

Глава двадцать девятая – Подросток.

 

Я назвал главу одним словом, хотя речь пойдет о дошколятах и школьниках. Функциональная патология ОДА у детей «прямоходящих» всех возрастов практически одинакова. Не вижу смысла писать отдельные главы про детей помладше и детей постарше.

Конечно, начнем с осанки.

А что про нее говорить? Давно все ясно. Нагрузки в школе большие, портфели и ранцы тяжелые, сидеть приходится много. Вот и сгибаются дети под непосильной ношей образования.

Да еще и спортом заниматься не хотят. Все свободное время за компьютером проводят. Ну как тут стройность сохранить?

Все так. И не так.

Ведь нарушение осанки встречается у большинства детей еще до того времени, когда они начинают ходить в школу. Уже лет в пять можно обнаружить, что одно плечо у ребенка выше другого, голова чаще склоняется в одну сторону, есть нарушение координации движений. Иногда к этому присоединяются нарушение зрения, чаще одностороннее, «укачивание» в транспорте, повышенная утомляемость.

Такие симптомы в столь юном возрасте никак не связаны с долгим сидением за столом и ношением ранца. Чаще всего они являются следствием перенесенной и вовремя не пролеченной родовой травмы.

Позвоночник является целостной конструкцией, состоящей из множества отдельных деталей. На любые изменения положения любого из двадцати четырех позвонком реагируют все остальные составные части позвоночника.

Поэтому и изменение нормальной конфигурации позвоночного столба, которое принято называть нарушением осанки, чаще всего происходит в результате формирования еще в момент рождения всего лишь одного ФБ.

Какое-то время он будет оставаться единственным. Но с течением лет их количество будет возрастать. Соответственно, нарушение осанки будет носить все более явный характер.

Нагрузки школьные не являются причиной нарушение осанки. Но они способствуют тому, что оно под их влиянием прогрессирует.

Понятно, что попытки восстановления правильной осанки посредством усиленных занятий спортом обречены на провал. Более того, они способны ускорить появление других, более серьезных проблем с позвоночником.

Поэтому, прежде чем пытаться, сообразно собственным представлениям о причинах нарушения осанки у Вашего ребенка, исправить все физкультурой и спортом, проконсультируйтесь у мануального терапевта. Возможно, что обнаружится проблема, требующая прохождения курса специализированного лечения. И только после того, как ребенок его пройдет, он может безопасно и успешно заниматься выбранным им видом спорта.

 

От разговора про нарушение осанки логично перейти к вопросу о сколиозе. Но я уже написал ранее главу об идиопатическом сколиозе. Поэтому здесь остановлюсь только на одном моменте.

Про процесс формирования S-образного ИС я рассказал достаточно подробно. Но существует и другая, С-образная его форма. Почти всегда она является следствием полученной дополнительной травмы, но не в процессе рождения, а в более старшем возрасте. Обычно у детей это бывает падение на копчик или резкий толчок с выраженным запрокидыванием головы. Во всяком случае, в моей практике родители или сами дети всегда вспоминали нечто подобное.

Такая форма сколиоза гораздо более дискомфортна, по сравнению с более распространенным S-образным вариантом. Кроме непосредственно видимого со стороны изменения формы тела, человека беспокоят повышенная утомляемость, боли в различных участках организма, не редки разнообразные проблемы с внутренними органами.

Пока нет признаков изменения плотных тканей позвоночника (речь, конечно, идет о самих позвонках), есть шанс полного исправления и нарушения осанки, и ИС любой формы, методами мануальной терапии. Поэтому не затягивайте с посещением врача. Когда на рентгенограмме или томограмме будет выявлена деформация тела позвонка, лечиться у мануального терапевта будет уже поздно.

 

Поговорим о поведении. Нет, вопросы воспитания затрагивать не будем. Обсудим, как наличие функциональной патологии позвоночника у ребенка может проявляться в его характере общения с окружающими его людьми.

Постарайтесь вспомнить, что, в конечном счете, является результатом работы мануального терапевта? Устранение функционального блока? Нет. То есть, да. Да, в том смысле, что работа врача заключается в ликвидации ФБ. Ну а что уходит из организма вместе с ним? Напряжение. Напряжение тканей, вызванное смещением позвонков с последующим вслед за этим смещением центра тяжести тела.

Как Вы думаете, может ли постоянное физиологическое напряжение тканей человека никак не сказаться на его психологическом состоянии? Вряд ли.

Ведь в чем это напряжение проявляется? Человек все время чувствует себя уставшим. Напряженные мышцы, фасции, связки все время находятся в работе, с утра до вечера. Постоянное напряжение не свойственно нормально работающему организму. При смене рода деятельности каждый раз в работу вступают новые структуры ОДА, в то время как натруженные успевают отдохнуть.

Но это, повторяю, в сбалансировано работающем теле. Когда же одни и те же элементы ОДА вынуждены все время находиться в тонусе, то они рано или поздно переутомляются. Отчего и устают гораздо раньше тех, кто в эту работу не вовлечен.

Как будет чувствовать себя ребенок, понимающий, что не в состоянии справится с нагрузкой, которую его сверстники преодолевают легко? Не очень уютно. Это мягко сказано. Вполне может развиться и комплекс неполноценности.

Ребенка сначала раздражают окружающие, которые требуют от него того, что он просто физически выполнить не в состоянии. Потом он становится недовольным собой, что он не такой как все. Далее начинает раздражать весь мир.

Ребенок либо уходит в себя, пытаясь, по мере возможности, игнорировать окружающих его людей, либо проявляет по отношению к ним немотивированную агрессию. И в том, и в другом случаях страдает, главным образом, он сам. Близким тоже не мало достается, но собственные муки маленького, или не очень маленького, человека намного сильнее.

Думаете, перегибаю палку? Думайте. Но сводите, на всякий случай, своего «неправильного», как Вам кажется, отпрыска к мануальному терапевту. Результаты его лечения, вот увидите, порадуют Вас во многих отношениях.

 

 

Глава тридцатая – Поговорим о Вас.

 

То есть поговорим о человеке взрослом. Ведь Вы взрослый человек, правда? Вряд ли эту книгу будет интересно читать ребенку или подростку. Все-таки, за плечами должна быть какая-то история, либо врача, либо пациента, чтобы появилось желание что-то подобное прочесть.

Года три назад ко мне на прием привели ребенка шести лет. Настроение у мамочки было, мягко говоря, не очень. Она без особого энтузиазма рассказывала историю, которая привела их ко мне. И в конце ее я узнал причину родительского пессимизма.

Оказалось, что ко мне они пришли после УЗИ шеи. Доктор, проводивший обследование, с сожалением констатировал, что у ребенка есть смещение позвонка, но сделать с этим что-то уже поздно. Женщина так и сказала – доктор заявил, что «уже все заросло».

Я с трудом, помню, тогда сдержался, чтобы не высказаться по поводу того, что у этого доктора извилины в мозгу мохом заросли. Ну, да бог ему судья.

Все лечение тогда заняло минут двадцать. Результатом все остались довольны.

Случай второй. Этой весной пришел на прием дедушка. Дедушкой он был, правда, только по паспорту. Ему было семьдесят три года от роду. Но выглядел он максимум на шестьдесят.

Жаловался мужчина на боль в спине. Копал, понимаешь, огород на даче, и в пояснице что-то щелкнуло.

Я минут пятнадцать ходил вокруг него. Проверял и перепроверял. Сомневался и еще раз перепроверял.

Никаких противопоказаний к лечению я у него не нашел. О чем честно ему и заявил. А он возьми, да и согласись на лечение!

После которого, судя по его энтузиазму, я думаю, он перекопал еще много земли.

 

К чему я все это рассказал? Возраст пациента для мануального терапевта значения не имеет. Есть индивидуальные показания и такие же сугубо индивидуальные противопоказания для лечения. Я заранее это говорю, чтобы Вы, читатель, сколько бы лет Вам сейчас не было, не думали, что все, о чем здесь говорится, к Вам лично отношения не имеет. Имеет, и самое непосредственное.

Итак, что Вас может беспокоить из того, что может послужить поводом для обращения к мануальному терапевту?

Да все, что угодно! По одной простой причине. Это «все, что угодно» может быть проявлением функциональной патологии позвоночника.

Я не буду утомлять Вас перечислением всех тех жалоб, с которыми ко мне обращались люди. Назову только несколько., специально таких, которые, на первый взгляд, к патологии ОДА не имеют ни малейшего отношения.

Итак, аллергия, варикозное расширение вен, анемия, насморк, гастрит, мочекаменная болезнь, бесплодие, бессонница, нарушение ритма сердца, гипертония, гепатит, геморрой, бронхиальная астма, энтероколит, эпилепсия …

Простите, увлекся. Но я не специально. Ведь люди действительно приходили с тем, что их беспокоило, и что я только что перечислил. Приходили они, понятное дело, после того, как неоднократно и продолжительно лечились у «профильных» специалистов.

Практически у всех находилась патология ОДА, при которой методы МТ могли оказаться эффективными.

Человек проходил лечение позвоночника мануальной терапией и либо избавлялся от того, что его беспокоило, либо самочувствие его заметно улучшалось. А ведь я не лечил ни астму, ни аллергию, ни гастрит. Мануальный терапевт не должен и не может этим заниматься. Я делал только то, что входило в компетенцию мануального терапевта, и не более.

Однако не думайте, что я пытаюсь Вас убедить, что все болезни от позвоночника. Обратное утверждение будет столь же верным. То есть состояние позвоночника прямо зависит от того, насколько благополучно чувствуют себя все остальные органы и системы организма.

Я лишь хотел показать, насколько взаимосвязаны и взаимозависимы функциональные системы человеческого тела. Не бывает такого, чтобы при заболевании, например, органов пищеварительного тракта, система кровообращения оставалась к этому совершенно безучастной. Изменения, в той или иной степени, будут прослеживаться во всем организме.

Только мануальный терапевт может квалифицированно разобраться с той частью проблем, которая имеет отношение к обратимой патологии позвоночника. Поэтому обращение к нему, на мой взгляд, должно быть обязательным, что бы Вас не беспокоило.

 

Так какие же реакции организма могут подтолкнуть Вас к мысли о посещении мануального терапевта?

В первую очередь, это, несомненно, боль. Причем, боль любой локализации, интенсивности, продолжительности и т.д. Если у Вас нет абсолютной уверенности в том, что Вы точно знаете, что является причиной болевого синдрома, сходите, в первую очередь, к мануальному терапевту.

Почти всегда болевые ощущения вызваны напряжением тканей. Оно может быть вызвано разными причинами, и не всегда механического характера. И, все-таки, нарушение нормальной биомеханики позвоночника является самой частой причиной напряжения. Разобраться с этим специалисту, не знакомому с основами физиологии движения, практически невозможно.

И уж конечно, мысль о мануальной терапии должна появиться у Вас при первом же случае возникновения боли в спине.

Практика показывает, что обращаются за специализированной помощью, в основном, уже тогда, когда становится совсем невмоготу и все возможности традиционных способов избавления от боли исчерпаны. И на вопрос, когда впервые заболела спина, человек начинает чесать маковку, силясь вспомнить «дела давно минувших дней».

Один лет двадцать назад «сорвал спину», когда с молодецкой удалью пытался перенести мешок с цементом. Недельку отлежался, отпустило. Потом прихватывало уже и без цемента. Каждый раз несколько дней не слезал с дивана. Но к доктору пришел только после того, как вынужден был пару недель провести в постели.

Другой «потянул мышцу» в пояснице во время игры в футбол. Почему-то уже лет пять эта однажды «потянутая мышца» напоминает о себе, причем все чаще и сильнее, при любом более-менее активном движении.

У женщины еще во время первой беременности начались боли в шее и крестце. Сейчас уже четвертый ребенок начинает делать первые шаги, а она все надеется, что «само пройдет».

Таких примеров я за одну неделю могу насобирать штук двадцать. А сколько таких страдальцев проходит мимо меня? А сколько их в других городах? А в других странах? Имя им – легион!

И большинство из них склонны считать причиной боли в спине все, что угодно, только не главную структуру этой самой спины, позвоночник. Но даже если про него все-таки вспоминают, то берутся «лечить» так, что лучше бы они этого вовсе не начинали делать. По причинам, уже много раз мной здесь обозначенным.

 

Головная боль. Что, это не про Вас? У Вас никогда не болела голова?!

Да Вы редкий счастливчик. Миллиона людей на Земле завидуют Вам завистью всех цветов и оттенков. Потому как сами маются с головной болью периодически или постоянно долгие годы, без надежды от нее избавиться.

Не знаю, может быть мне как-то особенно везет в этом плане, но у всех людей, которые ко мне когда-либо обращались по поводу своей головной боли, обнаруживалась функциональная патология позвоночника. Каждый раз между этими двумя болезнями прослеживалась прямая связь.

Иногда еще какое-то патологическое состояние другого органа или системы выступало в качестве дополнительного фактора, способного вызвать головную боль. Но, надо сказать, встречается это не так уж часто.

А вот дисфункция позвоночника всегда является провоцирующим фактором для возникновения головной боли. Причем, заметьте, я сказал «позвоночника», а не только шейного его отдела. Функциональные блоки любой локализации способны выступать в роли первопричины боли, сконцентрированной в голове.

Подробный механизм взаимосвязи между обратимой патологией позвоночника и головной болью я описывать не буду. Это все-таки издание общепопулярное, а не специализированное. Отмечу только, что напряжение тканей, возникающие как следствие сформировавшегося ФБ, является основным провоцирующим фактором для боли любой локализации. Головная исключением не является.

Не отклоняясь далеко в сторону от «головной темы», тут же хочу отметить, что головокружение часто возникает лишь потому, что у человека имеются проблемы в ШОП. Достаточно вспомнить особенности расположения позвоночной артерии, чтобы такая взаимосвязь не показалась фантастикой.

Вывод напрашивается очевидный – если болит или кружится голова, обращайтесь к мануальному терапевту! Но если Вы сторонник исключительно лекарственной терапии, то можете пить таблетки. Получите двойное «удовольствие» - и от головной боли не избавитесь, и печень посадите. Выбор за Вами!

 

По поводу боли и зависимости ее от состояния позвоночника могут быть разногласия и сомнения в деталях, но вряд ли кто-то отвергнет хотя бы возможность такой связи. А вот то, о чем я буду дальше повествовать, далеко не всем покажется очевидным. И, главным образом потому, что кое о чем они услышат и задумаются (надеюсь!) впервые в жизни.

Большинство людей любит спать на животе. С точки зрения биомеханики, такое положение тела является вынужденным.

Не понимаете, почему? Тогда попробуйте лечь на живот. Голова, конечно, повернута в одну сторону, ведь иначе Вы просто задохнетесь, уткнувшись носом в подушку. Полежите в таком, привычном и вполне комфортном для Вас, положении какое-то время. Затем поверните голову в противоположную сторону.

Также удобно и приятно? Что, нет? Лучше вернуться в прежнее положение?

Проще всего выдвинуть версию о том, что Вы просто-напросто привыкли к определенному положению тела. Но вспомните, когда эта привычка сформировалась? Вряд ли Вам это удастся. Потому, что она, скорее всего, появилась в таком раннем детстве, память о котором в Вас не закрепилась.

Получается, что Вы, фактически, всю жизнь спите на животе, и голова при этом повернута всегда в одну и ту же сторону. Все остальные положения тела, при горизонтальном его расположении, Вы можете сохранять очень непродолжительное время.

А раз так, то пора идти к мануальному терапевту!

Даже если Вас пока ничего не беспокоит (в чем я лично очень сильно сомневаюсь, потому как хоть что-то должно беспокоить обязательно). Зачем? Да затем, что у Вас, с очень большой долей вероятности, есть функциональный блок в ШОП. Именно он и вынуждает Вас спать только на животе.

Помните, я говорил про спиралевидный механизм движения позвоночника? Так вот, при стойком повороте хотя бы одного позвонка возникает напряжение окружающих его тканей, которое по спирали передается вверх и вниз от блока. Позвоночник, а вслед за ним и все тело, начинает закручиваться как пружина. В зависимости от возраста, веса, типа конституции эта скрутка может быть более или менее выраженной.

Когда человек ложится таким образом, что ротация позвонков идет в сторону уже имеющейся скрутки, то он чувствует себя достаточно комфортно. Если же придать телу положение, при котором пружина раскручивается, то возникает дополнительное напряжение, вызывающие ощущения дискомфорта.

Именно поэтому, кстати, человеку и на спине спать неудобно. Потому, что голова все время заваливается в сторону и ее приходится каждый раз возвращать на место. А расслабиться настолько, чтобы позволить ей лежать так, как удобно телу, не получается. Помучается человек, помучается, да и переворачивается на живот. Вот теперь и за головой следить не надо! Она ложится так, как удобно, а в другую сторону, даже если захочет, упасть не сможет.

Ну, так что, решили сходить к мануальному терапевту? Нет? Ах, ну да, пока ведь ничего не беспокоит, я и забыл.

Но зачем Вам эта бомба замедленного действия в организме, которая может сработать в самый неподходящий для Вас момент? Или надеетесь, что пронесет? Может и так. Но жить со знанием того, что в тебе сидит какая-то бяка, от которой ты легко можешь избавиться, но не делаешь этого по одному тебе ведомым причинам, как минимум не удобно. Это напрягает уже не физически, а психологически. И еще вопрос, какой из этих напрягов хуже …

 

У Вас имеется какая-нибудь давняя хвороба? Ну, такая, от которой Вы долгое время пытаетесь избавиться, а она все не уходит? Значит, Вам точно надо обратиться к мануальному терапевту.

С какой стати? У меня хронический гастрит, а я с ним должен к костоправу идти? И чем он мне сможет помочь? Желудок вправит?!

Нет, конечно. Он проверит Ваш позвоночник и может быть (я бы даже сказал, скорее всего) что-то в нем обнаружит. Если Вы человек еще достаточно молодой, то есть Вам еще нет пятидесяти, то это «что-то», вероятно, будет патологией пока еще обратимой.

А раз так, то не спешите покидать кабинет доктора, а лучше прислушайтесь к его рекомендациям по поводу лечения. Не гастрита, нет. А функциональной патологии позвоночника. Кто знает, возможно, избавившись от нее, Вы и с гастритом вскоре распрощаетесь …

Не обязательно иметь медицинское образование, чтобы знать, что внутри позвоночника расположен спинной мозг. И что от него отходят нервы, обеспечивающие контроль Центральной Нервной Системы (ЦНС) за работой внутренних органов. Если на нерв будет оказано давление извне, то, с большой долей вероятности, это негативно скажется на его функционировании. В общем, какому-то внутреннему органу явно не поздоровится. В прямом и переносном смыслах.

Вот и получается, что Вы лечите то, что болит, а не то, что является причиной страданий. Ну, и как долго Вы намерены этим заниматься? Пока гастрит в язву не превратится?

Безусловно, не всякая болезнь связана с патологией позвоночника. Но как Вы можете быть уверены, что проблемы с желудком не связаны с каким-нибудь ФБ, пока не проконсультируетесь со специалистом? Вот и я думаю, что никак. Делайте выводы.

 

И еще пару слов о хронической болезни и функциональной патологии ОДА. Существует одна явная закономерность, которую почему-то и пациенты, и врачи, как правило, не замечают.

Если обострение недуга возникает в процессе, или вскоре после, физической нагрузки, следует обратить внимание на состояние, в первую очередь, позвоночника. Ведь именно он подвергается испытанию при любой физической активности. И всякая его патология, которая может никак не проявляться в состоянии покоя, при нагрузке способна спровоцировать нарушение иннервации того или иного внутреннего органа. Что неизменно повлечет за собой обострение таящейся в оном до поры до времени проблемы.

Поэтому, если у Вас, после возни на дачном участке или перелете в дальние страны, что всегда связано с перетаскиванием чемоданов и рюкзаков, опять разболелась голова, не ограничиваетесь приемом уже привычных обезболивающих средств. Сходите к мануальному терапевту. Возможно, что после его лечебных сеансов Вы навсегда избавитесь не только от проблем в позвоночнике, о которых Вы и не догадывались, но и много того, что «радовало» Вас многие годы.

 

Как-то ко мне обратилась молодая женщина с жалобами на головокружение и боли в шее. Она уже была у остеопата на приеме, но лучше ей после этого не стало. Более того, она ушла от него в расстроенных чувствах, поскольку тот ей заявил, что не представляется возможным вылечить состояние, связанное с ДСТ (кто забыл, это дисплазия соединительной ткани).

Краткая история болезни выглядела незамысловато. Женщину никогда не беспокоили выше означенные проблемы. Пару месяцев назад ей довелось совершить длительную поездку на автомобиле. Она не была за рулем, и потому, притомившись, заснула. В один не прекрасный момент машину тряхнуло на выбоине. Женщина резко тряхнула головой, после чего практически сразу почувствовала дискомфорт в шее.

Уже на следующий день появилось головокружение.

Через два дня она обратилась к остеопату. Тот провел ей три лечебных сеанса. Результат которых Вы уже знаете.

Не буду останавливаться на деталях диагностики и лечения. Скажу лишь, что хватило одного сеанса, чтобы восстановить нормальную биомеханику позвоночника. После чего, естественным образом ушла боль в шее вместе с головокружением.

Но пример этот я привел не для того, чтобы показать, кто и как работает. Вовсе нет. Он нужен был, чтобы продемонстрировать, как механическая травма способна резко ухудшить самочувствие человека.

Если на фоне полного здоровья, или хотя бы более-менее благополучного, вдруг наступило его ухудшение, попытайтесь вспомнить, при каких обстоятельствах Вы могли получить травму. Совсем не обязательно, чтобы это было что-то ужасное, типа падения с высоты или автоаварии. Может Вы поскользнулись на тротуаре при гололеде. Или пришлось тащить тяжелую сумку на десятый этаж по лестнице, так как лифт не работал. Или, задумавшись, не заметили полку и ударились об нее головой.

Любая травма может повлечь за собой самые неприятные последствия.

И что интересно, случиться она могла не вчера и не позавчера. Чаще всего от момента получения травмы до ярких клинических проявлений, то есть появления жалоб, проходит два-три месяца. Человек уже и забыл, когда и обо что приложился головой, а она вдруг начала болеть.

Хотя, почему именно голова. При травме чего угодно, может болеть тоже что угодно. Упал на копчик, а болит голова. Ударился плечом, а стало «стрелять в ногу». Получил удар в спину, а разболелось колено.

Таких случаев сколько угодно. Трудность заключается в том, что нынешнее плачевное состояние здоровья человек далеко не всегда склонен связать с полученным некогда повреждением. Он жалуется врачу на то, что его беспокоит, но о травме может и не вспомнить. То есть истинная причина проблемы остается не отслеженной.

А это, закономерным образом, вызывает ошибки при лечении. Ведь если лечебные мероприятия осуществляются без учета причины, вызвавшей заболевание, то, можно сказать, что они и вовсе не проводятся.

Каков мой совет? Вы его и так знаете. Если вдруг, на фоне хорошего самочувствия, Вам поплохело, то … вызывайте «Скорую»!

А вот когда Вам окажут, в случае необходимости, неотложную помощь, а потом обследуют сердце, голову, печень и все остальное, но ничего не найдут, начинайте вспоминать. Вспомнить Вам будет необходимо события ближайших двух-трех месяцев. Скорее всего обнаружится, что  где-то в этот период Ваше тело оказывалось не в совсем благоприятных условиях. Сразу после этого открытия начинайте обзванивать родственников и друзей, с целью получения от них информации о толковом мануальном терапевте. И пусть Вам в этом деле сопутствует удача!

 

Вот бывает же так, что все вроде у человека хорошо. В доме мир и покой, на работе порядок и достойный доход. Живи, да радуйся, получай от жизни удовольствие!

Ан, нет. Сил на это не достает! Еще и работать толком не начал, а уже устал. Поехал подальше, чтобы отдохнуть от работы, и еще в пути утомился так, что ни от солнца, ни от моря удовольствия никакого.

Да что же за напасть эта такая?! Да куда же все силы то подевались?

Не догадываетесь? А напряжение? Именно оно сжигает всю жизненную энергию. То самое напряжение, которое необходимо телу для поддержания себя в вертикальном положении, когда сформировавшийся ФБ вызывает смещение центра тяжести этого самого тела.

Необходимое в качестве компенсации, но чрезмерное, мышечное напряжение возникает всякий раз, как только человек переходит в вертикальное положение. И будет сохраняться все то время, пока он в этом положении будет находиться. То есть, фактически 16-18 часов в сутки.

Человек его чувствует, от него устает, но, не зная его причины, не может надолго от него избавиться. Какое-то время здоровый крепкий сон еще помогает восстанавливать силы. Но с возрастом и его уже не хватает для полноценного отдыха. И тогда начинаются поиски иных способов расслабления. Ладно, если все ограничится относительно безобидным массажем или походами в сауну. Кое-кто выбирает для себя более легкий и быстрый способ снять напряжение. Вы уже поняли, речь идет об алкоголе.

В результате, человек и от одной проблемы не избавляется, да еще и вторую, гораздо более неприятную, приобретает. И вот тебе уже ни здоровья, ни душевного равновесия, ни, кстати, денег, ушедших, понятное дело, на что.

Знаете, это не сгущение красок и не попытка сделать из мухи слона. В жизни именно так часто и происходит. Просто проблема становится очевидной не тогда, когда находится на начальной стадии развития, а в тот период, когда ее негативное влияние проявляется уже во всех сферах жизнедеятельности человека. Начинается все, как всегда, с малого, а заканчивается трагедией.

 

И еще немного про напряжение. Все, что его провоцирует, способно привести к обострению компенсированной, до поры до времени, проблемы.

О чем речь? Да вот о чем. Как я уже говорил, компенсаторные возможности организма способны довольно долго поддерживать тело в более-менее рабочем состоянии. У значительного числа людей со здоровьем, мягко выражаясь, все не идеально. Тем не менее, люди ходят на работу, выезжают на отдых, занимаются ежедневными необходимыми делами. Вырабатывается определенный ритм жизни, именно такой, который способен поддерживать человеческий организм с имеющимся у него набором болезней и средств их компенсации.

Но, представьте, произошло нечто, сумевшее нарушить привычный ритм жизни. Что это может быть? Стресс. Перенервничал человек, бывает. На работе, дома, или с соседями чего-то не поделил.

И, на тебе, спина отказала! Вот не гнется, и все. Ни лечь, ни встать, ни умыться.

Но ведь ничего не поднимал, не двигал, яму не копал, снег не расчищал, обои не клеил. Всего-то, попереживал немного. Ведь пустяк! Чего ж спина-то? …

Что-нибудь про «позу эмбриона» раньше слышали? Наверняка. Поэтому знаете, что желание сжаться, спрятаться, уменьшиться в размерах так, чтобы тебя не замечали и не трогали, является естественной реакцией организма на неблагоприятную ситуацию.

За счет чего тело способно осуществить такую реакцию? Только за счет мышц. Совершая работу, то есть, сокращаясь, они смещают части тела относительно друг друга. А если мышца уже была напряжена, что с ней произойдет, когда потребуется, на фоне стресса, сократиться еще больше? Она это сделает. Но смещение структур, к которым она крепится, будет чрезмерным, значительно превышающем то, которое необходимо для обеспечения тех самых компенсаторных реакций.

И тогда компенсация действовать перестанет. Наступит декомпенсация, другими словами, обострение. И спина, которая уже несколько лет не беспокоила, опять напомнит, что с ней не все в порядке.

Вот и последите за собой. Если у Вас после каких-то переживаний тянет шею, ноет между лопатками, стреляет в ногу, то знайте, что все это происходит не случайно. Значит с Вашим позвоночником что-то не так. Значит, присутствует в теле какое-то напряжение мышц, которое Ваш стресс только усиливает.

Конечно, скорее всего, все это через какое-то время пройдет, как это уже не раз было. Но зачем ждать, что когда-нибудь прихватит опять?

И потом, человек, так уж природа распорядилась, с годами не молодеет, а совсем наоборот. Соответственно, способность организма к компенсации постепенно снижается. И то, что пять-десять лет назад, проходило у Вас за пару дней, теперь может беспокоить неделю и больше. Может так случатся, что однажды, после очередного стресса, подкосит так, что самостоятельно встать с постели Вы и месяц не сможете. Вам это надо?

Думаю, нет. Ну, так и не ждите беды. Проверьте состояние позвоночника у специалиста. И, если что-то обнаружится, избавьтесь от проблемы заранее, не дожидаясь худшего.

 

Есть еще одна особенность проявления скрытой, то есть не явной для Вас, функциональной патологии позвоночника. Проявления эти всегда имеют ассиметричный характер. Если что-то болит, тянет, ноет, зудит с одной, правой или левой, стороны тела, то, скорее всего, Ваш позвоночник к этому причастен.

Вы ведь не забыли, что движение позвонка всегда осуществляется одновременно в трех плоскостях? Смещение в горизонтальной плоскости, то есть повороты влево-вправо, является главным при определении направления блокировки в ФДПС. Понятно, что один и тот же позвонок не может быть одновременно повернут в обе стороны. Соответственно, напряжение тканей, которое сопровождает ФБ, всегда ассиметрично.

Следовательно, и ощущения, вызываемые этим напряжением, тоже будут разными на разных половинах тела.

Это является очень ярким и достоверным признаком именно функциональной патологии ОДА. Поскольку структурные изменения в нем, как правило, носят распространенный и равномерный характер. И беспокойства, свойственные им, такие же распространенные и равномерные.

 

Продолжить свою последнюю реплику я должен был привычным, для этой главы, предложением об обращении к мануальному терапевту. Однако думаю, что кое-кому из вас, они уже надоели.

Ну, был я, был у него! И что? Ничего не изменилось. Как все болело, так и болит. Только время потерял, деньги, да нервы потратил!

К сожалению, так оно чаще всего и случается. Мы уже разбирались, почему.

Но писать эту книгу не было бы смысла, если бы не имелось совсем никакой возможности попасть на прием к толковому специалисту. Все описанное выглядело бы как фантастика, не имеющая под собой реальной основы.

А это не так. Книга абсолютно практическая. Написанная практиком для использования информации, в ней изложенной, в реальных, а не фантастических, условиях.

Вот и давайте разбираться, каким же должен быть настоящий мануальный терапевт, чтобы Вы могли доверить ему заботу о своем здоровье.

 

 

Глава тридцать первая – Ваш мануальный терапевт.

 

Даже не обсуждается тот факт, что он должен быть врачом.

Впрочем, почему не обсуждается? Давайте как раз и обсудим, зачем мануальному терапевту высшее медицинское образование.

Ну, во-первых, этого требует закон.

Далее, чем врач отличается от медсестры? Он не исполняет чьи-то указания, а самостоятельно принимает решения. На этапе диагностики он должен решить, чем болен человек, обратившийся к нему за помощью. А затем он лично решает, в чем эта помощь будет заключаться, то есть, какое будет осуществлено лечение.

Врача от НЕврача отличает степень ответственности за конечный результат, который в медицине определяется как состояние здоровья пациента на момент окончания проведенного курса лечения. Не малое влияние на него оказывает своевременное, то есть предварительное, до начала лечения, выявление всех возможных противопоказаний для предполагаемого лечения.

Вот именно для этого мануальному терапевту врачебное образование и необходимо.

Научить правильно, с технической точки зрения, проводить мануальные приемы можно практически любого человека. Было бы у того желание, толика интеллекта, да руки росли бы, откуда им положено. И через какое-то время он сможет, когда надо сделать то, что надо.

Но гораздо сложнее не сделать то, что, как кажется, надо, тогда, когда это может быть опасным.

А для этого надо представлять, какие последствия могут иметь твои действия.

Люди на прием приходят разные. У каждого своя история. Одно дело, когда молодой человек на тренировке не рассчитал нагрузку и спину себе свернул. И совсем другое, когда родственники заводят мужчину, месяц назад перенесшего инсульт.

Понятно, что оба они одинаково требуют внимания к себе. Но, в случае со вторым пациентом, надо знать, как минимум, что такое инсульт!

Зачем? Да затем, чтобы понимать, что простое наличие обратимой патологии позвоночника само по себе еще не является показанием для ее ликвидации. Необходимо оценить способности организма к адаптации к своему возможному новому состоянию. Очевидно, что у человека, в недавнем прошлом перенесшего острую сосудистую патологию, они будут снижены.

Но это может быть очевидным только для специалиста, имеющего ясное представление о том, что есть инсульт (или любая другая, сопутствующая проблемам позвоночника, патология). Такие знания можно получить только в медицинском ВУЗе и более нигде.

Мануальный терапевт работает не с позвоночником, и не с опорно-двигательным аппаратом, и даже не с телом, как таковым. Он, как и любой врач, работает с человеком. Поэтому обязан ориентироваться во всех его проблемах со здоровьем, каким бы они не были.

Необходимы не только фундаментальные знания по анатомии и физиологии. Мануальный терапевт обязан ориентироваться в клинических проявлениях патологии всех органов и систем человеческого организма.

Желательно иметь хотя бы базовые знания в области психологии. Ведь приходится находиться в постоянном непосредственном контакте с людьми. Хорошо хирургу – провел операцию человеку, находящемуся под наркозом, и дальше знай, командуй назначения, которые медсестры выполнять будут. То же и у терапевтов, разве что операций они не делают.

А мануальному терапевту перепоручить заботу о пациенте некому. Все самому приходится делать. В том числе объяснять, утешать, взбадривать, вселять уверенность. А ведь люди все разные. И общаться с каждым приходится с учетом его индивидуальности. Как же тут без знаний психологии обойтись?

Впрочем, в ВУЗе психологией будущих врачей не очень напрягают. Но получение высшего образования уже само по себе является хорошим психологическим тренингом. За шесть лет столько с людьми наобщаешься, в таких ситуациях побываешь, что хочешь, не хочешь, психологом станешь.

В общем, записываясь на прием к мануальному терапевту, не постесняйтесь узнать о наличии у него высшего медицинского образования. Положительный ответ еще не гарантирует необходимый Вам результат от общения с ним, а именно, обретение здоровья, но исключит возможность нарваться на шарлатана. Что, согласитесь, тоже не мало.

 

Мануальный терапевт, не владеющий ММТ, специалистом в своем деле считаться не может. Простите мне мою категоричность, но это, что называется, выстрадано. Я работал какое-то время без тестирования, потом с его помощью, и мне есть с чем сравнить.

Не стану повторяться и говорить о важности ММТ. Тот, кто не очень внимательно прочел соответствующую главу, может вернуться к ней. Поэтому сразу скажу, что обращаться к доктору, не владеющему этим бесценным для мануального терапевта методом, как минимум, не безопасно.

Если же оценивать работу врача по гамбургскому счету, то можно сказать, что отсутствие в его арсенале ММТ гарантирует пациенту неадекватное лечение. Поскольку других методов контроля проведенной мануальной терапии просто не существует.

Я не говорю о контроле со стороны. Конечно, важно, чтобы мануальной терапевт мог кому-то продемонстрировать, как выглядел позвоночник его пациента до лечения и после. Но гораздо важнее, чтобы сам врач в процессе лечения мог объективно оценить все, что он делает.

Для этого необходима обратная связь с телом, то есть должна быть возможность «спросить»  и получить от него «ответ». Без такого «разговора» вся работа превращается в «монолог» врача. Он оценивает, как умеет, состояние пациента, сам назначает и проводит лечение, и как хочет интерпретирует его результат.  И все это опирается исключительно на собственное субъективное представление о том, что есть истина.

Ваш мануальный терапевт не может не владеть ММТ. Если Вы, прочитав эту книгу почти до конца, все еще думаете иначе, значит, я в чем-то был не убедителен. Извините меня, я все-таки только врач. Пишу, что думаю, так, как умею. Искусством убеждения на бумаге, видимо, еще не овладел.

 

Вряд ли Вы можете быть уверены в мануальном терапевте еще до того, как состоится ваш непосредственный контакт в его рабочем кабинете. Единственное, в чем Вы не должны сомневаться, так это то, что идете к врачу. Все остальное, что Вы можете узнать о нем из различных источников информации, включая прессу, Интернет, рассказы друзей и т.д., будет только чье-то личное мнение.

Вам же надо сформировать собственное представление о докторе, которому Вы собираетесь доверить свое здоровье.

Будет правильнее, если Вы заранее разведаете, владеет ли врач ММТ. Если нет возможности получить эту информацию иным способом, то не постесняйтесь прямо спросить его об этом, когда будете записываться на прием. Устроить Вас может только положительный ответ.

 

Все, Вы знаете, что мануальный терапевт, к которому Вы собрались, имеет высшее медицинское образование и владеет методом мануальной диагностики. Я не стану описывать, что он должен делать на приеме. У каждого врача за годы работы складывается индивидуальная манера общения с пациентом. Поэтому не буду никому навязывать собственные представления о том, что есть правильное поведение врача во время приема.

Лучше я опишу, чего доктор на приеме делать ни в коем случае не должен.

Кстати, Вы помните, что первая встреча с врачом является чисто консультативной? Думаю, помните, поэтому обсуждать это больше не будем.

И еще одно. Конечно, я повторяюсь, но будет не лишним кое-что и повторить. Врач не должен настаивать на дополнительных методах обследования до того, как сам осмотрит пациента. Существующие методики инструментального исследования почти не дают сколько-нибудь значимой для мануального терапевта информации. Поэтому требования доктора принести с собой на первый прием результаты КТ, МРТ, УЗИ, рентген как минимум нелепы.

Итак, Вы в кабинете врача. Если он, первым делом, просит у Вас выписку из истории болезни или амбулаторную карту, подумайте о том, что уже сейчас можно, для собственной же безопасности, покинуть его кабинет.

Почему? Что в этом плохого? Ведь доктор только желает ознакомиться с историей заболевания! Ведь именно так должен поступать любой врач, не так ли?

Именно, так. Но для этого ему надо тщательно опросить пациента. И все. А не заглядывать в бумажки, в которых зафиксировано невнятное представление о состоянии его здоровья эскулапов, которые не смогли ему помочь.

Бумаги можно будет и посмотреть, если в том возникнет необходимость. Но только после того, как доктор составит собственное представление о проблемах пациента. А для этого он должен пациента опросить, осмотреть, протестировать. И в конце, если у него возникнут дополнительные вопросы, он может обратиться к документам.

Если же врач все делает в обратном порядке, то, скорее всего, он не уверен в собственных способностях в диагностике. Ведь он изначально пытается ориентироваться на чужое мнение, а не свое.

И зачем Вам нужен такой несамодостаточный лекарь? Раз он диагностирует не очень уверенно, то и лечить будет точно так же. Результат такого лечения предугадать не сложно.

 

Запомните фразу, которая, будучи произнесенной мануальным терапевтом, должна Вас насторожить. Звучит она так – «давайте поработаем».

Все, руки в ноги, и бежать от него! Как можно быстрее и как можно дальше!

Вообще-то, замечательная, на первый взгляд, фраза. Доктор не отказывается от Вас. Наоборот, он предлагает Вам свои услуги, намекает, что что-то можно сделать. И, вроде бы, именно этого Вы от него и ждали, за этим и пришли.

Но не спешите давать свое согласие на «работу». Потому, что сразу, или вскоре, за этими словами прозвучит их продолжение – «посмотрим, что получится».

Понимаете, что все значит? Врач понятия не имеет, в чем заключается Ваша проблема со здоровьем, и как именно он будет помогать Вам ее решать.

Он, конечно, скажет Вам, что применит все свои знания и накопленный за годы героического труда опыт. Это, на его взгляд, должно уверить Вас в его добропорядочности и ответственности.

Что ж, возможно это так и есть. Возможно, он хороший человек и желает Вам только добра.

Но, хороший человек, это не профессия.

Профессионал должен точно знать, что и для чего он собирается делать. А предложение «поработать» совершенно определенно говорит о том, что у него в данный момент этих знаний нет. Он не знает, что конкретно с Вашим телом надо делать, чтобы оно не страдало. Поэтому надеется, что в результате различных мануальных манипуляций что-то встанет на свое место и организму наконец-то станет легче.

Ну, а если этого не произойдет? Что ж, он сделал все, что мог.

Мог он, как оказалось, не многое. Но как старался!

Действительно, не признаваться же ему перед Вами, что он не знает, чем может Вам помочь. Молва ведь  пойдет, что доктор расписался в своем невежестве. Кому приятно иметь репутацию безграмотного болтуна?

А так, вроде и волки сыты, и овцы целы. Хотя, нет, овцы-то не целы. В том смысле, что ситуация со здоровьем в лучшую сторону не изменилась.

Волки же, действительно, стали чуточку упитаннее. Ведь не бесплатно этот словоохотливый врачеватель суетился вокруг Вас. Что-то из Вашего кошелька перетекло в его карман. Что, несомненно, доктором будет расценено как положительный результат лечебного процесса.

Я не пытаюсь шутить. Все довольно грустно, потому, что в действительности все этим и заканчивается. А именно, пациент теряет время, нервы, деньги, не получая взамен ровным счетом ничего. Да, еще он теряет веру в то, что мануальная терапия ему способно помочь. Ведь такой хороший доктор так старался, но, все равно, ничего из этого не вышло.

Зато «такой хороший», потратив какое-то время на имитацию профессиональной работы, обогатился на некоторое количество денежных знаков. Сумев, при всем этом, оказаться непорочным в глазах страдальца, ушедшего от него не солоно хлебавши.

 

О «комплексном лечении» мы уже говорили. Потому, причина его использования Вам известна. Да, да, да, извлечение максимальной материальной выгоды для того, кто такой способ лечения предлагает.

Поэтому, если мануальный терапевт, к которому Вы пришли, навязывает Вам, окромя собственных услуг, иные методы лечения, не поддавайтесь искушению вылечить «все и сразу».

Такое предложение не может быть продиктовано заботой о Вашем здоровье. Скорее всего, доктор финансово заинтересован в проведении дополнительных медицинских услуг. Даже если он не сам будет их Вам оказывать. Увы, но фактом является то, что существует элемент сговора не только между медицинскими учреждениями, но и отдельными их представителями.

Еще одним поводом для рекомендации сочетания мануальной терапии с другими методами лечения может быть элементарное желание доктора скрыть свою некомпетентность. Он, просто-напросто, надеется, что хоть что-нибудь его пациенту да поможет.

Мануальная терапия является самодостаточным методом лечения для той части патологии ОДА, которая имеет обратимый и функциональный характер. Никаких объективных причин для сочетания ее с какими-либо медицинскими процедурами не существует. Если этого не понимает некоторая часть самих мануальных терапевтов, то их потенциальные пациенты это должны знать непременно.

 

После того, как врач закончит диагностические мероприятия, он оглашает их результат, то есть ставит диагноз. Тем самым подтверждая факт, что у него нет сомнений по поводу причины проблемы. Из чего следует, что он знает, как с этой проблемой справиться.

Пациента такое положение вещей должно, безусловно, радовать. Наконец-то нашелся доктор, который точно знает, от чего у меня все болит! Ведь вот какой молодец, выяснил, что у меня какая-то очень хитрая и своеобразная болезнь. Вот ее-то он мне и полечит. А не «остеохондроз» и «вегетососудистую дистонию», которые мне до сих пор приписывали. У меня же эта, как ее? ... Доктор, доктор, что у меня?!

И доктор, снисходительно улыбаясь, усталым голосом произносит загадочную абракадабру, смысл которой все равно остается не понятным, прослушай ее хоть сотню раз.

Голова-а! Вот есть ведь умные люди! Простым смертным и не понять, как можно так много знать. Ну-ка прочту, что он мне тут написал. Ага, «хроническая пароксизмальная гемикрания». Вот оно как! Кто бы мог подумать, что моя головная боль так хитро называется?

Действительно, хитро. Это если смотреть только с одной стороны.

Но с другой стороны это выглядит даже не просто, а примитивно. Ведь если сделать дословный перевод, то выше упомянутый диагноз будет звучать так – давно существующая (хроническая) приступообразная (пароксизмальная) боль с одной половины головы (гемикрания).

Как, и все? Да я и так знаю, что у меня болит голова уже много лет, но не постоянно, а периодами, и всегда только с одной половины. То есть ее просто взяли и обозвали на научный манер. И зачем? Чтобы мне мозги запудрить?

Вы не так уж и далеки от истины. Кто ясно мыслит, тот ясно излагает! И наоборот. Тот, кто понятия не имеет, почему человек болеет и как облегчить его страдания, пытается за дымовой завесой заумных речей скрыть свою беспомощность.

Тем более, что и защита выглядит вполне надежно. Ведь не сам же он придумал эту  «гемикранию». Это вполне официальная формулировка, взятая из классификатора головных болей. То, что она ничего не говорит о причине боли, не столь существенно для того, кто этой формулировкой пользуется. Главное, что она имеет законное хождение. Значит ей можно пользоваться без опасения, что тебя признают бездарем или недоучкой. Что, согласитесь, очень удобно.

Будьте внимательны к словам мануального терапевта, которыми он пытается объяснить причину Ваших проблем. У любого научного термина есть нормальный разговорный аналог. Попросите доктора разговаривать с Вами на том языке, который будет понятен вам обоим, а не только ему.

Если он не сможет этого сделать, можно смело с ним расставаться. Раз уж он Вам толком не может объяснить суть проблемы, значит и для себя у него нет ясного представления о ней. Зачем Вам это путешествие в неизведанное? На кону стоит Ваше здоровье, не забывайте об этом.

 

Так уж сложилось, что к мануальному терапевту обычно обращаются только после того, как все остальные способы избавления от хвори уже были испробованы. Они не помогли, и именно поэтому человек решается на альтернативное лечение, одним из методов которого и является, в представлении большинства людей, мануальная терапия.

Понятное дело, что хождение по врачам, многолетние и безрезультативное, нервную систему не укрепляет. Поэтому очередное посещение доктора, несмотря на все, полученные ранее, благоприятные отзывы о его работе, является для человека стрессом.

В условиях стресса любой человек ведет себя не совсем адекватно. Волнение его проявляется в резких или, наоборот, замедленных движениях, спутанном рассказе о своих злоключениях, покраснении щек и др. На вопросы врача он отвечает невнятно. Сам старается выведать у врача как можно больше информации и о методе лечения, и о самом враче.

Если доктор не проявит, так необходимые в такой ситуации, такт и выдержку, то он постарается, как можно быстрее, избавиться от неудобного пациента. Весьма распространенным способом решения этого вопроса является рекомендация пациенту обратиться к психиатру. Как правило, одного этого предложения бывает достаточно, чтобы человек «в сердцах» покинул врачебный кабинет и больше уже туда никогда не возвращался.

Сделайте и Вы точно так же, если мануальный терапевт посоветует обратиться за помощью к психиатру. Но, что называется, «без нервов». Ваше поведение вполне понятно и объяснимо. А вот реакции на него доктора никак не вписываются в нормы врачебной этики. Стоит ли с ним продолжать сотрудничество, если он даже выслушать Вас, как следует, не может?

 

Консультация подходит к концу. Вас удовлетворило все, что Вы услышали от врача. Он разобрался, как Вам показалось, в чем причина Вашего плохого самочувствия.

Осталось только выяснить, сколько времени потребуется для проведения необходимого курса лечения. Но ведь это уже мелочи, правда? Главное, чтобы помогло, а на это ни денег, ни времени не жалко!

Но не торопитесь так легко расстаться ни с тем, ни с другим. Количество далеко не всегда переходит в качество. Во всем, что касается здоровья, это особенно остро проявляется.

Ведь если лечебные манипуляции проводятся при отсутствии прямых к ним показаний, то они воспринимаются организмом как агрессивное воздействие. Соответственно, они не только не идут на пользу телу, и вызывают ответную реакцию отторжения.

А, как доказывает практика, функциональную патологию позвоночника можно устранить максимум за четыре лечебных сеанса. Да и то, если пациент возрастной и с букетом сопутствующей патологии. Обычно же удается уложиться в три процедуры.

Больше делать ничего не надо! Не вообще «не надо», а в той части заботы о здоровье, что касается применения методов мануальной терапии.

Поэтому, если даже понравившийся Вам доктор предлагает курс лечения из восьми-десяти сеансов, да еще и предупреждает, что может понадобиться повторный курс лечения, умывайте руки. Или, делайте ноги. Это, как Вам будет привычнее.

 

Вот, пожалуй, и все, что я хотел рассказать о Вашем мануальном терапевте. Я лишь выразил свою точку зрения, но не настаиваю на ней. Только Вы, сопоставив все «за» и «против» сможете решить, готовы ли довериться ему. Надеюсь, что Ваш выбор окажется правильным, и Вы о нем никогда не пожалеете. Удачи!

 

 

Глава тридцать вторая – Синхронизация.

 

В последней главе этой части речь пойдет о том, как Вы сами можете стать для себя и своих близких мануальным терапевтом.

Эта первая, она же единственная, «практическая» глава книги. Я расскажу в ней об одном из методов мануальной терапии, который безопасно может применять каждый желающий.

Зачем? Чтобы снять напряжение. То самое напряжение, которое возникает в разных частях тела, является нестойким и обратимым по своей природе, и вызывает массу неприятных реакций и ощущений.

Вообще-то, напряжение можно снимать различными способами. Тот вариант, о котором я хочу Вам рассказать, является, в некоторой смысле, уникальным. Его отличительная особенность заключается в том, что тот, кто его применяет, не оказывает, фактически, никакого внешнего физического воздействия на тело, с которым работает.

Нет, к эстрасенсорике это никакого отношения не имеет. Равно как и к любым другим энергетическим техникам. Речь идет о том, что оператор (назовем так человека, проводящего данную процедуру) даже не пытается что-либо изменить в теле сообразно собственным представлениям о норме и патологии.

Он ничего не ДЕЛАЕТ, он только ПРЕДЛАГАЕТ телу избавиться от напряжения. Данное предложение исходит из рук оператора, расположенных особым образом на определенных участках тела. И если оно способно на данное предложение отозваться, то, практически, самостоятельно избавляется от напряжения.

Действительно, само! Его только лишь зовут в мир покоя и неги, и оно, отбросив напряжение и боль, с радостью к нему устремляется. А оператор все эти удивительные изменения в теле наблюдает своими руками и радуется происходящему.

Сказки? Ну, нет. Чтобы это понять, давайте оставим лирику, и обратимся к физике.

И, как принято в физике, проведем небольшой эксперимент.

Надо лечь на любую ровную и мягкую поверхность. Вам должно быть комфортно. Закройте глаза. А теперь проделайте то, что, я почти уверен, Вам никогда делать не приходилось. Нет, нет, не надо расслабляться. «Оставьте» тело, перестаньте его контролировать вообще.

Когда Вы пытаетесь расслабиться, то все равно осуществляете контроль за мышечным тонусом. Ваш мозг при этом работает.

А я Вам предлагаю «бросить» тело, отстраниться от него, следить за ним как бы со стороны. Мозг в это время отдыхает. Он только наблюдает, что происходит с телом, но никакого влияния на него не оказывает.

Представьте, что Ваше тело лежит там, куда Вы его уложили, а Вы со стороны смотрите на то, что с ним происходит. Вы его видите, чувствуете, осязаете, но не контролируете!

Не получается? Ничего, потерпите, все получится. В современном динамическом мире человек все время находится в контакте с другими людьми. Что вынуждает его почти постоянно контролировать свои слова, поступки, мысли. Поэтому может оказаться сложным, на первых порах, отказаться от контроля над самим собой. Кому-то может понадобиться значительное время (если у него хватит терпения!), чтобы научиться бегать без поводка, на котором он сам себя держит.

 

И вот, Вам это удалось! Вы вне тела, но ощущаете его так, как будто никуда и не выходили. И что же Вы видите?

Тело движется! Само по себе! Нет, конечно, оно никуда не идет. Ведь Вы его положили, и поэтому оно находится в горизонтальном состоянии. Но разные части тела совершают своеобразные винтообразные движения большей или меньшей степени выраженности. То есть, какие-то движения будут заметны и со стороны, а какие-то только ощущаются, но к смещению частей тела не приводят.

Последите за ними. Возможно, Вам удастся заметить некую последовательность движений. Опять же, на это может понадобиться некоторое время. Поначалу движения покажутся, скорее всего, хаотичными. Но если Ваш сеанс наблюдений будет продолжаться не несколько минут, а несколько их десятков, то явной станет определенная цикличность винтообразных движений.

Поскольку самый большой объем движений совершается вокруг центральной оси тела, то повороты вправо и влево бывают самыми заметными. На одном и том же участке тела они могут последовательно сменять друг друга не один раз. Амплитуда, частота, скорость движений будут всегда разными. Как правило, все эти характеристики вначале сеанса максимальны, но затем стремятся к уменьшению. Однако полностью движение никогда исчезнуть не может.

Наблюдение за собственным телом со стороны является процессом весьма занимательным. Уже только ради получения новых ощущений он общения с собственным организмом следует провести несколько таких сеансов.

Но не ради них Вы потратите некоторое количество своего драгоценного времени. Важно почувствовать, а не только прочитать об этом в книжке, что тело обладает механизмом саморегуляции, который не зависит от Вашего сознания. Не имеет значения, знаете Вы об этом или нет, но Ваше тело всегда стремиться к тому, чтобы работать в режиме наибольшего благоприятствования.

Ведь в чем суть тех процессов, которые Вам удалось отследить во время сеанса наблюдения? В синхронизации ритмов. Помните о ритмах? Я говорил о них во время обсуждения краниосакральной терапии.

Так вот, в процессе жизнедеятельности человек оказывается в разных ситуациях, требующих от него тот или иной вид активности. Он сидит или стоит, бегает или ходит, и всякий раз у него оказываются нагружены определенные части тела. Они всегда разные, ведь разная работа требует от человека применения различных его навыков.

Всю работу, как Вы помните, в ОДА совершают мышцы, поскольку только они способны проявлять активность и произвольно изменять свою форму. В процессе работы, особенно если она является для организма чрезмерной, мышцы устают. Внешним проявлением этой усталости является мышечное напряжение. Оно, как не сложно догадаться, бывает разным в отдельных мышечных группах, что зависит от степени нагрузки на них.

И вот когда тело оказывается в условиях, которые от него не требуют выполнения какой-либо работы, оно начинает самовосстанавливаться путем устранения дисбаланса напряжения в мышцах. И не надо ему мешать, стараясь расслабиться. Оно и само к этому стремиться. Но только само тело знает, как добиться этого самым оптимальным способом.

Ведь в ходе эксперимента Вы наверняка должны были заметить, что на одном из участков тела скрутка была наиболее выраженной. Это именно то место, которое было подвержено максимальной нагрузке в течение дня. Соответственно, с него и начался процесс синхронизации ритмов тела. Которая, как мы только что обсуждали, обеспечивает организму максимально комфортный рабочий режим.

Это как с двигателем машины. Если все его составные функционируют четко и слаженно, его почти не слышно и работает он продуктивно. Но если что-то выбивается из ритма, двигатель начинает терять мощность, давать перебои, и, в конце концов, может совсем заглохнуть.

Человек не машина. Он является частью живой природы. А в природе устроено так, что любая ее структурная единица обладает врожденной способностью к самоорганизации. Она стремиться возложенные на нее обязанности по поддержанию и продолжению жизни исполнить с максимальной эффективностью. Одним из инструментов для этого служит синхронная, скоординированная работа всех систем жизнеобеспечения.

 

Маленькое теоретическое отступление пришлось сделать для того, чтобы можно было понять, в чем суть следующих этапов эксперимента. Первая часть дала Вам возможность почувствовать ритмы собственного тела и отследить их стремление к синхронизации. То, как эти процессы можно сделать более эффективными, и с их помощью поддерживать здоровье организма, продемонстрируют результаты других стадий нашего опыта.

Переходить к следующему этапу эксперимента имеет смысл только после того, как получены и оценены результаты предыдущего. Иначе все, сказанное в дальнейшем, будет представляться чистой фантасмагорией. Мне бы этого не хотелось.

Итак, этап второй. Садитесь за стол. Руки необходимо расположить таким образом, чтобы локти упирались о крышку стола, а предплечья свободно на ней лежали.

Проделайте то же, что и на первом этапе опыта, только объектом наблюдения должно стать не все тело, а только его часть. Речь идет, как раз, о предплечьях рук. Потеряйте над ними контроль. «Оставьте» их на столе и наблюдайте, как они будут вести себя в свободном полете.

(Лучше всего это делать с закрытыми глазами. Иначе Вы будете стараться увидеть изменения, а не почувствовать их. А второе для оператора гораздо важнее первого.)

А руки-то «плывут»! Их закручивает то вправо, то влево. Резкие движения чередуются с плавными, значительные по амплитуде с едва уловимыми.

И что скоро становится очевидным, движения правой руки совершенно не совпадают с движениями левой. Как бы долго Вы не продолжали наблюдать за ними, они никогда не перейдут к «синхронному плаванию». Это важный момент. Просто запомните свои ощущения и все. Значение того, что Вы отследили, скоро поймете.

 

Теперь переходим к третьему этапу нашего эксперимента. Не сходя со стула, на котором Вы сидите, снимите руки со стола и положите их себе на бедра. Соедините пальцы рук. Но не переплетайте их, а сделайте так, чтобы только кончики пальцев одной руки соприкоснулись с кончиками одноименных пальцев другой.

А теперь опять «отключитесь» от рук, пустите их в свободное плавание.

Сначала все будет так же, как и на втором этапе. Точнее, Вам будет казаться, что ничего нового не происходит. Но, не спешите с выводами. Наблюдайте, постарайтесь быть сосредоточенным и рассредоточенным одновременно.

И скоро Вы заметите, что руки Ваши движутся не разобщено, а как элементы единого целого. Да, иногда они, как и раньше, перемещаются в разных направлениях. Но все чаще движения их приобретают согласованный, ритмичный характер, напоминая раздувающиеся меха гармошки.

С каждым разом продолжительность синхронных движений возрастает, увеличивается их амплитуда, но уменьшается частота. В конце концов, наступает момент, когда изменения прекращаются, и Вы можете наблюдать только плавное, гармоничное движение то в сторону расширения, то в сторону сужения целостной конструкции, состоящей из двух рук. Причем в этом процесс вовлекаются не только кисти рук и предплечья, но даже плечевой пояс.

Понимаете, что произошло? Не находящиеся в непосредственной близости анатомически, но попавшие в условия, когда состоялся физический контакт между ними, части тела сумели синхронизировать ритм своих движений! Они настроились друг на друга, избавились от ненужного напряжения и перешли в режим функционирования, наиболее благоприятный не для каждой из них в отдельности, а для вновь образованной биодинамической конструкции в целом.

Этого не могло случиться, пока руки не были соединены. Именно поэтому, лежащие на столе, они двигались сами по себе. То есть, для оптимизации работы какой-либо биомеханической структуры тела, обязательным условием чего является ее ритмичное движение, необходим непосредственный контакт с другой структурой, способной стать катализатором этого процесса.

 

Чтобы окончательно в этом убедиться, проведем четвертый, заключительный, этап нашего затянувшегося эксперимента. Для этого расположите кисти рук так, чтобы пальцы находились с двух сторон какой-либо анатомической конструкции. Сидя на стуле удобнее всего использовать для этой цели коленный сустав. Лучше, если касаться его справа и слева будут только кончики Ваших пальцев, а не вся кисть.

Человек Вы уже опытный, поэтому сразу почувствуете движения рук. Более того, Вы их даже сможете увидеть, поскольку амплитуда движений будет значительной. Как всегда, вначале они имеют несколько хаотичный характер. Но вскоре хаос прекратится, и Вы ощутите, уже привычные для себя, меха гармошки.

Вот оно, то самое, ради чего мы все это затеяли. Руки не имеют непосредственного контакта, но движения их ритмичны! Почему? Потому что они находятся на живой ткани, и посредством объединения собственных ритмов с ее ритмами случилась их закономерная синхронизация. Уловили? Не только рук, но и тех тканей, что между ними находятся!

Не ДЕЛАЯ ничего, только установив свои руки с двух сторон от структуры, работу которой требуется нормализовать, оператор способен добиться желаемого результата.

Нет никакого внешнего направленного воздействия. Есть только стимуляция заложенной изначально, но, по разным причинам, не активной, на данный момент, способности организма к саморегуляции. Если напряжение, имеющее место в биомеханической структуре, вызвано нестойкой и обратимой патологией, то оно исчезнет в тот же момент, как восстановится ее нормальный ритм.

 

В этом и практический результат нашего эксперимента. Любой человек способен помогать не только самому себе, но и другому человеку, независимо от его пола, возраста, веса и т.д. Ведь не важно, на кого Вы «накладываете руки». Законы биомеханики едины для всех людей. И ткани тела Ваших близких, друзей, знакомых так же будут реагировать на Ваши прикосновения, как и Ваши собственные.

Навредить ни себе, ни другим Вы не сможете. Конечно при обязательном условии, что Вы не будете пытаться что-либо исправить. Вы можете только предложить телу настроиться на рабочую волну, но не навязывать ее.

Если Вы не уверены в том, что способны на время проведения процедуры отстраниться от имеющихся у Вас представлений о добре и зле, лучше не беритесь за ее исполнение. Иначе Вы к уже существующим проблемам со здоровьем рискуете добавить новые.

 

Техника синхронизации незаменима при работе с маленькими детьми, особенно с новорожденными. Большая часть дисфункций у них имеет нестойкий характер, не связана с повреждением структур тела. Ткани растущего организма очень эластичны, быстро адаптируются к изменяющимся условиям существования. Поэтому  исходящее от Ваших  рук предложение расстаться с напряжением принимают с радостью и откликаются на него легко.

Если бы об этом знали акушеры, то, возможно, этой книги и не было бы вовсе. Просто, не нашлось бы для нее достаточного количества материала. Ведь  большую часть последствий родовых травм ШОП и черепа можно устранить еще в роддоме с помощью одной только синхронизации. Если бы это делалось, то мануальные терапевты не досчитались бы девяноста процентов своих нынешних пациентов. Да и ортопеды-травматологи, неврологи и другие –ологи пациентов имели бы гораздо меньше.

Но пока роддома работают так, как работают, предлагаю Вам не ждать милости от системы здравоохранения, а, по мере возможностей, позаботится о собственном здоровье самому. Научитесь наблюдать за своим телом со стороны. Научитесь «слушать» его руками. Научитесь отличать гармонию ритмов тела от их дисгармонии.

Когда Вы всем этим овладеете, то сможете безопасно и эффективно помочь себе и своим близким в ситуациях, когда такая помощь будет необходима. Метод синхронизации не является панацеей от всех болезней. Но он может применяться при напряжении тканей тела, по какой бы причине таковое не возникло. А это значит, практически всегда.

 

 

Часть пятая – Последняя.

 

Глава тридцать третья – Последняя.

 

У меня было несколько вариантов названия этой главы. Хотелось закончить книгу красиво. Поэтому названия складывались витиеватые и замудренные. Но когда я напечатал слова «часть пятая», то, что называется, завис.

Я осознал, что она, действительно, последняя. Все, что я хотел рассказать про Мануальную Терапию, я рассказал. Скажу больше. Я рассказал даже то, о чем и не собирался говорить, приступая к этой работе.

Скажу больше. Еще полгода назад у меня и мысли не было о том, чтобы такую работу делать. Я вообще последнее время мало думал о мануальной терапии. Как-то так сложилось, что поиски и метания внутри своей профессии у меня закончились. Мне не скучно на работе, но и особого трепета к ней я не испытываю. Так бывает, когда уже напился, и можно остановиться, но пьешь, потому что вода холодная и вкусная.

Идея написать нечто подобное тому, что получилось, пришла внезапно. Ну, не то, чтобы совсем на пустом месте возникла. До этого я долгое время обдумывал план другой книги. Но все как-то не складывалось.

Я не привык по собственной воле делать то, к чему душа не лежит. А раз что-то не складывается, значит душа не готова это принять. И для меня самого стало очень странным то, что мысль о написании книжки о мануальной терапии не встретила внутри меня никакого противоречия.

Значит, время пришло, решил я. И не стал сопротивляться.

Получилось то, что получилось.

Я не писатель и не академический сотрудник. Поэтому получилось нелитературно и ненаучно. Не считаю это недостатком моей книги.

Зато она честная. Поскольку никакой корыстной цели ее написанием я достичь не собирался. Был побудительный мотив, а цели не было. Мотив я обозначил в самой первой главе.

Однако закончить книгу хотелось бы не рассказом о себе, а отложенными напоследок мыслями по поводу места мануальной терапии в медицине.

Я считаю, что мануальных терапевтов быть не должно. А мануальная терапия должна быть.

Вы поняли, о чем я. Каждый врач, независимо от специализации, обязан на высоком профессиональном уровне владеть техниками мануальной терапии. Особенностью функциональной патологии позвоночника является огромное разнообразие симптомов, ей присущих. Что бы где бы не болело, какими бы ни были расстройства здоровья, началом всего может быть ФБ.

Технические приемы мануальной терапии не сложнее других манипуляций, владение которыми считается обязательным для всех врачей. Все они осваивают аускультацию (выслушивание), пальпацию (прощупывание), перкуссию (выстукивание), технику инъекций, приемы оказания неотложной помощи и многое другое. Освоить мышечное тестирование может за достаточно короткий срок студент уже третьего курса института. А на старших курсах можно преподавать (с обязательной сдачей экзамена по теории и проверкой практических навыков) мануальную терапию.

Даже если не все будущие врачи в должной степени овладеют техниками мануальной терапии, они, как минимум, не будут относиться к ней как к нездоровому явлению, каким-то образом затесавшееся в медицину. Уже одно это сделает для развития мануальной медицины больше чем все министерские приказы, научно-популярные статьи и народная молва о ее чудесах вместе взятые.

Пока же именно врачи являются кандалами на ногах мануальной терапии. Я писал об этом, и повторяться не хочется.

И, все-таки, Мануальная Терапия жива. Не совсем адекватная в своих поступках, порой косноязычная, иногда невинно страдающая, чаще получающая по заслугам, хромающая на обе ноги, но не стоящая на месте. И эта ее живучесть дает надежду на то, что все с ней, в результате, будет хорошо. А иначе, зачем, собственно, я все это писал? 
 
2010 г.

 

   

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
 
 
 
 Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг TOP100 Рейтинг лучших сайтов категории Товары / Услуги *
Создание и продвижение сайта Thermo King // Webasto